понедельник, 4 июня 2012 г.

Глава 9. Урок усвоен


Я идиот. Другого объяснения просто нет. Стоя там перед Розали, я сам не заметил, как слова слетели с языка. Это была ошибка. Краем глаза я уловил на себе взгляд мисс Свон, на ее лице застыли шок и боль, от чего я сам почувствовал себя ужасно, словно мне дали под дых. Я мог только представить, каково было ей. С этой женщиной у меня только что был самый насыщенный и восхитительный секс в жизни, а я назвал все это ошибкой. Господи, даже я хотел надрать себе задницу.

- Ошибка или нет, это должно прекратиться немедленно. – Слова Розали выдернули меня из размышлений. – Что если бы на моем месте была Эсми? И Эдвард, ты ее начальник! Ты забыл об этом? – Ее утверждение только усилило мое чувство стыда за свое поведение. Что, если я злоупотребляю своим положением в отношениях с ней? Но возвращаясь к нашим теперь уже многочисленным «столкновениям», я успокоился, вспомнив, что она была, безусловно, активным участником. Но даже это не уменьшало моей вины. – Послушайте, вы оба взрослые люди, и я не знаю, что между вами происходит, но что бы это ни было, не позволяйте Папочке Карлайлу об этом узнать.
Отец. После всего, что произошло в последнее время, не думаю, что я до конца осознавал, какими могут быть последствия, если он все узнает. Не только я буду по уши в дерьме, но и мисс Свон будет опустошенна. Я воочию видел какие у нее отношения с моей семьей, а вся эта ситуация могла разрушить их без возможности все исправить. Мои родители были хорошими, добрыми людьми, и я знаю, что они никогда не будут слишком жестоки, но это не меняло того факта, что они будут глубоко разочарованы… в нас обоих.
Я почувствовал, как она напряглась рядом со мной при упоминании прозвища моего отца. Я догадывался, что ей приходится вести ту же внутреннюю борьбу, что и мне. Но я все же был не готов к ее ответу, когда услышал его.
- Не проблема, - сказала она, одаривая меня презрительным взглядом, от которого я буквально отпрянул. – Я учусь на своих ошибках. Извините.
Не успел я даже придумать, как остановить ее, как она уже развернулась и зашагала вниз по ступенькам.
- Эдвард, ты что, умом тронулся? – В неудачной попытке прошептать Розали почти закричала на меня. Я сразу же развернулся к ней, когда ее кулак ударил меня в бицепс.
- Роуз! – Завопил я, потирая ушибленное место и уставившись на нее. – Ты что охренела?
- Как долго это продолжается между вами? Почему-то мне кажется, что это был не первый раз.
Я действительно не хотел сейчас копаться во всем этом, тем более, здесь.
- Роуз, я люблю тебя – но это не твое дело. – От удивления у нее широко распахнулись глаза, и отвисла челюсть.
- Не мое дело? – Прыснула она злобно. – Если ты хотел сохранить все только между вами двумя, тебе не следовало трахать ее в ванной комнате, пока вся семья сидела внизу прямо под окнами.
- Я больше не обсуждаю это с тобой, - проговорил я решительным тоном, давая понять, что разговор окончен. – И прошу тебя, пожалуйста, пусть все останется между нами. Я бы не хотел, чтобы это на ком-нибудь плохо отразилось.
Она продолжала пронзать меня взглядом, но ничего не ответила. Решив, что я отсутствовал уже слишком долго, я развернулся, чтобы уйти, но ее рука меня остановила.
- Иногда ты действительно бываешь таким ублюдком. И ты это знаешь, не так ли? – Не дожидаясь ответа, она прошла мимо меня, возвращаясь ко всем. Спустившись на первую ступеньку, она развернулась ко мне. – И ради Бога, приведи свои волосы в порядок!
Я нахмурился, но на автомате поднял руку к волосам, проводя по ним пальцами, и спустился вслед за ней.
Как только мы вышли в патио, я был охвачен желанием придушить Майка. Он сидел, склонившись к ней, с обеспокоенным видом, спрашивая, в порядке ли она. А она в порядке? Прежде чем я успел присесть, она сказала, что неважно себя чувствует и лучше поедет домой. Я как раз хотел предложить проводить ее, когда вмешался Майк. Долбаный Ньютон. Благодаря его стараниям, мне было проще ненавидеть его.
Сославшись на важный звонок, я, молча, проследовал за ними и ждал в дверях. Моя грудь наполнялась животной яростью, пока я наблюдал за ними, а когда я увидел, как он протягивает ее свой телефон, я даже перестал дышать. Она что-то записала в его мобильнике. Она собирается с ним встретиться, даже после того, что между нами было. Я неслышно выругался, когда он придвинулся ближе и поцеловал ее руку, убирая непослушный локон за ее ухо. То самое ухо, которое я только что целовал, которому шептал, что она моя. Майк стоял там и смотрел, как она уезжает, а затем вернулся в дом. Наши взгляды встретились, и клянусь, я прочел вызов в его глазах. Вот оно. Я принимаю его.
Той ночью я спал, словно в аду. Лежа в своей огромной кровати и наблюдая за ночными огнями города за окном, я снова и снова прокручивал в голове воспоминания о сегодняшнем вечере. Мой план лопнул как дешевый презерватив, но я ни капли не жалел о том, что мы сделали. Это было неправильно, и запутанно, и сложно, и ненормально, но в то же время, это было изумительно, и ничего с этим не поделаешь. Я покачал головой – все-таки «изумительно» это явное приуменьшение. Мой член мгновенно отреагировали на одну лишь мысль о сексе с ней. Это было и раем и адом в одной упаковке, и самым насыщенным опытом в моей жизни. Сколько бы я ни ломал над этим голову, впервые в жизни я был в полной растерянности и не знал, как с этим справиться.
Солнечный свет стал потихоньку окутывать сонный город, отражаясь от хромировано-стеклянных зданий. Забросив идею со сном, я направился в душ. Если я потороплюсь, я даже успею на пробежку перед встречей с Ташей, мне нужно подписать с ней какие-то бумаги, касаемо денежных пожертвований. Я никогда не работаю по воскресеньям, но когда она позвонила вчера поздно вечером и объяснила всю ситуацию с отлетом, я согласился. На самом деле, все, что я хотел, это уехать  как можно дальше от всего, но как всегда, первым делом – работа. Всему остальному придется подождать.
В 10:30 мы встретились с Ташей у небольшого ресторанчика в центре города и обменялись любезностями. Она была знакома с моей семьей уже много лет и руководила самым влиятельным благотворительным учреждением для детей больных аутизмом. Она была красива и умна, и хотя мы были большими друзьями, мы никогда не испытывали друг к другу романтических чувств. Придержав для нее дверь, я проводил ее за наш столик, не забыв выдвинуть для нее стул. Моя мать все-таки воспитала меня джентльменом, несмотря на то, что в последнее время я этим активно пренебрегаю.
