пятница, 27 апреля 2012 г.

Глава 8. Между строк


Как только мистер Каллен открыл дверь, и мы столкнулись лицом к лицу с Розали, я застыла как вкопанная. Я чувствовала исходящее от него напряжение, в то время как Розали стояла перед нами, скрестив руки и вопросительно изогнув бровь.

- Ну как, уютная комната? Чем вы двое там занимались? – поинтересовалась она, с подозрением переводя глаза с одного на другого. Я быстро прокрутила в голове все, что она могла услышать, и меня вдруг бросило в жар.

Рискнула посмотреть на мистера Каллена, а он украдкой бросил взгляд на меня, затем я снова повернулась к Розали и отрицательно затрясла головой. 

- Ничем, мистер Каллен и я, мы просто кое-что обсудили. Вот и все. 


Я попыталась сымпровизировать, но нервный смешок меня выдал. Розали покачала головой, ее осуждающий взгляд чаще задерживался на нем, чем на мне.
- Я слышала шум, доносящийся изнутри, и он мало напоминал разговор, - произнесла она уверенным тоном и пожала плечами. – И даже если бы я не знала вас обоих так хорошо, ни для кого не секрет, что вы двое не разговариваете, вы орете как потерпевшие. Итак? Вы что, встречаетесь?
- Нет, конечно, нет! – мистер Каллен и я воскликнули одновременно, после чего наши взгляды встретились на мгновение, а затем снова разошлись.
- Что… получается, вы просто трахаетесь, - это было довольно резкое утверждение, нежели вопрос, и мы оба словно языки проглотили. Напряжение в комнате было настолько очевидным, что она не могла не заметить его. – И как давно?
- Роуз… - начал он неуверенно, и впервые, как ни странно, я почувствовала себя неуютно из-за его волнения. Никогда прежде он не выглядел таким испуганным.
- Как давно, Эдвард? Белла? – она настойчиво требовала ответа, но снова никто из нас не смог ответить, и она разочаровано покачала головой. – Вам двоим следует разобраться со всем этим дерьмом как можно быстрее.
- Роуз, я… мы просто…
Что просто? Как я могу ей это объяснить? Мы просто наслаждались изумительным сексом? Мы как магниты, которых притягивает друг к другу, и которые не в силах противостоять этой тяге? Мы просто…
- Мы просто совершили ошибку, Роуз. Это была ошибка.
Его голос прорезался сквозь мои мысли, и я посмотрела на него шокированным взглядом. Я все еще не сводила с него глаз, а Роуз уже отвечала:
- Ошибка или нет, это должно прекратиться немедленно. Что если бы на моем месте была Эсми? И Эдвард, ты ее начальник! Ты забыл об этом? – Она продолжила смотреть на него, разочарование отразилось на ее лице. – Послушайте, вы оба взрослые люди, и я не знаю, что между вами происходит, но что бы это ни было, не позволяйте Папочке Карлайлу об этом узнать.
Я внутренне сжалась от мысли, что Карлайл когда-нибудь узнает об этом, от разочарования, которое он испытает, если это когда-нибудь всплывет. Я этого не вынесу. Я не хочу, чтобы они обо мне так думали. Я знаю, нам не следовало этого делать, возможно, это и, правда, было ошибкой. Но мы никогда не произносили этого вслух, и мне неприятно признавать, но было больно это услышать. Все должно прекратиться.
- Не проблема, - ответила я натянутым раздраженным голосом, кидая на него огненные взгляды. – Я учусь на своих ошибках. Извините.
Я оставила их и направилась к лестнице. Злость и боль, вызванные его словами, мучительно жгли грудь. И почему я ожидала от него чего-то другого? На мгновение мне показалась, я увидела каплю сострадания. Уязвимость, которую никогда прежде в нем не наблюдала. Но они исчезли также быстро, как и появились, не забыв напомнить мне, почему я его так презирала. Клянусь Богом, если бы я знала, что это точно никого больше не коснется, я бы предложила его семье проверить его на наличие психических расстройств. Я поправила платье, прежде чем выйти во двор, и заняла свое место рядом с Майком.
- Все в порядке? – поинтересовался он с искренней улыбкой.
Я повернулась к нему и впервые за вечер хорошенько его рассмотрела. Он был очень привлекательным: аккуратно уложенные русые волосы, добрый взгляд и самые красивые голубые глаза, которые я только видела в своей жизни. Такого парня пожелала бы любая девушка. На секунду я перевела взгляд на мистера Каллена, который возвращался к столу вместе с Розали, но я тут же отвернулась и одарила Майка милой улыбкой.
- Да, я просто… Я что-то неважно себя чувствую. Думаю, мне пора домой.
Когда я встала, чтобы поцеловать Эсми в щеку на прощание, Майк встал вслед за мной.
- Я провожу тебе до машины, - проговорил он обеспокоенно, и когда я пожелала всем доброй ночи, то почувствовала, как он положил руку мне на поясницу, и мы пошли обратно в дом. Наконец оказавшись на подъездной дорожке около моей машины, он робко улыбнулся и взял меня за руку.
- Я действительно очень рад познакомиться с тобой, Белла. И я хотел бы как-нибудь позвонить тебе, и, возможно, вместе пообедать.
Я улыбнулась ему в ответ и высвободила руку.
