пятница, 27 апреля 2012 г.

Глава 4. La Perla


Бутик
Паника. Чувство, охватившее меня, когда я, словно шторм, ворвался в свой офис, нельзя описать никак иначе, кроме как всепоглощающая паника. Поверить не могу, что я снова дал слабину. Всего несколько минут в этом заточении наедине с ней – с ее ароматом, звуками ее голоса, ее прикосновениями – и я снова в ее власти. Уверен, внешне я казался вполне спокойным и собранным, даже самодовольным и сдержанным, но каждая клетка моего тела начинала выходить из строя. Эта женщина имеет такую власть надо мной, которой я не в силах противостоять.

Оказавшись в относительной безопасности, я рухнул на кожаный диван. Уткнувшись локтями в колени и крепко стиснув волосы в кулаки, я приказал себе успокоиться, а члену опуститься.

- Твою мать! - выругался я, осознавая, что ситуация становится все хуже.


Я знал, с той самой минуты, как она напомнила мне про сегодняшнюю встречу, что я и двух слов не смогу связать, не говоря уже о проведении целой презентации, в этом гребанном конференц-зале. Да я даже не смогу снова сесть за тот стол. Я не смогу просто сидеть и не вспоминать, как она лежала на этом самом столе передо мной, пока я трахал ее. Войдя сегодня туда и обнаружив ее, стоящую у окна, погруженную в свои мысли, я почувствовал, как мой член зашевелился. Но как только она обернулась, и я увидел ее сногсшибательное платье шоколадного цвета, такого же теплого, как и ее глаза, и легкий румянец на ее щеках от того, что я застал ее мечтающей, он был уже твердым как скала.

Я начал нести какую-то херню о том, что собрание будет проходить на другом этаже, и, конечно же, она начала возмущаться. Почему она всегда мне перечет? Будучи мудаком, каким я и являюсь, я поспешил напомнить ей, кто здесь босс. Но сработало ли это? Черт, нет. Она за словом в карман не полезет. Она сразу нашла, что ответить. И не просто ответить, она дала понять, что я не заслуживаю даже оценки «удовлетворительно». Черт возьми, она совсем не создавала впечатление неудовлетворенной, когда стонала на том столе или у окна или на лестнице. Бля, о чем я думаю!

Когда она, наконец, отправилась в конференц-зал, я был наготове. И я был бы полным идиотом, если бы позволил ей взять инициативу с теми пуговицами, что нашел Эммет. И хотя я знаю, что не следовало этого делать перед всеми, я просто не мог упустить возможность сравнять счет.

И она, безусловно, кипела от злости всю презентацию, а затем просто вылетела из комнаты. Неужели она думала, что может идти со мной нога в ногу. Но затем этот проклятый лифт…
Я слегка вздрогнул, отвлеченный от своих мыслей глухим ударом, доносящимся из соседней комнаты. За ним последовал еще один удар. И еще. Какого черта там происходит? Встав с дивана, я подошел к двери и, открыв ее, обнаружил, что мисс Свон швыряет папки с документами на стол с немного большей силой, чем это того требует. Скрестив руки на груди и облокотившись о дверной косяк, я начал наблюдать за ней. Ее взвинченный и раздраженный вид ни в коей мере не способствовал уменьшению пульсации в моем возбужденном члене.

- Мисс Свон, могу я попросить вас пройти в мой офис. Сейчас же.

Она повернула голову и взглянула на меня, слегка сузив глаза.

- Конечно, мистер Каллен, - ответила она резко и дерзко, но тем нежным и сладким тоном, который заставил мою кровь забурлить, когда она проскользнула мимо меня в офис.
Я с размаху закрыл дверь и повернулся к ней.

- Может, объясните, в чем ваша проблема?

- А почему бы вам не посмотреть у себя в кармане, сэр, - усмехнулась она, а затем положила свои руки мне на грудь и резко толкнула меня. Я приземлился на диван, и она тут же села на меня верхом. Ее губы яростным приступом атаковали мои, и я чувствовал, как мой член твердеет, пока она трется об него. – Будут еще вопросы?