Мы шутили об одном нашем общем знакомом, когда я вдруг почувствовал, что за мной наблюдают. Я взглянул в сторону, и внутри все опустилось, когда я встретился с глазами мисс Свон. Она быстро отвела взгляд, смущенная тем, что я ее поймал, и заговорила со своей подругой. Но когда телефон другой девушки зазвонил, мисс Свон встала и направилась в заднюю часть ресторана. Прежде чем у меня в голове сформировался какой-то план, я сказал Таше, что скоро вернусь. Она кивнула и, улыбаясь, подмигнула мне, а я встал и проследовал за мисс Свон. Боже мой, как же сексуально она выглядит. На ней были черные обтягивающие штаны для занятий йогой и белая майка на лямках. Ее волосы были собраны в хвост, и пока она шла впереди меня, я не мог не смотреть на ее шикарнейший зад, вспоминая обстоятельства, при которых я его видел в последний раз.
Схватив ее за руку, я вынудил ее взглянуть на меня. Я знал, что она будет сопротивляться – между нами никогда ничего не было просто. Наши эмоции всегда были в непрерывной борьбе, не давая нам сосуществовать мирно. Такие уж мы есть.
- Какого черта тебе надо от меня? – Она багровела от злости, и я не винил ее. Мое поведение можно назвать… несправедливым и жалким. Сначала я говорю и делаю одно, а через минуту – совершенно противоположное. Я должен все исправить.
- Я просто хотел поговорить с тобой о прошлом вечере, - сказал я, нервно проводя рукой по волосам. Если я выгляжу, хотя бы, наполовину таким же нервным, каким себя чувствую, у меня проблемы. Я узнал тот взгляд, что сейчас был на ее лице – она обдумывает, как бы ей незаметно для окружающих вырвать мое сердце и запихать мне его в глотку.
- О чем здесь говорить? Для тебя это очевидно уже в прошлом, - проговорила она, кивая в сторону столика. - Быстро. Даже для тебя. – О чем она говорит? Затем до меня дошло: Таша. Она думает, что у меня свидание? Пораженный услышанным, я на секунду задержал на ней взгляд. Возможно ли, что она тоже испытывает эту безумную нездоровую одержимость, что и я? Я хотел спросить ее, почему ее это вообще волнует, но лучше это сделать в приватной обстановке. Заметив впереди дверь, я затащил ее внутрь и запер дверь за собой. И только тогда я понял, где мы находимся. Вот, черт… еще одна уборная.
Прежде чем я смог что-либо сказать, она начала наседать на меня. Она думала, я трахую других женщин. Я не мог поверить в то, что слышу. Я пытался объяснить ей ситуацию с Ташей, что мы просто старые друзья, и что между нами ничего нет. В ответ она лишь закатила глаза – она не купилась на это. Я поморщился при мысли, что я собираюсь ей сказать. А вообще, почему я оправдываюсь перед этой женщиной, которая очевидно собирается, выйдя отсюда, встречаться с другими мужчинами? Неужели она такая лицемерка? Однако я чувствовал, что вынужден объясниться.
- Я ни с кем не спал с того око… - я замолчал. Я не смогу даже произнести этого слова. – С тех пор как мы впервые… ты понимаешь…
- Ты действительно думаешь, я в это поверю? Все эти женщины сами вешаются тебе на шею, и ты даже не зацепил ни одной из них?! Оу, я тронута, - она насмехалась надо мной.
- Не так уж трудно поверить, - прорычал я в ответ. Твою мать, это просто невероятно. Каким образом, черт подери, я заслужил это недоверие? Признаюсь, иногда я действительно вел себя как долбаный кретин, но я не давал ей не единого повода сомневаться в моих словах. Такое ощущение, что она… ревнует. Я задумался на секунду над этой мыслью. Она ведет себя почти так же безрассудно, как и я.
Она развернулась, чтобы уйти, но затем остановилась и смерила меня надменным взглядом через плечо.
- Ах, да, правильно. Ведь ты у нас такой однолюб! Приведи мне хотя бы один довод, почему я должна поверить тебе. Не можешь, да и мне, честно говоря, по барабану. Знаешь что, это вообще не важно. Это было просто ошибкой, ведь так?
Где-то в желудке я вдруг почувствовал тошнотворный позыв. Я знал, что те слова были неприятными, но я понятия не имел, как сильно я ее ими обидел. Я не могу позволить ей уйти.
- Послушай, как раз об этом я и хотел с тобой поговорить, - сказал я, подходя к ней на шаг ближе. Возможно, я чувствовал, что это была ошибка, но даже я признаю, мне не следовало это говорить. Она все еще пыталась уйти, и я, вдруг запаниковав, выпалил первое, что пришло на ум. – Ты собираешься встретиться с Майком снова? – Я уже хотел забрать свои слова обратно, но я заметил, что ее рука замерла на дверной ручке.
- Тебе какое дело? – Спросила она тихо. Казалось, будто она боролось с мыслью о том, чтобы уйти, и я снова не знал, чего же хотел я от нее. Но я знал, что для нас двоих остаться вот так наедине никогда не было хорошей идеей. Не прошло и двух минут с начала нашего разговора, и мое предательское тело уже реагировало на ее присутствие. Не задумываясь, я шагнул к ней, прижимаясь к ее спине.
- Я думал, мы уже обсудили это прошлым вечером, - ответил я. По ее коже побежали мурашки, а мои желания отодвинули разум на задний план. Я медленно сдвинул тоненькую лямку ее майки с плеча, нежно целуя ее кожу, позволяя ее аромату затуманить мой рассудок.
- Да, много всего было сказано вчера вечером, - проговорила она тихим голосом.
- Я не хотел этого говорить, - прошептал я, не отрываясь от ее кожи.
- Это не значит, что это не правда. – Ее голова слегка наклонилась, позволяя мне насладиться ее шеей.
- Мне не следовало этого говорить.
Сдвинув в сторону ее волосы, я уделил внимание ее спине, осыпая ее поцелуями от плеча до плеча. Я услышал, как она задержала дыхание. Ее тело так же безумно реагировало на меня, как и мое на нее.
- Повернись, - прошептал я ее волосам и ждал ее реакции. В этот раз это будет ее выбор. Мой ум хотел, чтобы она остановила меня, отвесила мне пощечину и ушла. Но у моего тела были другие планы. Мое эгоистичное тело желало целовать ее, прикасаться к ней, овладеть ею. Я пристально следил за ее рукой, ожидая, что она все-таки уйдет, и, молясь про себя, чтобы именно так и было. Когда ее рука соскользнула с ручки, мои глаза закрылись в поражении. Ей тоже не хватало силы воли.