- Дай мне свой телефон. – Я закусила губу, пока он доставал свой телефон из кармана и протягивал его мне. Часть меня кричала, что все это было неправильно – не прошло и двадцати минут после того, как я была с одним мужчиной на верху, и теперь записываю номер телефона другому. Но пора двигаться дальше, оставить эту нездоровую и запутанную игру между мной и мистером Калленом далеко позади, и свидание с приятным парнем, кажется, неплохое начало. Его улыбка стала шире, когда я вернула ему мобильный, а он протянул мне визитку с его номером. Я улыбнулась беззвучно в вежливом жесте и спрятала ее в бумажник. Он снова схватил мою руку и поднес ее к губам.
- Я позвоню в понедельник. Надеюсь, твои цветы не успеют окончательно завянуть.
Я слегка пожала плечами и тихонько засмеялась.
- Да, это самое главное. Спасибо, - сказала я тихо, в то время как он заботливо смахнул с моей щеки прядь волос, выбившуюся от ветра. Такой нежный и ласковый жест должен был бы растопить мое сердце. Вместо этого я вся напряглась, боясь, что он попытается поцеловать меня. – Мне надо ехать.
Майк кивнул, открывая мне дверь все с той же приветливой улыбкой.
- Конечно. Веди осторожно, и спокойной ночи, Белла.
Я на секунду замерла, чтобы взглянуть на него, и улыбнулась.
- Спокойной ночи, Майк.
Он захлопнул дверь, и я завела двигатель. Стиснув зубы, я резко газанула один раз, прежде чем выехать с подъездной дорожки, и посмотрела, как он исчезает в моем зеркале заднего вида.
Я с силой откинула голову на подголовник сидения, а руки крепче сжали руль. «Дура, дура, дура», - ругала я себя. Как я могла позволить себе сделать это снова? Позволить ему овладеть моим разумом и телом? Почему такого славного парня как Майк было не достаточно, чтобы сказать «нет»?
Когда я приехала домой, я пулей промчалась в ванную, чтобы принять душ и переодеться, избавляясь от всяческих физических следов сегодняшнего вечера. Натянув на себя майку и шорты, я забралась в кровать, желая провалиться в глубокий сон, хотя бы на несколько часов. В конце концов, мои глаза все-таки закрылись, и я молилась о небольшой передышке от всего этого кошмара, которую мне мог дать только крепкий здоровый сон.
Я была одна. Я была почти уверена в этом. Он заключил меня в кожаные оковы и покрыл веки шелковой повязкой, не проронив не слова. И только его глаза рассказали мне о том, чего же он хочет… Меня. Я не знаю, стоит мне бояться или нет, лежа на спине, без какой-либо возможности сбежать. Умная женщина испугалась бы, но все, что чувствовала я, это только прилив сил.
Мой разум боролся с телом, пытаясь убедить, что все это неправильно. Пытаясь убедить, что я этого не хочу. Но я хочу… больше, чем чего-либо.
Прежде чем уйти, он, еле касаясь, провел пальцами вдоль шарфа на моих глазах, вниз по шее к соску, рисуя вокруг него едва ощутимые круги. С моих губ сорвался стон, когда я рефлекторно выгнулась в пояснице навстречу его прикосновению, натягивая ремни на руках.
С последним поворот руки он провел своими длинными пальцами вниз живота к томной боли между ног. Я так хотела, чтобы он надавил там, вошел в меня, и прекратил это непрерывное нарастающее желание, которое он пробуждал во мне. Но обведя пальцами маленький кружок около клитора, он убрал руку и ушел.
Проходили минуты. Предвкушение от того, что ожидало меня впереди, росло с каждой секундой. Что он собирается сделать со мной? Господи, а что я хочу, чтобы он сделал со мной. Каждая клетка моего тела горела в ожидании.
Запястья были сцеплены у меня над головой гладкими кожаными наручниками, и на каждой лодыжке я ощущала туго натянутые ремешки, которые оставляли меня абсолютно раскрытой и незащищенной. Мне должно быть неловко. Мне должно быть стыдно. Но я не могла даже заставить себя волноваться об этом. Я еще никогда не чувствовала себя такой развратной, такой готовой к безудержному сексу.
Услышав какой-то звук справа, я быстро развернула туда голову, стараясь различить, что это был за шум. Есть ли кто-нибудь в комнате? Дрожь пробежала по всему телу при мысли, что кто-то видит меня в таком состоянии. Вот снова этот звук. Здесь ли он? Наблюдает ли он за мной? Грудь часто вздымалась, кожа покрылась мурашками, и мышцы были настолько напряжены, что создавалось впечатление, будто все мое тело вибрирует.
Чтобы хоть чем-то себя занять, я снова потянула кожаные оковы. Бесполезно. Если бы вы спросили меня об этом пару месяцев назад, я бы сказала, что достаточно представить подобную ситуацию, чтобы я впала в панику. Но сейчас, все, что я чувствовала, это облегчение. Странное, но невероятно сильное чувство облегчения от того, что я больше не контролирую собственные действия, что позволила другому человеку доставить мне удовольствие. Это самый эротичный момент в моей жизни. Но это не просто кто-то, кого я хочу. Это он. Я продолжила вырываться, пока в безмолвной комнате не раздался его бархатный голос.
- Ммм. Как красиво, - проговорил он тихо откуда-то со стороны. Я непроизвольно задержала дыхание и повернула голову в поисках его. – Видеть тебя такую: привязанную и обнаженную, раскрытую для меня, совершенно уязвимую. Это самое прекрасное, что есть в мире.
Его голос теперь звучал ближе, и я предположила, что он стоял около моих ног, наблюдая за мной. Одной только мысли было достаточно, чтобы по телу прошлась заметная дрожь. Я услышала некий металлический звук, за которым последовал свистящий звук. Его ремень? Что-то холодное и гладкое коснулось моей икры, и я вздрогнула, дернув ногой.