Моим ответом было глухое рычание, вырвавшееся у меня из груди, когда я схватил ее зад и плотнее прижал к себе. Она начала двигать бедрами, ерзая своей голой киской по моему все еще остававшемуся в штанах члену, и я откинул голову на спинку дивана. Эта женщина меня погубит. Все намерения, которые были у меня с утра, бесследно улетучились.
- Мне кажется, у нас есть одно дело, которое требует нашего безотлагательного вмешательства, мистер Каллен, - проговорила она хриплым и страстным голосом, который я никогда не слышал ни от одной женщины, кроме нее. Она прикусила мою нижнюю губу и слегка потянула ее, вставая с меня. Я открыл глаза и увидел, что она направляется к двери. И что, эта сучка теперь хочет просто уйти? Щелчок замка меня приятно удивил, и, когда она посмотрела мне в глаза,  я был очарован яростью и страстью, бушующей в этих шоколадных глубинах. – Оказывается, у вас проблема, сэр, - прорычала она, ее взгляд скользнул от моих глаз к выпуклости в моих брюках. Чертова сучка.
Я зарычал как дикий зверь и, хватая ее за талию, резко швырнул на диван, массируя пальцами ее клитор, дразня ее.
- Оказывается, у вас тоже проблема, мисс Свон, - ответил я сиплым голосом, погружая в нее палец, заставляя ее томно стонать. Я наклонился и, страстно поцеловав ее, зажал ее губу между зубами и убрал руку от ее мокрой киски. – Но я не трахаюсь в своем офисе.
- Чушь, - она заворчала разочаровано, ее голос хриплый от возбуждения. – Вам придется закончить то, что вы начали.
Я почувствовал ее руки у себя в волосах, а затем она потянула мое лицо вниз. Ее аромат был одурманивающим, и прежде чем я смог подумать о чем-либо, я обхватил ее возбужденный клитор губами. Я наблюдал, как ее прекрасные груди вздымаются и резко опускаются из-за ее сбивчивого дыхания, пока я медленно скользил языком по ее нежной плоти. Я чувствовал, как ее икра движется вдоль моего члена, заставляя его мучительно пульсировать. Не прекращая работать языком, я быстро расстегнул ремень одной рукой и приспустил брюки. Отрываясь, наконец, от ее клитора, я прислонился освобожденным членом к ее лодыжке. – Насколько я помню, мисс Свон, я ничего не начинал. Возможно, это вам следует закончить то, что вы начали.
Она открыла глаза, усмехнувшись, и, не говоря ни слова, развернулась так, что ее голова теперь была у меня на коленях. Ее дразнящий язычок пробежал вдоль нижней части моего члена, а ее тлеющие глаза встретились с моими.
- О чем это вы? Зачем мне всё это?
Я приподнял бровь, с удивлением глядя на нее, и, дотянувшись рукой до ее клитора, быстро провел по нему пальцем, заставляя ее тихонько взвизгнуть.
- Затем что я еще не кончил. И вы тоже, мисс Свон.
- Эгоистичный… - она снова начала препираться, но я быстро ее заткнул, опустив голову и потянув ее клитор губами. – Да пошел ты!
На долю секунды я снова подумал, что она собирается встать и уйти, и какая-то часть меня была этому рада. Но через мгновение, когда ее губы сомкнулись на моем члене, от этой мысли не осталось и следа. Черт подери, ну почему же это так приятно? Ее рука обхватила мой пенис чуть ниже ее губ и начала двигаться в том же бешеном темпе, что и ее рот.
- А, черт, - зашипел я и сомкнул губы на ее киске, держа ее бедра по обе стороны от своего лица.
Наши тела задвигались быстрее в предвкушении оргазма. Ее ноги слегка раскрылись, и я обхватил ее бедро рукой, вводя в нее палец. Ее стон отдался вибрацией на моем члене, и я чуть не кончил. А по дрожи в ее ногах было очевидно, что она тоже уже близко. Я добавил еще один палец и начал быстро трахать ее рукой, в то время как мой язык и губы продолжали посасывать, заставляя ее ускоренней работать над моим Эдди младшим. Медленно ее ноги еще больше раздвинулись, прижимая ее плотнее к моему лицу, пока я, наконец, не услышал приглушенный крик, когда она достигла оргазма. Ее бедра судорожно подергивались, когда я усилил движения, и я чувствовал, что до моей разрядки осталось всего несколько секунд.
- Белла? – я услышал голос отца прямо за дверью, и как раз когда я собирался кончить, она вскочила с дивана. Раздался стук в дверь. Она быстро поправила свое платье, а я натянул брюки. – Эдвард?
Как вовремя, папа, я проворчал про себя, вставая с дивана и усаживаясь за стол. Мой член теперь мучительно пульсировал, хотя вы могли подумать, что голос отца возымеет на меня обратный эффект. Но нет. У меня стояк с самого утра, с того момента, как я увидел ее у окна. Это просто нелепо.