Медленно повернувшись, она взглянула мне в глаза. Глаза, в которых отражалось то самое поражение, что я испытывал в данный момент. Я притянул ее к себе, запутывая руку в ее волосах. Я пытался остановиться, пытался уговорить себя уйти, но я не мог. Мы начали целоваться. Руки бродят по коже. Зубы покусывают. Тела тянутся ближе друг к другу. Я хотел большего. Я приподнял ее вверх, соприкасаясь с ней там, где хотелось больше всего. Наши стоны слились воедино, а наши рты исследовали, требуя большего. Мои руки скользнули в ее штаны, придвигая ее ближе ко мне и прижимая ее спиной к стене. Я почувствовал нежный шелк и кружево, покрывающие ее попку, и рисунок в форме сердца. Я застонал.
- Черт. Что на тебе? – Прошептал я ей в шею. Приподнял чуть выше, и она обхватила меня ногами вокруг торса.
Стянув майку вниз, я начал покрывать поцелуями ее грудь, и как раз когда я обхватил губами один из ее безупречных сосков, я услышал, что где-то поблизости зазвонил телефон. Ну конечно. Я опустил ее на ноги, и она, поправив одежду, потянулась к своей брошенной сумочке за мобильником. Я снова небрежно провел рукой по волосам, сдерживаясь, чтобы не схватить этот гребаный телефон и не смыть его в унитазе.
Должно быть это ее подруга, которая осталось за столиком. Итак, это Элис, невеста знаменитого распространителя прозвищ. Я чертыхнулся, когда она, наконец, закрыла телефон. Она как раз убирала его обратно в сумочку, когда он снова зазвонил.
- Господи, Элис! Я же сказала, что буду через минуту! – Прокричала она, но затем она опустила глаза и несколько раз поменялась в лице. Злость, смущение, раздражение и затем… любопытство? Она взглянула на меня, и наши взгляды встретились. В комнате росло напряжение. Я смутно распознал мужской голос на другом конце, и почувствовал, как во мне снова просыпается дикарь. Что за хрен звонит ей?
Внезапно ее глаза сузились, и тоненький внутренний голосок подсказал мне, что пора начинать нервничать.
- Хорошо. Огромное тебе спасибо, что сообщил мне. Да. Ладно. Я позвоню тебе, когда решу. Спасибо, что позвонил, Майк.
Майк? Долбаный Ньютон.
Она закончила разговор и не спеша убрала телефон в сумочку. Посмотрев в пол, она медленно покачала головой, и тихий смешок слетел с ее губ. Тот самый внутренний голосок становился громче. Когда она снова взглянула на меня, ее лицо украсила какая-то недобрая улыбка.
- Ты ничего не хочешь мне сказать? – Поинтересовалась она сладким голосом, и почему-то это еще больше меня насторожило. Я поднапряг мозги, но ничего не вспомнил. О чем она говорит?
- Видишь ли, - продолжила она, качая головой. – Это был самый странный разговор. Кажется, когда Майк проверял свой имейл сегодня утром, он получил подтверждение о доставке моих цветов. Ты ни за что не догадаешься, что там было написано.
Она сделала шаг в моем направлении, и я инстинктивно отшагнул назад. Мне совсем не нравилось, куда ведет эта беседа.
- Оказывается, кто-то расписался за цветы. – Вот дерьмо! – Имя на бланке было Эдвард Каллен. – Бляяяяяяяяяя. Какого хрена я написал свое собственное имя? Я попытался придумать, что ответить, но мой ум внезапно стал чистым как у младенца. Очевидно, молчание с моей стороны сказало ей все, что она хотела знать.
- Сукин сын! Ты расписался за них, а потом соврал мне?! – Закричала она, неистово ударив меня в грудь, и я инстинктивно прикрыл пах. – Зачем ты это сделал? – Упершись спиной в стену, я начал искать альтернативный выход. И почему я не продумал эту ситуацию с цветами раньше?
- Отвечай мне, черт возьми!
Мне нужен был ответ. И как можно скорее. Проведя рукой по волосам, в сотый раз за последние пять минут, я решил, что, возможно, лучше всего просто сказать правду.
- Я не знаю, ясно?! – Прокричал я в ответ. – Я просто… черт! – Потирая лицо руками, я начал измерять шагами комнату. Взглянув на нее, я заметил, что она достала телефона и печатала кому-то сообщение. – Что ты делаешь? – Спросил я.
- Вообще-то, это не твое дело, но я пишу Элис, чтобы уходила без меня. Я с места не сдвинусь, пока ты не расскажешь мне всю правду.
Она уставилась на меня, и я мог чувствовать, как ярость волнами исходила от нее. Я вдруг подумал о том, чтобы сказать Таше, что здесь происходит, но зная ее, думаю, она уже сама обо всем догадалась.
- Ну? Я жду, Каллен.
Я встретился с ее глазами и глубоко вздохнул. Нет ни единой возможности объяснить ей все, чтобы это не звучало так, будто я сошел с ума.
- Ладно, я расписался за них, - ответил я раздраженно. Она пристально смотрела на меня, стиснув зубы и сжав кулаки так сильно, что даже костяшки побелели.
- И? – Протянула она, не разрывая со мной зрительного контакта.
- И… я выбросил цветы.
Стоя там перед ней, я осознал, что заслуживаю каждую каплю ее ярости. Я был несправедливым по отношению к ней. Я не предлагал ей ничего, но в тоже время стоял на пути того, кто, возможно, мог предложить ей все. Это было нечестно и это было неправильно, но я знал, что не могу этому противостоять. Я словно наркоман. А секс с ней – самый сильный кайф, который я когда-либо испытывал. Когда я был один, я ловил себя на том, что снова и снова прокручиваю в голове все наши «встречи», одновременно ненавидя их и желая получить новую дозу.
- Черт бы тебя побрал! – Процедила она сквозь стиснутые зубы. Я знал, что она делает все возможное, чтобы не броситься на меня и не избить. – Почему? Почему ты это сделал?
А вот это как раз та часть, которую я бы не хотел затрагивать.
- Потому что… - я закусил губу и почесал затылок, все еще пытаясь придумать наилучший вариант ответа. Как же меня бесило то, что я позволил себе вляпаться во все это дерьмо. Сделав глубокий вдох, я просто выпалил все. – Потому что я не хотел, чтобы ты встречалась с Майком, понятно?!