- Не пойми меня превратно, - произнес он мягким голосом. – Мне нравится твоя страсть и пыл. Но есть что-то особенное в твоем абсолютно беззащитном положении.  Знать, что я могу делать с тобой все, что захочу… знать, что я могу заставить тебя сделать для меня все, что я захочу. – Я ощущала его дыхание на своей коже, когда он наклонился и прошептал мне на ухо. – Это возбуждает меня больше, чем ты можешь себе представить. Хочешь проверить?
Я почувствовала, как воздух покинул мои легкие, и соски напряглись до боли. Слишком гордая, чтобы сказать это вслух, я небрежно закусила губу и кивнула утвердительно в ответ.
- О, я уверен, что хочешь, маленькая проказница. Но ты была очень плохой девочкой. Тебе нравится заставлять меня страдать?
Он отстранился от меня, и я почувствовала, как что-то кожаное заскользило вверх по моим ногам, едва касаясь влагалища. Шипение вырвалось сквозь мои зубы, когда что-то, наконец, дотронулось до меня там, где я больше всего этого хотела. Я была так возбуждена, я бы сделала все, о чем он попросил.
- Ходишь передо мной в своих коротеньких сексуальных нарядах. Тебе нравится возбуждать меня, правда?
Что-то прохладное, кожаное касалось моих сосков. Затем я почувствовала внезапный хлесткий удар, и была очень удивлена тем, что он был встречен стоном с моей стороны. Что со мной происходит? Жгучая боль от шлепка по бедру вырвала меня из моих мыслей, и я непроизвольно вскрикнула. Ощущения были изумительными. Было немного больно, но удовольствия было гораздо больше. Мне хотелось, чтобы он сделал это снова.
- Отвечай, - сказал он грубо, снова склоняясь к моему уху. Я была настолько охвачена этим чувством, что я даже не могла вспомнить, о чем он спрашивал. Я почувствовала, как он потянул меня за волосы, стискивая их в кулак, и резко дернул к себе. – Я сказал, отвечай, - прорычал он.
- Да, господин, - прошептала я между частыми вдохами. Я чувствовала, что становлюсь невероятно мокрой от безумного желания, отчаянно пытаясь свести ноги вместе, чтобы хоть немного успокоить эту боль.
- И ты заслуживаешь наказания, не так ли?
 Он нежно провел носом вдоль моего подбородка, щекоча шею своим горячим дыханием. Я потянула руки из наручников, желая достать до него и притянуть к себе.
- Да, господин, - я снова прошептала. – Пожалуйста, накажи меня.
Я не верила словам, вырвавшимся из моего собственного рта. Это было так не похоже на меня, но однако, еще никогда я не чувствовала себя такой свободной.
Он отпустил мои волосы и отошел. Звук расстегивающейся ширинки привлек мое внимание, и я повернула голову, замерев, чтобы распознать больше. Я предположила, что он снимал оставшуюся одежду, и позволила себе пофантазировать о его обнаженном теле. Одного только воспоминания было достаточно, чтобы мои бедра рефлекторно подернулись вверх. Это некомфортное жжение между ног становилось настолько сильным, что я сделала бы что угодно, чтобы смягчить его.
Он ослабил ремни на лодыжках. Скользя руками вверх по моему телу, он сделал тоже самое с наручниками. Я почувствовала, как он взял меня под мышки и легко потянул по столу, так что моя голова теперь свисала с верхнего края. Я все еще была пристегнута и с завязанными глазами, когда его пальцы пробежали по моей груди, сжимая ее, теребя соски, а затем снова заскользили к шее и волосам.
Что-то теплое и гладкое коснулось моей нижней губы, и резкий вздох вырвался у меня из груди, то ли от неожиданности,  то ли от незнакомого ощущения. Губы инстинктивно раскрылись, и я прижалась ближе.
- Открой рот, - приказал он хриплым голосом. Я застонала, осознав, что это была головка его члена, плавно движущаяся по моим губам. Он стоял во главе стола, и я жадно распахнула рот, угол наклона головы легко позволял впустить его внутрь. Я никогда не возбуждалась от минета, но доставление ему удовольствия подобным образом казалось мне таким эротичным, что я даже застонала в полный голос.
- О, ты так прелестна с наполненным ротиком. – Он начал медленно двигать бедрами, одной рукой придерживая мое голову, а другой поглаживая мое тело. – Боже мой, в тебе так хорошо. Тебя нравится, не так ли, моя маленькая проказница?
Я простонала в ответ и впустила его глубже в рот, заслуживая от него низкий стон. Еще никогда я не испытывала такого неодолимого желания доставить мужчине удовольствие, казалось, будто в этот момент, моей единственной целью было удовлетворить его. Склоняясь надо мной, его рука скользнула между грудей к заветному месту. Я не смогла подавить глубокий стон, когда его пальцы стали выводить круги, подразнивая.
- Как же я люблю трахать твой прелестный ротик, - пробормотал он низким голосом, продолжая ласкать меня. – Может быть, мне следует связать тебя и спрятать здесь от других мужчин. Я не привык делиться тем, что принадлежит мне. Понимаешь? – Его голос становился натянутым, и я кивнула, как смогла, посасывая его с новой силой. – О, черт, я… аа, я сейчас кончу. Ты хочешь этого, шалунья? Ммм… Хочешь, чтобы я кончил в этот прекрасный ротик?
Я застонала от его слов, желая больше всего на свете доставить ему удовольствие. Мое тело ломило и дрожало, каждый мускул напряжен в ожидании разрядки. Он запустил руки мне в волосы, и начал шепотом бормотать что-то нецензурное, ловя ртом воздух. И с последним толчком он содрогнулся и кончил мне в рот. Я проглотила все до капли и продолжила сосать, наслаждаясь его оргазмом не меньше его самого.