- Да, кем ты себя возомнил, черт подери? То, что мы с тобой трахаемся, совершенно не значит, что ты может принимать за меня решения. Мы с тобой не пара, мы не встречаемся. Черт, да мы не выносим друг друга! – Прокричала она.
- Думаешь, я не знаю этого?! Возможно, это бессмысленно. Но когда я увидел те цветы… Ради Бога, это же были чертовы розы! – Воскликнул я не подумав, и она посмотрела на меня так, будто я сбежал из сумасшедшего дома.
- Ты что, сидишь на каких-нибудь препаратах? Какое, мать твою, отношение имеет ко всему этому тот факт, что это были розы?
Весь ресторан, возможно, сейчас выслушивал наше небольшое представление. Слава Богу, сегодня воскресенье, и зал практически пуст.
- Черт! Я не знаю! Я просто увидел их и… Я не остановился и не подумал об этом. Одна только мысль о том, что он будет трогать тебя…
Кулаки сжались, и голос оборвался, пока я пытался вернуть самообладание. С каждой секундой ярость все больше накрывала меня. Я злился на себя за то, что был слабаком и позволил эмоциям выйти из-под контроля, и на нее за то, что она все еще имела это проклятое необъяснимое влияние на меня.
- Послушай, я не говорю, что согласна с тобой, но я понимаю тебя… частично. – Я устремил на нее свой шокированный взгляд. – Я бы соврала, если бы сказала, что не испытываю подобных… собственнических чувств, - проговорила она нехотя. Я не мог поверить своим ушам. Неужели она только что призналась мне, что чувствует тоже самое? – Но это не меняет того факта, что ты мне соврал. Ты врал, глядя мне в лицо. Возможно, я считала тебя высокомерным козлом большую часть времени, но ты всегда был тем, кому я доверяла. – Меня передернуло от ее слов. Она была права.
- Прости. Мне жаль, что так получилось.
Мои слова повисли в воздухе, и я не знаю, кто был больше удивлен, услышав их: она или я. Мы стояли друг напротив друга, глядя прямо в глаза, не зная, что сказать.
- Докажи. – Она посмотрела на меня так спокойно, без единой эмоции на лице.
Что это значит? Затем до меня дошло. Докажи. Мы не могли общаться словами, слова всегда вели к неприятностям. Такая уж особенность нашего общения. И если она предоставляет мне именно такой шанс исправить то, что я натворил, мне придется воспользоваться им. Я так сильно ненавидел ее в тот момент. Ненавидел, потому что она была права, а я нет, ненавидел, потому что она заставляла меня сделать выбор. Ненавидел, потому что хотел ее больше всего на свете.
Я подошел к ней вплотную, кладя руку ей на шею, и нежно проводя большим пальцем по ее щеке. Затем я резко притянул ее к себе и, глядя ей в глаза, нашел своими губами ее. Это был немой вызов. Ни один из нас не отступит и не признает, что все это – что бы это ни было – было нам неподвластно.
В тот миг, когда наши губы соприкоснулись, я был поглощен знакомым опьяняющим чувством, прокатившимся через все мое тело. Ее руки оставались неподвижно висеть по бокам, позволяя мне вести поцелуй. Когда наши языки встретились, она простонала мне в рот.
Мои руки сильнее сжали ее волосы, заставляя ее прогнуться под мой поцелуй. Может быть, это все и для нее, но я, несомненно, буду это контролировать. Прижавшись к ней всем телом, я застонал от того, как безупречно каждый изгиб ее тела сочетался с моим. Я хотел, чтобы эта потребность в ней исчезла, была удовлетворена, и я бы двигался дальше, но каждый раз, как я дотрагивался до нее, это было лучше, чем в предыдущий.
Падая на колени, я схватил ее за бедра и притянул ближе, блуждая губами вдоль пояса ее штанов. Задрав майку, я целовал каждый дюйм ее обнаженной кожи, наслаждаясь упругостью ее мышц. Зацепив пальцами ее штаны за пояс, я посмотрел вверх на нее. Ее глаза были закрыты, и она закусила нижнюю губу. Я почувствовал, как задергался мой член от одной только мысли, что я собирался сделать с ней.
Я стянул ее штаны до колен. По ее коже побежали мурашки, когда я, едва касаясь, провел пальцами по ее ногам. Слегка повернув ее, я, наконец, рассмотрел эти трусики, которые до этого только представлял. Розовый атлас, маленькая аппликация в форме сердца прямо по центру ее попки. Сердце было покрыто розовым кружевом, но все же вид был довольно пикантным, чтобы накрыть меня волной возбуждения. Ее руки зарылись у меня в волосах и резко притянули. Черт возьми, я обожаю, когда она так делает. Я прикусил губу и простонал, взглянув вверх на нее. Мои пальцы пробежали по краям этого изысканного атласа, останавливаясь на тонких лямках на ее бедрах.
- Эти почти слишком милые, чтобы их рвать, - сказал я, оборачивая каждую лямку вокруг руки. – Почти.
Одним быстрым рывком я разорвал их и медленно вытянул у нее между ног, а затем засунул в карман.
Мной овладело безумное желание. Я быстро высвободил одну ее ногу из штанов и поместил ее себе на плечо. Как только мои губы коснулись ее чувствительной кожи, ее пальчики сжали мои волосы крепче, и она подалась бедрами вперед. Я понял, что она была так же беспомощна против этого, как и я. И интенсивность этого осознания почти сокрушила меня. Она была теплой и влажной под моими губами, и я смаковал каждый момент, ощущение и звук, пока мой язык поддразнивал ее разгоряченную плоть. Я хотел запомнить каждый стон и вздох, слетающий с ее губ, и знать, что я был причиной всего этого. Чувство было таким ярким, что я застонал в нее, отчего она закричала, изгибаясь и прижимаясь ближе.
- О Господи, Каллен, - прошептала она, задыхаясь, в то время как ее руки заскользили над ее головой вдоль двери. Я погрузил в нее два пальца, и почти сразу же она сжалась вокруг них, достигая оргазма.
Она слегка оттолкнула меня и быстро поправила свою одежду, глядя на меня вниз, пока я все еще стоял на коленях. Действительность начала просачиваться в мое сознание, когда различные звуки обедающих людей по ту сторону двери смешались со звуками нашего тяжелого дыхания.
- Ты не прощен, - сказала она, подняла сумочку и ушла, больше не говоря ни слова.
Я медленно встал и, наблюдая за тем, как за ней закрылась дверь, попытался понять, что только что произошло. Я должен был быть в ярости. Я должен был догнать ее и заставить закончить то, что она начала. Но вместо этого легкая улыбка тронула уголки моих губ, и я чуть не рассмеялся над абсурдностью своих мыслей. Чтоб ее! Она снова это сделала! Снова доказала, что она мне ровня, когда побила меня в моей же игре. У меня осталась одна единственная мысль: игра началась, Свон.
И эта ночь была сущим адом. Я не мог ни спать, ни есть, но апогеем моего жалкого состояния был этот долбаный стояк, не отпускающий меня с самого ресторана. Когда утром я ехал на работу, он снова был на месте. Я знал, что она будет делать все возможное, чтобы помучить меня, наказать за мою ложь. Но самым ужасным было то… что я, как бы, с нетерпением ждал этого. Она была такой стервой, и именно поэтому я хотел ее еще больше.
Приехав в офис, я был удивлен, увидев ее пустующее кресло. Странно, она никогда не опаздывает. Я прошел в свой кабинет и начал просматривать какие-то бумаги, настраиваясь на рабочий день. Пятнадцать минут спустя я отвлекся от телефонного разговора, услышав, как с грохотом хлопнула внешняя дверь. Что ж, она, безусловно, меня не разочаровала: я слышал, как хлопали выдвижные ящики стола и папки, явно громче обычного, и я догадывался, что день обещает быть интересным.
В 10:15 она связалась со мной по внутренней связи.
- Мистер Каллен. – Ее голос заполнил безмолвную комнату, и, несмотря на ее очевидное раздражение, я самодовольно ухмыльнулся, нажимая кнопку ответа.
- Да, мисс Свон? – Ответил я с сарказмом.
- Через пятнадцать минут нам нужно быть в конференц-зале. Затем у вас встреча за ланчем с президентом Келли Индастриз в 12:30, - констатировала она совершенно профессиональным тоном.
- Вы не будете меня сопровождать? – Спросил я в замешательстве – это было крайне редкое явление. Мне вдруг стало интересно, неужели она снова меня избегает. И я не совсем уверен, как я к этому отношусь.
- Нет, сэр. Строго только руководство, - ответила она невозмутимо, и я услышал шелест бумаг, когда она продолжила. – К тому же, мне нужно подготовить все необходимое для командировки в Сиэтл.
Ну, в этом есть смысл… я полагаю.
- Хорошо, я буду через минуту, - ответил я резким тоном и убрал палец с кнопки. Встав, я поправил галстук и застегнул пиджак.
Когда я вышел из своего кабинета, мой взгляд был тут же прикован к мисс Свон. Если до этого у меня и оставались какие-то сомнения по поводу того, будет ли она надо мной издеваться, то теперь все они улетучились. Она стояла там, нагнувшись над своим столом в прекрасном белом платье с выбитым на ткани золотисто-медным рисунком, которое в полной мере демонстрировало ее длинные стройные ножки. Ее волосы были собраны в пучок, подчеркивая ее великолепную шею, и когда она повернулась ко мне, я заметил, что на ней были ее сексапильные очки. И как я смогу сказать что-нибудь вразумительное, когда она будет сидеть рядом со мной?
Взяв в руки блокнот, коммуникатор и ручку, она выпрямилась и мельком взглянула на меня.
- Вы готовы, мистер Каллен? – Поинтересовалась она равнодушно, а затем развернулась и зашагала по холлу в сторону лифта. Кажется, сегодня ее бедра раскачиваются сильней обычного, будто она пытается подразнить меня, сломать. Надо будет поговорить с ней об этом после собрания.
Стоя в переполненном лифте, наши тела случайно соприкоснулись, и я едва сдержал стон. Возможно, это все мое воображение, но готов поклясться, я видел ухмылку на ее лице, когда она «нечаянно» потерлась о мой полувозбужденный член. Эта женщина – сущее зло, и никогда не перестает поражать меня.
Следующие два часа я провел в своем персональном аду. Каждый раз, как я поворачивался к ней, она делала что-нибудь, чтобы сломить меня: лукавые взгляды, медленное облизывание нижней губы, скрещивание и расскрещивание ног или рассеянное накручивание локона на палец. Один раз она даже уронила свою ручку и как бы невзначай положила свою ладонь на мое бедро, нагибаясь вниз, чтобы достать ее из-под стола.
Слегка склонившись, я прошептал ей на ухо.
- Что это вы делаете, мисс Свон? – Не удосуживаясь даже взглянуть на меня, она сосредоточенно рассматривала какие-то документы перед собой.
- Боюсь, я не знаю, о чем вы говорите, мистер Каллен, - ответила она тихо.
- О, я думаю, вы все прекрасно знаете. Может нам следует поговорить об этом?
- Я думаю… - вымолвила она, на мгновение заглянув мне в глаза, но затем также быстро отвернулась - …мы это уже обсудили. Я же сказала вчера – ты не прощен».
Оглядевшись вокруг и убедившись, что остальные все так же с интересом внимали слайд шоу, я наклонился к ней ближе и прошептал.
- Ну, а это значит, что я бы хотел еще один шанс, чтобы доказать, как я раскаиваюсь в случившемся.
Возможно, она и старалась казаться внешне невозмутимой, но я знаю ее достаточно хорошо, чтобы не купиться на это.
- Мистер Каллен, я думаю, закончились те дни, когда вы могли мне что-нибудь доказать.
- Я бы не был в этом так уверен, мисс Свон, - ответил я, прежде чем вернуться в нормальное положение. Что за хрень я горожу? Я что, ненормальный? Даже я знаю, что с этой женщиной шутки плохи.
Как по Закону Мерфи[1], собрание продлилось дольше, чем мы ожидали, поэтому вместе с братом и отцом я уехал отсюда сразу на следующую встречу. Я кивал и отвечал в подходящий момент, но, в действительности, я был совсем в другом месте. Я весь горел желанием поскорей попасть обратно в офис и выяснить, что за игру она ведет.
Когда мы вернулись, мисс Свон еле слышно говорила по телефону.
- Ладно, пап, пора закругляться. Меня сейчас ждут дела, но я дам тебе знать о своем приезде, как только смогу. Тебе нужно немного поспать, хорошо? – Произнесла она нежно. После короткой паузы она тихонько засмеялась, затем в течение довольно продолжительного времени она снова молчала. Ни я, ни двое мужчин рядом со мной не посмели и слова сказать. – Папочка, я тоже тебя люблю.
У меня внутри все сжалось, как только я услышал эти любящие нотки в ее голосе. Когда она развернулась на своем стуле и увидела нас, стоящих там у нее за спиной, на ее лице отразилось неподдельное удивление, но она, не подавая вида, начала собирать документы, лежащие у нее на столе. Она окинула меня пристальным взглядом, прежде чем, смягчившись, повернуться к моей семье.