Он обошел вокруг стола и положил голову у меня между грудей, пытаясь восстановить дыхание.
- Чертовски хорошо.
Я чувствовала его тяжелое дыхание на своей коже, а затем его мягкие губы и язык начали двигаться вокруг моей левой груди. Я снова застонала и попыталась выгнуться навстречу его манящему рту, но мои оковы напомнили мне, что я все еще привязана к столу. Поднявшись, он начал регулировать кожаные ремни. Нежно придерживая мою голову, он переместил меня немного вниз по столу, так что я теперь снова целиком лежала на кожаной поверхности. Его сильные руки массировали мои конечности, восстанавливая циркуляцию крови.
Обхватывая мое лицо руками, он поцеловал мои щеки и прошептал на ухо.
- Ты доставила мне незабываемое удовольствие. – Мое тело запело от его слов, и я подставила ему щеку. – Как мне вознаградить тебя? – прошептал он заманчиво, не переставая целовать мою шею. – Скажи мне. Как ты хочешь, чтобы я доставил тебе удовольствие? Ртом? – Он провел языком по одному из моих сосков, захватывая его между зубов и нежно потягивая. – Руками? – Длинные пальцы проследовали вниз по животу и двинулись ниже, погружаясь в меня. Долгий отчаянный стон вырвался из меня, пока я выворачивалась и дергалась в наручниках, желая большего. – Или членом? – Одной только мысли об этом было достаточно, чтобы я начала сокращаться вокруг его пальцев. – Аа. Вот, что ты хочешь. Проси меня. Скажи, что ты хочешь чувствовать мой член внутри себя. – Он добавил еще один палец и нежно поцеловал в бедро.
- Да, - умоляла я, пытаясь освободиться. – Пожалуйста, я хочу тебя внутри. Господи, пожалуйста. Я сделаю все, что угодно.
Никогда еще я не чувствовала себя настолько поглощенной страстью и желанием, как в тот момент. Каждое слово было истинной правдой – я бы сделала все. Я хотела, чтобы он овладел моим телом, утолил эту ненасытную нужду в нем.
Высунув пальцы, он взобрался на стол и устроился у меня между бедер. Что-то мокрое коснулось моих губ, и я поняла, что это его палец.
- Чувствуешь, как ты готова? – Язык тут же показался наружу, и я облизала губу, пробуя себя на вкус. Я даже не была потрясена тем, что мне это понравилось. Этот мужчина пробуждает во мне желание попробовать вещи, о которых я даже не мечтала, отбросить все предубеждения о том, как должна вести себя женщина, и полностью отдаться этой магнетической силе, которую я чувствую, когда он рядом со мной.
Наклонившись ближе ко мне так, что его грудь слегка касалась моих чувствительных сосков, он поцеловал мои завязанные глаза.
- Скажи, кому ты принадлежишь, - прошептал он, проходя губами по моим щекам, лбу и, наконец, губам. Он поднял руку и снял шарф с моих глаз. – Я хочу видеть твои глаза, когда ты скажешь мне, что ты моя. Кому ты принадлежишь?
Я моргнула несколько раз, привыкая к тусклому освещению. Он надавил головкой на мой клитор, доставляя самые восхитительные ощущения.
- Тебе, - простонала я. Мои глаза, наконец, разглядели его безупречное лицо. – Я принадлежу тебе.
- Моя, - выдохнул он, с силой пронзая меня. Я закатила глаза от неповторимых ощущений, когда он был внутри меня. Целый мир перестал существовать, когда он начал двигаться, выходя почти до конца и затем неистово входя обратно. Сила, которую он использовал, натягивала кожаные ремни почти до боли, пока он вдалбливал меня вверх по столу. Но это только добавляло ощущений.
Ускорив темп, он сжал пальцами мои соски и покусывал нежную кожу шеи. Неожиданно для самой себя я оказалась переполнена сладкой смесью удовольствия и боли: животная страсть, с которой он овладел моим телом, собственнические слова, которые он шептал, целуя мою кожу, и удовольствие, которое доставлял его член глубоко во мне. Я никогда не думала, что ощущение беспомощности может быть таким прекрасным. Звуки, издаваемые им, становились все громче, и желание внутри меня все росло и росло. С каждым его толчком, я чувствовала, что теряю последнюю связь с реальностью.
- Ты принадлежишь мне, - он прорычал, задыхаясь, слегка приподнимаясь с меня, чтобы углубить свои проникновения. – Никто никогда не дотронется до тебя вот так. Ты моя, Белла.
- Да, только твоя. – Я не могла больше сдерживаться. – Возьми меня! – Прокричала я, преодолевая все внутренние барьеры. – Трахай меня… пожалуйста… сделай меня своей.
Оргазм взорвался внутри меня, разносясь по всему телу, и я совсем не стыдилась своих криков, наполняющих комнату. Он напрягся надо мной, его лицо исказилось в неописуемом удовольствии, и его крики присоединились к моим, когда он кончил.

*~*~*~*~*~*~*~

Беспокойно ворочаясь в кровати, я вдруг распахнула глаза и с ужасом огляделась вокруг. Где я? В замешательстве я провела рукой по груди и сильно удивилась, почувствовав мягкую хлопчатобумажную ткань. В горле у меня пересохло, а сердце выстукивало бешеный ритм, пока я пыталась восстановить дыхание. Трясущимися руками я дотянулась до прикроватной тумбы, включила лампу и осмотрела комнату. Я у себя дома, а не в каком-то странном помещении, привязанная к столу. Моя кровать представляла собой кучу скомканных покрывал, и я не сдержала стон разочарования, увидев время на часах. 4:30. Замечательно.