- Как прошла встреча, Карлайл? Эммет? – Спросила она очаровательным голосом, совершенно игнорируя меня, будто меня там и не было. Я лишь глаза закатил, поражаясь такому ребяческому поведению.
- Ну, Белла, - начал мой отец, тепло ей улыбаясь. – Все прошло гладко, как всегда. Ты и Анджела действительно проделываете колоссальную работу, подготавливая все эти бумаги. Не знаю, что бы мои сыновья делали без вас обеих.
Она слегка приподняла бровь и осторожно кашлянула, собираясь что-то сказать.
- Э, сэр, вообще-то, мне нужно обсудить кое-что с вашим сыном. Ему следует знать, что я собираюсь взять отгул на несколько дней, чтобы съездить домой.
Я был поражен внезапной паникой, охватившей меня от ее слов. Она никогда не брала отпуск или больничный, поэтому ее неожиданная просьба застала меня врасплох.
- Когда? – Тут же выпалил я, стараясь казаться безразличным.
Но прежде чем я успел сказать что-либо еще, мой отец шагнул вперед и положил руку ей на плечо.
- Думаю, это отличная идея. Ты давно не была дома. Это пойдет тебе на пользу.
- Но, - я попытался вмешаться, однако отец лишь покачал головой.
- Эдвард, нет ничего, с чем бы ты ни справился с помощью временного секретаря, - сказал он строго. Я почувствовал, как заскрежетали мои зубы.
- Мы можем обсудить это позже. А прямо сейчас у вас троих конференция по телефону в кабинете мистера Каллена, - проговорила она, нежно им улыбаясь и намерено избегая моего взгляда.
Я кивнул в согласии, но изнутри я весь дымился. Я ни на секунду не сомневался, что даже если ее желание увидеть отца было искренним, она сделала это еще и потому, что хотела держаться от меня на расстоянии. Может быть, это и к лучшему: с глаз долой – из сердца вон.
- Конечно. Наслаждайтесь отпуском, мисс Свон. – Развернувшись, я вошел в свой кабинет и захлопнул дверь.
В ту же секунду я пожалел об этом. Здорово – отец мне весь мозг проест за то, что я снова себя так веду. Направившись к столу, я поморщился, услышав, как вошли папа и Эммет. Они, молча, устроились, а я старался не смотреть на них, разбираясь с документами, лежащими у меня на столе.
- Эдвард. – Я обреченно вздохнул, услышав голос отца, и аккуратно положил ручку на стол, прежде чем взглянуть на него. Он сидел на кожаном диване с разочарованным видом. – Эдвард, неужели нам действительно снова и снова нужно возвращаться к этому разговору? – Спросил он тихо.
- Пап, не трать время, - Эммет вмешался в разговор. Он стоял около большого окна, наклонившись вперед и рассматривая, вероятно, поток движущегося транспорта. – Я уже говорил с ним об этом. Это ни к чему не приведет. – Я нахмурился, впиваясь в него взглядом. Иуда.
- Я просто не понимаю, почему вы двое не можете быть пообходительней друг с другом. Вы оба умные, удивительные, решительные личности, которые, несомненно, замечательно сработались. Я ни разу не слышал от тебя ни единого замечания по поводу ее профессионализма. – Мне показалось, я услышал сдавленный смех со стороны Эммета, но мое внимание быстро вернулось к отцу. – Думаю, я просто не вижу связи. Сынок, прошел почти год. Почему вы не можете просто общаться как двое взрослых нормальных людей? – Спросил он прямо.
Не успел я обдумать свой ответ, как Эммет повернулся лицом ко мне.
- Я скажу тебе то же самое, что сказал ему – они слишком похожи. Они оба слишком упрямые, чтобы уступить, и слишком упертые, чтобы признать, что они были не правы, - констатировал он самодовольно.
- Я согласен с твоим братом, Эдвард. Я видел, как вы двое работаете вместе – вы изумительная команда. Вам просто нужно позволить этому перейти на личный уровень. – Его лицо вдруг стало совершенно серьезным. – Через две недели вы едете в Сиэтл на семинары по финансовой коммуникации, проводимые Международной Ассоциацией Бизнесменов, ведь так?
Я сухо кивнул – мне не нравится то, куда он клонит.
- В течение трех дней ты и Белла будете вместе вне офисных стен, и никто вам не будет мешать. Я очень надеюсь, ты будешь вести себя так, как мы тебя с мамой воспитали, и отнесешься к ней с должным уважением. И прежде чем ты начнешь возражать, - добавил он, поднимаю руки вверх, почувствовав мое негодование. – Я уже поговорил об этом с Беллой. – Мои глаза округлились и устремились в него. Он обсуждал с мисс Свон наши личные отношения?
- Да, я в курсе, что это касается не только тебя. Она уверила меня, что постарается вести себя также хорошо, как и ты. Почему, ты думаешь, я предложил именно ее в качестве твоего ассистента? Потому что я ни на секунду не сомневался, что рядом с тобой только она сможет твердо стоять на своем и не даст себя в обиду. Эдвард, сколько помощников ты сменил за последний год, прежде чем переехать в Чикаго? – Поинтересовался он с ухмылкой на лице.
В этот раз Эммет даже не пытался скрыть своего хихиканья. Это правда, что за последний год работы в LVMH[2], я сменил двух ассистентов, но это только из-за моих высоких требований. Это не имело никакого отношения к данной ситуации с мисс Свон.
Я нахмурился, когда до меня дошла вся суть: по существу, она защищала меня. Она легко могла выставить меня как несправедливого начальника, но вместо этого она сказала моему отцу, что она также в этом виновата и постарается исправить ситуацию. Сказать, что я был в шоке, не сказать ничего.
- Пап, я соглашусь, что отношения между мной и мисс Свон весьма нетрадиционные, - начал я, молясь, чтобы никто не заметил, насколько подлинным было это утверждение. – Но я уверяю тебя, это никак не мешает нашему умению вести дела. Тебе не о чем беспокоиться. – Это, кажется, удовлетворило моего отца, и мы плавно перешли на другие темы в ожидании звонка.
- Итак, - начал мой братик. – Вы, ребят, слышали об игре в покер, которую устроили какие-то стажеры вчера вечером в отделе обработки корреспонденции? Говорят, это было нечто. – Он покачал головой, заливаясь смехом.
- Да, весьма интересная группа персонажей, - заявил отец, шутя. – Эммет, ради Бога, как ты только узнаешь обо всем этом?
Даже мне было любопытно.
- О, я знаю довольно много из того, что здесь происходит, - заметил он. Возможно, это все моя нечистая совесть, но клянусь, он задержал на мне свой взгляд дольше обычного. – Должен сказать – некоторые из этих стажеров до смерти меня боятся.