Я попыталась сосредоточиться на том, что только что произошло. Что это такое, черт возьми? У меня было столько эротических снов о нем, что я уже сбилась со счета. Но никогда не было ничего подобного.
Поняв, что я уже не смогу снова заснуть, и не желая лежать там и вспоминать детали сна, я решила, что пора вставать. Тело было липким от пота, а внизу живота все еще оставались нотки возбуждения. Поэтому первым делом я направилась в душ.
Но, даже очистив тело, я не могла очистить мысли. То, как мое тело реагировало на него. Тот факт, что я получала от этого удовольствие. Я умоляла его, я жаждала его внутри себя. Не то, чтобы это сильно отличалось от реально произошедшего прошлым вечером. Просто в действительности, я, пусть и не сильно, но попыталась сопротивляться, во сне же, я приветствовала это, я смаковала происходящее. Мы просто совершили ошибку. Произнесенные им вчера слова все еще громыхали у меня в голове. А в совокупности с моим сном, они только укрепили мою решимость бороться с этим, прекратить это жалкое пристрастие к вещам, которые он вытворял с моим телом.
По крайней мере, утром мы с Элис идем на занятия йогой. Все эти упражнения помогут мне забыться и не тратить на него не единой мысли. Надо только попасть туда.
Однако когда я приехала, я поняла, что фортуна сегодня не на моей стороне. Сказать, что я была рассеянной, было бы громадным преуменьшением. Что бы я ни делала, дабы переключить свои мысли в другом направлении, они всегда приводили меня в одно из двух мест: либо в ту гребаную ванную, либо в тот гребаный сон. Господи, я столько раз прокручивала обе сцены у себя в голове, что теперь с трудом могу отличить реальность от фантазии. И честно признаться, я не уверена, что из этого ужасает меня больше: то, что я позволила ему сделать, или то, что я хотела бы, чтобы он сделал. В душе я ни на секунду не сомневалась, что дай я ему такую возможность, он бы воплотил в жизнь каждый пункт этого сна. И я вдруг впервые осознала, что он назвал меня Беллой. Такая незначительная деталь, но я никогда не слышала этого из его уст. Это пробудило во мне странное, незнакомое чувство. Которое, я думаю, мне не понравилось. Сделав глубокий вдох и закрыв глаза, я прокляла это его прекрасное лицо и тело в сотый раз за утро.
Голос инструктора прервал мои размышления – он показывал нам следующую позу. Взглянув на Элис, я снова подумала о том, чтобы выложить ей всю правду. Я пришла к выводу, что мне действительно необходимо с кем-нибудь поговорить. У меня есть Анджела, но она работает на Эммета, и я не хотела ставить ее перед выбором: что сохранить – секрет или работу? Об этом не может быть и речи. Я знаю, Роуз выслушает меня, если я ее попрошу, но тот факт, что она Каллен и что она стала невольным свидетелем вчерашнего происшествия, не добавлял мне храбрости.
В такие минуты я действительно желала, чтобы моя мама была жива. Одно только упоминание о ней отразилось мучительной болью в груди, и на глазах проступили слезы. Мой переезд сюда, чтобы провести с ней последние годы ее жизни, был моим лучшим решением. И хотя временами было трудно жить вдалеке от папы и друзей, я знала, что все в мире не случайно. Что всему есть причина. Я просто хотела, чтобы эта причина поторопилась и поскорей дала о себе знать.
Могу ли я рассказать все Элис? Признаться, я была в ужасе от того, что она обо мне подумает. Но более того, я была в ужасе от того, что мне придется произнести все это вслух. Снова мельком на нее взглянув, я была встречена в этот раз ее недоумевающим взором.
- Ладно, что происходит? – спросила она взволновано.
Я пыталась сказать ей, что ничего не происходит, пыталась отмахнуться и сказать, что все это нелепо. Но я не могла. Тяжесть и груз последних нескольких недель обрушились на меня разом, и я не могла больше этого сдерживать. Мой подбородок затрясся, и я начала что-то мямлить бессвязно и рыдать как ребенок.
- Я так и думала. Пойдем. – Она протянула руку, чтобы помочь мне подняться и, собрав наши вещи, повела меня к выходу.

*~*~*~*~*~*~*~*~*

Двадцать минут, два чая с мимозой и один эмоциональный срыв спустя, я сидела за столиком нашего любимого ресторанчика напротив потрясенного выражения лица Элис. Я рассказала ей все: про разрывание трусиков, про мою симпатию к процессу разрывания трусиков, про разнообразные местоположения, про то, как нас застукала Розали, про то, как мне стыдно чувствовать, будто я предала Карлайла, Эсми и Майка, про собственнические заявления мистера Каллена и, наконец, про свой сон. Когда я встретилась с ее взглядом, я вздрогнула. Она выглядела так, будто только что стала свидетелем жуткой автокатастрофы. Если даже для меня все это звучало дико, могу только представить каково это для чужих ушей.
- Ладно. Поправь меня, если я неправильно поняла. – Я кивнула в ответ, ожидая пока она продолжит. – Ты трахаешь своего босса. – Я слегка поморщилась от содержания этой фразы. – Того самого босса, которого ты любя называешь «Прекрасный Подонок». – Я тяжело вздохнула и снова кивнула. – Но ты терпеть его не можешь.
- Все верно, - согласилась я, отводя глаза в сторону.
- Ты не хочешь быть с ним, но ты не можешь без него, - добавила она, на ее лице отразилось неподдельное замешательство.
- Господи, это звучит даже безумней, когда кто-то другой это произносит, - проворчала я, уткнувшись лицом в ладони.
- Но это приятно, - проговорила она с оттенком юмора в голосе.
- «Приятно» не передает даже и сотую часть этого, Элис. Феноменально, исключительно, умопомрачительно, многократно-оргазменно-ошеломительно даже приблизительно не описывает этого. – Я не могла смотреть ей в глаза, пока говорила.
- А есть такое слово «оргазменно»? - спросила Элис, смеясь.
Я небрежно потерла лицо руками и снова вздохнула.
- Не знаю. Не знаю! Но это спорный вопрос, Элис.
- И, правда. Ну, - протянула она задумчиво, - тогда думаю, маленький пенис не его проблема.
Я простонала и уронила голову на руки, лежащие на столе.
- Нет. Определенно не его. – Я слегка приподняла голову, услышав ее приглушенный смех. – Элис! Это не смешно! – запротестовала я.
- Извини, Белла, - сказала она, пытаясь совладать с собой. – Но даже тебе приходится признать, что все это ненормально. Я имею в виду из всех, кого я знаю, ты последний человек, которого бы я представила в подобной ситуации. Ты всегда была такой серьезной, с тщательно и пошагово распланированной жизнью. За все свои двадцать с небольшим ты переспала только с тремя парнями, и со всеми ними ты встречалась. Должно быть, этот мужчина что-то для тебя значит.
Я нахмурилась, понимая, что ее слова так сильно меня беспокоят, потому что это была правда.
- И этот сон, он ведь возбудил тебя, не так ли? – спросила она с интересом.
- Не то слово. То есть, Элис, я была пристегнута к столу и с завязанными глазами. Беспомощная и уязвимая. Это не я, - прокричала я чуть громче положенного. – И мне нравилось это. Я умоляла его. У меня никогда даже не было подобных фантазий.
- Знаешь, - начала она. – Держу пари, этот сон что-то означает. Давай посмотрим.
Достав свой Блэкберри, она поколдовала над ним пару минут, а потом засмеялась.
- Что там? – спросила я, уже заранее боясь ответа.
- О, тебе понравится. «Если во сне вас держат в рабстве/подчинении, это означает, что вы чересчур рьяно контролируете некоторые стороны ваших чувств и/или характера или вовсе подавляете их. Возможно, вы ограничиваете вашу потребность в самовыражении или чувствуете себя пленником обстоятельств». Ну, если это не точь-в-точь про тебя, я тогда не знаю, - захихикала она.
- Превосходно, - вздохнула я. – Элис, я знаю, что нет ничего страшного в отношениях, построенных чисто на сексе. Я могу это принять. И я знаю, что временами я могу быть излишне сдержанной. Но дело в том, что, когда я с ним, я совершенно не контролирую себя. То есть он мне даже не нравится, и все же… я не могу устоять перед ним.
Элис сделала глоток чая, и я видела по ее лицу, как крутятся шестеренки у нее в голове, пытаясь переварить все, что я ей сказала, и оформить это в слова.
- Ты же знаешь, что делать, правда? – ответила она серьезным голосом, и я посмотрела на нее в ожидании. – Ты должна прекратить это. Постарайся любой ценой не оставаться с ним наедине.
- Элис, это не так-то просто, - возразила я, качая головой и начиная нести что-то несуразное. – Я работаю с ним, на него. И не думай, что я могу избежать тех случаев, когда нам приходится оставаться наедине. Вдобавок ко всему, я должна присутствовать с ним на конференции в Сиэтле через две недели. А это значит – один отель и постоянная близость.
- Белла, кто в тебя вселился? – спросила Элис изумленно, изучая глазами мое лицо. – Я имею в виду, ты хочешь, чтобы это продолжалось?
- Нет! – воскликнула я оборонительно, и мои глаза устремились на ее скептический взгляд, но я быстро отвела их в сторону. – То есть… никто и никогда не оказывал на меня такого воздействия. Он заставляет меня желать такого, чего я никогда прежде не пробовала. Я просто хочу, чтобы это был кто-нибудь другой, кто-нибудь милый, как Майк, например.
- Такого? Что, например? Хорошей порки? – ответила Элис, тихонько посмеиваясь, но когда я закусила губу и отвела взгляд, у нее отвисла челюсть от удивления. – О Господи, он отшлепал тебя?!
Я уставилась на нее широко раскрытыми глазами.
- Немного громче, Элис. Не думаю, что тот парень у тебя за спиной все слышал, - прошипела я и покачала головой. Как только я убедилась, что никто на нас не смотрит, я смахнула пряди волос, прикрывающие мое лицо, назад. – Слушай, я знаю, что нужно прекратить это, но…
Я остановилась, почувствовав покалывание сзади на шее, будто волосы там встали дыбом, а по коже поползли мурашки. Я инстинктивно повернула голову и почувствовала, как воздух застрял у меня в горле, когда я посмотрела в сторону двери. Там стоял он, одетый в черную футболку, джинсы и кроссовки, а волосы были в еще более сексуальном беспорядке, чем обычно. Я развернулась обратно к Элис, чувствуя, как вся кровь отлила от моего лица.
- Белла, что случилось? Ты выглядишь так, будто увидела приведение, - спросила Элис взволнованным голосом, беря меня за руку.
Я уставилась на нее, пытаясь заговорить, но мой голос куда-то пропал.
- Элис, ты видишь того высокого, привлекательного мужчину, одетого в черное, прямо у двери? – прошептала я, и она приподняла голову, чтобы посмотреть, но я пнула ее слегка под столом. – Не выдавай себя! Это мой босс.