Его смех был таким заразительным, что я сам засмеялся – да уж, с этим не поспоришь. Наша беседа была прервана, когда запищал интерком, сообщая нам, что звонок уже на линии.
Остаток дня был загруженным, но без особых происшествий. Чем больше я об этом думал, тем больше ее грядущий отпуск казался мне хорошей идеей. Я тратил слишком много времени и энергии, размышляя над этой ситуацией. Я едва мог вспомнить что-нибудь с утреннего собрания, и я, как никто другой, знал, что это не лучший способ вести дела. Это было так на меня не похоже, и это пугало меня. Будет лучше разобраться со всем этим до нашей совместной трехдневной командировки, где нас будет разделять только одна тоненькая стена между номерами. Несмотря на все мои старания, такой простой мысли было достаточно, чтобы мой младшенький слегка напрягся. А я уже догадывался, что впереди у меня еще одна долгая бессонная ночь.
Следующие несколько дней были особенно напряженными. Я никогда не оставался с ней наедине дольше нескольких минут, и как ни странно, это лишь увеличило сексуальное напряжение, которое непрерывно сквозило между нами. Такие мелочи, как соприкосновение наших рук, когда она передавала мне что-нибудь во время собрания, взгляд через стол, когда мы присутствовали на встрече за ланчем, или даже звуки ее голоса на моей голосовой почте, казалось, усиливали мое либидо еще больше.
В четверг утром я решил, что нам необходимо поговорить. Меня не будет в офисе всю пятницу, и поэтому сегодня был последний день, когда я мог увидеть ее, прежде чем она уедет.  Все утро она была на какой-то лекции вместе с другими ассистентами, а меня тем временем охватывала тревога по поводу того, что я ей скажу. Я знаю, что снова хочу оттрахать ее – в этом нет никаких сомнений. Вопреки моим неуместным мыслям, моя совесть и потребность в самосохранении изводили меня всю неделю.
Она правильно сделала, что установила дистанцию между нами. Эта тяга, которую мы испытывали, находясь рядом друг с другом, являлась чем-то совершенно нездоровым. Ничего хорошего из этого не выйдет. И я снова принял решение использовать эту неделю без нее с пользой и возвести своего рода сопротивление этой тяге. Войдя в офис после обеда, я удивился, обнаружив ее сидящую за столом и работающую на компьютере. Подойдя к своей двери, я остановился и обернулся – какая же она все-таки красивая. Я никогда ей об этом не скажу, но это невозможно не заметить.
- Не ожидал, что вы будете здесь, мисс Свон, - сказал я, стараясь очистить голос от каких-либо эмоций.
- Да, последние приготовления по поводу поездки в Сиэтл, и к тому же мне все еще надо обсудить мое отсутствие с вами, - проговорила она, не отрывая глаз от монитора.
- Тогда, может быть, пройдем в мой кабинет? – Предложил я, не уверенный в том, какой ответ я хотел услышать.
- Нет, - ответила она быстро. – Я думаю, мы можем разобраться с этим и здесь. – Хитро взглянув на меня, она указала на стул напротив нее. – Вы не хотели бы присесть, мистер Каллен? – Ага, игра на своем поле. Я чуть не засмеялся, осознавая, что она использует мои же уловки против меня. Слегка колеблясь, я все-таки присел напротив нее и ждал, пока она начнет.
- Я знаю, вас завтра весь день не будет, поэтому нет смысла мне здесь оставаться. Я уже подобрала вам замену на всю следующую неделю, а также предоставила Анджеле подробный список того, что вам потребуется и ваше расписание. Сомневаюсь, что возникнут какие-нибудь проблемы, но на всякий случай, она обещала проследить за всем, - она с вызовом приподняла бровь, на что я лишь закатил глаза. – Если вам что-нибудь понадобится, у вас есть все мои номера телефонов, включая домашний моего отца в Форксе.
Она пробежала глазами по списку перед ней, и я заметил, что она действительно невозмутима и знает свое дело. Не то чтобы раньше я этого не замечал, просто сейчас мне это казалось более очевидным. Подняв голову, она встретилась с моими глазами и продолжила.
- Я планирую забрать вас в аэропорту в Сиэтле.
Мы не отводили взгляда какое-то время, и я был почти уверен, что она думала о том же, о чем и я – Сиэтл будет грандиозным испытанием. Если каким-то образом мы там сможем держаться на расстоянии друг от друга, возможно, все наладится.
Атмосфера в комнате начала потихоньку меняться – молчание говорило больше, чем слова. Я плотно стиснул зубы, когда заметил, что ее дыхание участилось. Мне пришлось собрать в кулак всю силу воли, чтобы не обойти стол и не поцеловать ее.
- Значит, увидимся в Сиэтле, - произнес я мягко, вкладывая в эти слова больше смысла, чем подразумевалось.
- Да, - ответила она спокойно.
- Удачной поездки, мисс Свон, - проговорил я, стараясь не выдать голосом то смятение, что я испытывал. Я встал, кивнув ей на прощание, и прошел в свой кабинет, захлопнув за собой дверь.
~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~
Все выходные я думал о том, каково это будет работать всю неделю без мисс Свон. С одной стороны, мне представится возможность насладиться полным рабочим днем без стояка и обеденных «сессий» в ванной. С другой стороны, я интересовался, не будет ли это странным не видеть ее рядом. За последний год она стала практически неотъемлемой частью моей жизни, и, несмотря на мою неприязнь к ее личности, было что-то подбадривающее в ее присутствии.
Ровно в девять в мой кабинет вошла Анджела, ослепительно улыбаясь. Следом за ней шла привлекательная брюнеточка лет двадцати. Анджела представила ее как Кэт – мой временный секретарь. Она взглянула на меня и застенчиво улыбнулась, и я заметил, как Анджела обнадеживающе погладила ее по плечу. Я слегка нахмурился, догадываясь, что это значит: она уже была осведомлена на счет «Прекрасного Подонка». Замечательно.
Я решил использовать эту возможность в своих целях. Я всем им докажу, что моя незаслуженная репутация просто результат совместной работы с таким неприятным человек как мисс Свон, и что ко мне это не имеет никакого отношения.
- Рад познакомиться с вами, Кэт, - сказал я, широко улыбаясь и протягивая ей руку. Она странно на меня посмотрела, с каким-то потерянным выражением, и слегка покачав головой, пожала мою руку.
- Я тоже рада с вами познакомиться, сэр, - проговорила она нерешительно и вопросительно посмотрела на Анджелу. Та удивленно посмотрела на мою руку, потом снова на меня, а затем обратилась к Кэт.
- Ладно. Я тебе уже объяснила все, что Белла мне оставила. А вот твой стол, - добавила она, подводя ее к стулу мисс Свон.