У Элис чуть глаза не вылезли из орбит, и челюсть немного отвисла.
- Боже мой, - прошептала она, задыхаясь и трясся головой, внимательно осматривая его с головы до ног. – Белла, ты не шутила. Это и в самом деле прекрасный поддонок. Я бы не выпускала его из своей постели.
- Элис! От тебя никакой помощи! – воскликнула я тихим голосом.
- А кто эта блондинка? – спросила она, кивком головы указывая в их сторону. Я повернулась и увидела, как он ведет к столу высокую длинноногую блондинку, устроив руку у нее на пояснице, а затем выдвинул ей стул, когда она присаживалась.
- Какой претенциозный хрен! – усмехнулась я, покачав головой, и развернулась к своему столику. Элис собиралась что-то ответить, но тут зазвонил ее телефон, и она полезла в сумочку. По «Привет, малыш!» я поняла, что звонил Джаспер, значит, это займет какое-то время. Я снова повернулась, чтобы взглянуть на мистера Каллена, который, смеясь, говорил о чем-то с блондинкой. Я не могла оторвать глаза. Он был даже еще более привлекательным в расслабляющей обстановке. Когда он смеялся, в его глазах плясали задорные огоньки. Как мило, Каллен. Словно услышав мои мысли, он повернул голову в моем направлении, и наши взгляды встретились. Я стиснула зубы и отвернулась, швырнув салфетку на стол. Надо выбираться отсюда.
- Элис, я сейчас вернусь.
Она кивнула и рассеяно махнула рукой, не прерывая свою беседу. Встав из-за стола, я быстро прошла мимо него, избегая его взгляда. Не успела я завернуть за угол и заметить дамскую комнату, как почувствовала сильную руку на своем предплечье.
- Постой.
Достаточно было лишь звуков его голоса, чтобы все внутри меня задрожало. «Спокойно Белла, ты сможешь. Просто повернись, взгляни на него и скажи, чтобы отваливал. Он кретин, который назвал тебя ошибкой прошлым вечером, а сегодня появляется с какой-то белобрысой курицей».
Расправив плечи, я повернулась к нему лицом. Дьявол. Вблизи он еще лучше. Я всегда видела его лощенным и ухоженным, но этим утром он очевидно не брился. Но от этого он не выглядел неряшливым, а только наоборот еще более сексуальным. Мне пришлось прикусить губу, чтобы сдержать стон, который так и рвался наружу при мысли об этой небритой мордашке у меня между ног. Какого хрена со мной происходит?
- Какого черта тебе надо от меня? – огрызнулась я, выдергивая свою руку из его хватки. Взглянув ему в лицо, я заметила слабые круги под глазами. Он выглядел уставшим. Отлично. Если его ночи были хотя бы наполовину такими же отвратительными, как и мои, я была бы счастлива. Проведя рукой по волосам, он неловко огляделся по сторонам.
- Я просто хотел поговорить с тобой. Объяснить. На счет прошлого вечера.
- А что там объяснять? Для тебя это очевидно уже в прошлом, - сказала я, кивая в сторону обеденной зоны и блондинки, которая все еще сидела за столом. – Быстро. Даже для тебя.
- О чем ты, черт возьми? – он язвительно усмехнулся, снова глядя на меня. – Ты говоришь о Таше?
- О, ее так зовут? Значит, вы и Таша отлично проводите время, мистер Каллен. – Я развернулась, чтобы уйти, но он снова остановил меня. – Черт! Может, дашь мне пройти?
- Почему ты постоянно ведешь себя как последняя стерва? И вообще, почему тебя это волнует?
Наша ссора начала привлекать внимание персонала, проходящего мимо нас на кухню. Поэтому быстро осмотревшись вокруг, он затащил меня в дамскую комнату и закрыл дверь.
- Какого хрена ты делаешь? И что значит, почему меня это волнует? Мы трахались с тобой меньше суток назад, а теперь ты сидишь здесь с какой-то сучкой! – Я именно орала на него. Я была так зла, что мои ногти практически врезались в ладони.
- Ты думаешь, у меня здесь свидание? Господи, - он тяжело вздохнул, качая головой. – Это просто невероятно. Таша старый друг. Так случилось, что она руководит благотворительной организацией, которой Каллен Инкорпорейтид делает пожертвования. Я должен был встретиться с ней в понедельник, чтобы подписать кое-какие бумаги, но у нее произошли какие-то изменения с вылетом, и она покидает страну сегодня днем. – Он снова растерянно провел по волосам. – Я больше ни с кем не спал с того око… - он остановился, обдумывая свои слова. – С тех пор как мы впервые… ну ты понимаешь…
Он серьезно?
Мы стояли там, уставившись друг на друга, пока его слова потихоньку доходили до меня. Он больше ни с кем не был. Неужели такое возможно? Я знаю, он тот еще бабник. Я видела его с разными женщинами в его офисе несколько раз. Не говоря уже об историях, которые гуляют по всей компании. И даже если все это было правдой, это не меняло того факта, что он мой начальник и что все это неправильно.
- Ты действительно думаешь, я в это поверю? Все эти женщины сами вешаются тебе на шею, и ты даже не зацепил ни одной из них?! Оу, я тронута, - усмехнулась я с сарказмом и повернулась к двери.
- Не так уж трудно поверить, - прорычал он сердито, и я почувствовала его прожигающий взгляд на спине.
- Ах, да, правильно. Ведь ты у нас такой однолюб! Приведи мне хотя бы один довод, почему я должна поверить тебе. Не можешь, да и мне, честно говоря, по барабану, - кинула я ему через плечо и взялась за ручку двери. – Знаешь что, это вообще не важно. Это было просто ошибкой, ведь так?
- Послушай, как раз об этом я и хотел с тобой поговорить.
Он подошел ближе, и его аромат окутал меня, унося в мой сон. Я вдруг запаниковала, как будто находилась в маленькой комнате, в которой кончался кислород. Надо выбираться отсюда, сейчас же. Что там говорила Элис пять минут назад? Не оставаться с ним наедине? Отличный совет. К тому же мне очень нравятся те трусики, что сейчас на мне, и не хочу, чтобы они тоже оказались в его кармане. Ладно, это была ложь… разве нет?
- Как бы то ни было, мне надо идти.
У меня появилось странное ощущение дежа-вю, и я уже знала, чем все закончится, если я останусь.
- Ты собираешься встретиться с Майком снова? – Спросил он из-за спины. Моя рука была на ручке. Все, что мне нужно было сделать, это повернуть ее, и я в безопасности. Я замерла, уставившись на эту чертову ручку, борясь сама с собой. Остаться так легко.
От этой мысли мои глаза закрылись, а соски напряглись. Убирайся отсюда, Белла.
- Тебе какое дело? – По коже побежали мурашки. Я такая идиотка. Я слышала, более того, я чувствовала, как он придвинулся ближе ко мне.
- Я думал, мы уже обсудили это прошлым вечером, - проговорил он, и я ощутила его теплое дыхание на волосах.
- Да, много всего было сказано вчера вечером.
Его пальцы заскользили вверх по моим рукам и сдвинули тонкую лямку моего топа с плеча, и я почувствовала легкие прикосновения его губ на своей коже.
- Я не хотел этого говорить, - прошептал он моей коже.
- Это не значит, что это не правда.
Я инстинктивно прильнула к нему спиной, слегка наклоняя голову, предоставляя ему более легкий доступ к шее.
- Мне не следовало этого говорить.
Перекинув мои волосы через плечо, он осыпал нежными поцелуями открытые участки спины. Мое дыхание было глубоким, и каждый нерв в теле отвечал на его прикосновения. Почему я не могла уйти?
- Повернись.
Его слова были таким простыми, но они разожгли серьезный конфликт во мне. Одно дело, если бы он прижал меня к стене или властно схватил меня, но сейчас выбор был за мной. Сильно прикусив губу, я пыталась заставить себя повернуть ручку. Моя рука даже дернулась, но затем соскользнула в поражении.
Медленно повернувшись, я взглянула ему в глаза. В них отражалась похоть, и я в действительности почувствовала, как подкосились мои коленки. Он поднял руку к моему лицу, проводя большим пальцем по моей нижней губе. Наши взгляды сомкнулись, наше учащенное дыхание окутало нас, и когда я подумала, что не могу больше ждать, он притянул меня к себе, обрушивая свои губы на мои.
В тот момент, когда мы поцеловались, мое тело сдалось, и я все никак не могла притянуть его ближе. Сумочка приземлилась на кафельный пол, а руки погрузились в его волосы, притягивая его ближе. Наши поцелуи были неистовыми и дразнящими, наши руки искали обнаженную кожу. Он придавил меня к стене и провел руками вниз к моей заднице, слегка приподнимая меня. Я непроизвольно задержала дыхание, почувствовав его возбуждение. Его руки скользнули в мои штаны для занятий йогой и сжали мои ягодицы через трусики.

- Черт. Что на тебе? – простонал он мне в шею, плавно скользя ладонями по розовому атласу. Я чуть не улыбнулась, вспомнив, что за пара сейчас была на мне. Сзади на них была кружевная аппликация в виде сердца. Они были совсем новыми и очень дорогими. Он поднял меня выше, и я обхватила его ногами, а он вдавил меня дальше в стену, трясь об меня своим возбужденным членом. Он застонал, когда я захватила мочку его уха между зубов.
Опустив одну сторону моего топа, он обхватил губами мой сосок. Я откинула голову назад и ударилась о стену, когда почувствовала приятное покалывание его щетины на моей груди. Резкий звук прорвался сквозь пелену моего сознания, и я услышала, как он выругался. Мой телефон. Опустив меня на ноги, он отошел от меня, возвращая на лицо свой повседневный сердитый вид. Я быстро поправила свою одежду и подняла сумочку. Найдя телефон, я разочарованно нахмурилась, увидев на дисплее номер звонящего.
- Да, Элис, - ответила я, задыхаясь.
- Белла, где ты есть, черт возьми? И почему та скучающая блондинка сидит в гордом одиночестве? – спросила она.
- Я вернусь через секунду, окей? – я выслушала ее ответ, а затем закрыла телефон и запихала его обратно в сумочку, избегая его глаз.
- Послушай, я… - его снова прервал мой телефон.
- Господи, Элис! Я же сказала, что буду через минуту! – прокричала я, мой голос эхом отдавался от стен. Но это была не Элис.
- Белла? – В трубке послышался озадаченный голос Майка.
- О… привет. – Черт. Неужели это происходит со мной. – Послушай, я сейчас не могу говорить.
- Да. Извини, что беспокою тебя в воскресенье, но я просто не мог перестать думать о тебе. И я не хочу доставлять кому-нибудь неприятности или еще что, просто после того, как ты ушла, я проверил свою почту, и там было подтверждение доставки твоих цветов.
- Правда? – спросила я, с притворным интересом. Мой взгляд был устремлен на него. Его ноздри раздувались, а зубы стиснуты – было очевидно, что он пытался понять, с кем я разговариваю.
- Кажется, форма была подписана Эдвардом Калленом.

Комментариев нет:

Отправка комментария