Странное чувство заскрежетало у меня в груди при виде кого-то другого, сидящего на ее месте. Мне это не нравится – я это точно знаю. Я почувствовал, как улыбка стерлась с моего лица, и я повернулся к Анджеле.
- Что ж, если ей что-нибудь потребуется, пусть обращается к вам. Я буду у себя в кабинете.
Прежде чем развернуться и уйти, я увидел испуганный взгляд на лице Кэт. Я знаю, мне должно быть стыдно, я должен сожалеть о своей выходке, но мне плевать.
Кэт ушла еще до обеда. Очевидно, я повел себя немного грубо, когда она пролила кофе на мой стол и умудрилась устроить небольшой пожар в микроволновке в комнате отдыха. Когда я видел ее в последний раз, она в слезах выбегала из моего кабинета, бормоча что-то о враждебной рабочей обстановке.
Вторая замена явилась около двух часов тоже дня в виде молодого парнишки по имени Зак. Он показался мне весьма эрудированным, и мне не терпелось поработать с эмоционально устойчивым мужчиной. Я улыбнулся, довольный внезапной сменой событий. К сожалению, я сделал поспешные выводы.
Сидя рядом с Заком во время финансовой презентации в центре города, мне стало как-то некомфортно, и я осознал, что все может быть не таким, каким кажется. Несколько раз я почувствовал, как его икра касается моей ноги под столом, а еще краем глаза я ловил его задерживающиеся взгляды в область моего паха. Ха. Это что-то новенькое. Но мои подозрения подтвердились, когда мы стояли в лифте, ожидая нашего этажа. Когда двери открылись и еще несколько человек втиснулись внутрь, меня оттолкнули назад прямо на Зака. Я чуть на месте не подскочил, почувствовав что-то твердое позади себя. Через пятнадцать минут Зак был уволен.
Третья была не лучше. Ее звали Кейти. Она слишком много говорила, ее одежда была слишком обтягивающей, и то, как она грызла колпачок своей авторучки напоминало животного, тщетно пытающегося высвободиться из капкана. Это было совсем не похоже на то, как мисс Свон задумчиво держала кончик ручки между зубов, когда она была глубоко погружена в свои мысли. То было утонченно и сексуально, а это непристойно и омерзительно. Она ушла во вторник к обеду.
Неделя продолжилась в том же ритме, и я сменил еще пять ассистентов. Несколько раз я слышал раскатистый смех своего брата в холле прямо за дверьми моего офиса. Болван. Он даже не работает на этом этаже. Я начал замечать, что люди потешаются над моим несчастьем и считают, что я пожинаю посеянные мною же плоды.
И хотя у меня не было никаких сомнений, что мисс Свон уже была осведомлена о моих временных кошмарах благодаря Анджеле, я получил от нее несколько «смс» в течение недели, в которых она интересовалась, как шли дела. Я начал ожидать с нетерпением сообщений, даже периодически проверял телефон – а вдруг я не услышал сигнала. Скрепя сердце, я вынужден признать, что я отдал бы свое правое яйцо и свой Порш, лишь бы вернуть ее и ее стервозный характер назад.
Это ясно как Божий день, что я скучаю не только по ее телу, причем скучаю безрассудно, но я также должен признать, что мне не хватает нашего соперничества. Она знала, что я ублюдок, и мирилась с этим. Понятия не имею, почему, но мирилась. Я чувствовал, что за эту неделю, проведенную в разлуке, мое уважение к ней, как к работнику, впрочем, и как к личности, возросло. Я заметил, что часто начал думать о том, чем она сейчас занимается и с кем. Мне вдруг стало интересно, разговаривала ли она снова с Майком. Нам удалось достичь шаткого перемирия по отношению к тому цветочному инциденту, и мне было любопытно, звонил ли он, чтобы проверить, что же все-таки с его букетом. На мгновение я подумал позвонить маме и спросить, как бы между прочим, не в курсе ли она, было у них свидание или нет. Но затем я решил, что это лишь вызовет ненужные вопросы.
В воскресенье вечером я начал собирать вещи и услышал сигнал телефона, лежащего на кровати рядом с моим чемоданом. Я взял телефон в руки и удивился, увидев имя на дисплее.
Подберу тебя завтра утром в 11:30.
Терминал “B” рядом с экранами прибытия. Напиши, когда приземлишься.

Я замер в оцепенении, осознавая, что увижу ее завтра.
Хорошо. Напишу.
Спасибо.
На секунду я задумался, ответит она или нет. Но я быстро выкинул эту мысль из головы и продолжил собирать вещи. Но когда минутой позже телефон известил меня о новом принятом сообщении, я обнаружил, что стою, уставившись на него. Несомненно, это не может быть снова она, это кто-то другой.
Пожалуйста.
Все в порядке?
Я вспомнил, что она спрашивала тоже самое о прошедшей неделе. Это была новая, неизведанная для нас территория. Мы часто отправляли друг другу сообщения и имейлы, но они были сведены к простым «да-нет». Никогда ничего личного. Возможно ли, что у нее была такая же мучительная неделя, как у меня?
Все отлично.
У тебя?
Я тихо засмеялся, нажав на кнопку «отправить» – ситуация становилась все более странной. Меньше чем через минуту, я получил еще одно.
У папы все хорошо. Я по нему скучала.
Не терпится вернуться домой.
Увидимся завтра.
Установив на телефоне будильник, я положил его на тумбочку и сел на кровать рядом с чемоданом. Я увижу ее меньше чем через двенадцать часов. Я не до конца уверен, что я чувствую по этому поводу. Моя жизнь стала такой неопределенной, и это состояние было чуждо мне. Так много причин, по которым я должен держаться от нее подальше, и намного больше причин, по которым я не могу. На этой неделе я справился отлично, но только потому, что она была за две тысячи миль от меня. Что же случится, когда мы проведем вместе весь день, а ночью она будет лишь в соседнем номере? Не думаю, что я готов к этому. Я пожал плечами, понимая, что не зависимо от того, готов я или нет, это приближается. Я только надеюсь, у меня хватит сил противостоять.


[1] Закон Мерфи – Если какая-нибудь неприятность может произойти, она обязательно случится.
[2] LVMH Moët Hennessy — Louis Vuitton S.A. — французская компания, известный производитель предметов роскоши под торговыми марками Louis Vuitton, Givenchy, Kenzo, Chaumet, Moët & Chandon, Hennessy, TAG Heuer и др.

1 комментарий:

  1. I recently came across your blog and have been reading along. Nice blog. I will keep visiting this blog very often.

    Web Services

    ОтветитьУдалить