На ее лице была победоносная ухмылка, на которую я ответил пронзительным взглядом, когда она открыла дверь.
- Мистер Каллен, то есть, Карлайл. Я как раз ухожу.
Я увидел на лице своего отца беспокойство, когда он взглянул на нее.
- Белла, дорогая, с тобой все в порядке? Ты выглядишь так, будто у тебя жар.
Она подняла руку и, дотронувшись до лба, пробормотала:
- Вы знаете, я действительно себя неважно чувствую. Утро выдалось тяжелым, - она бросила на меня шаловливый взгляд, который остался бы незамеченным обычным свидетелем. – Мистер Каллен, я, пожалуй, возьму отгул до конца дня. Мне нужно восстановить силы.
Долбаная сучка, мне хотелось закричать на нее, но пришлось сдержаться, так как в комнате был еще и отец. Я сжал кулаки под столом: не знаю, кто ненавидит ее больше, я или мои яйца.
- Вам нужно еще доделать… тот большой проект… ну вы понимаете, - прорычал я с раздражением.
- Это можно отложить до завтра, - она беспечно пожала плечами.
- Я ожидал результатов сегодня, мисс Свон, - я проговорил сквозь стиснутые зубы.
Отец уставился на меня:
- Я уверен, ты и сам сможешь справиться, Эдвард. – Не вмешивайся, пап. Серьезно, не надо. Он повернулся к ней с мягкой отеческой улыбкой:
- Иди домой, милая.
- Спасибо, Карлайл, - ответила она, мило улыбнувшись, и затем повернулась ко мне и кивнула в знак прощания, - Мистер Каллен.
Я смотрел, как она уходит, пока отец не закрыл дверь и не повернулся ко мне, с таким видом, будто собирался устроить мне взбучку.
- Что? - спросил я раздосадовано, предусмотрительно положив ногу на ногу – разглядывание ее зада, пока она выходила, не уменьшило моей эрекции.
- С тобой ничего не случится, если ты будешь немного повежливее с ней, Эдвард, - он сделал несколько шагов и уселся на край моего стола. – Тебе очень повезло, что она у тебя есть, признай это.
Я закатил глаза и покачал головой:
- Если бы ее характер был таким же привлекательным, как и ее мозги, у нас не было бы проблем.
Он сердито посмотрел на меня, и я откинулся назад на стуле, признавая свое поражение.
- Мы тебя так не воспитывали, Эдвард, - сказал он строго и встал. - Как бы то ни было, звонила мама и просила напомнить тебе о сегодняшнем ужине у нас дома. Эммет и Розали придут с малышкой.
Я почувствовал, как уголки моих губ медленно поползли вверх при упоминании моей племянницы, но я просто кивнул отцу:
- Хорошо, я приду.
Он зашагал к выходу и прежде чем закрыть за собой дверь, снова повернулся ко мне:
- И не опаздывай. Ты знаешь, твоя мать этого не выносит.
- Буду вовремя. Обещаю, - ответил я немного раздраженно, пока он закрывал дверь, тихонько посмеиваясь. Он, как и любой другой, прекрасно знает, что я никогда никуда не опаздываю, даже на такое обыденное мероприятие, как семейный ужин. Эммет же, наоборот. Иногда мне кажется, что он умудрится опоздать даже на собственные похороны. Но теперь со всей этой работой, которую она оставила на меня, я сомневался, что смогу выбраться отсюда вовремя, не говоря уже о сверхурочной работе, которую она мне подкинула и которая теперь займет мой обеденный перерыв. Мне просто необходимо выкинуть ее из головы, любым возможным способом. Я засунул руку в карман и достал оттуда то, что осталось от ее трусиков. Собираясь бросить их в ящик к остальным, я вдруг заметил этикетку. Agent Provocateur . Вот оно – мое вознаграждение за все мучения! Они совсем не выглядели как дешевые трусики, хотя в тоже время они были явно не из коллекции Fredericks of Hollywood. Но, безусловно, она выложила за них немалые деньги. И это разожгло мое любопытство. Я выдвинул ящик, чтобы изучить две других пары. La Perla на обоих. Черт подери, эта женщина со всей серьезностью подходит к выбору своего белья. Может, стоит как-нибудь заглянуть в этот бутик La Perla, по крайней мере, чтобы прикинуть, во сколько ей обошлась моя маленькая коллекция. Свободной рукой я провел по волосам, а затем бросил все трусики обратно в ящик, захлопывая его. Меньше всего мне сейчас надо было думать обо всей этой херне.
Как бы я не старался, я ни хрена не мог сосредоточиться весь этот гребанный день. Даже после обеденного ритуала я все еще не мог не думать об утренних событиях. А к трем часам дня у меня уже сдавали нервы, и я понял, что пора бы отсюда выбираться. Подойдя к лифту, я разочарованно взглянул на него и решил воспользоваться лестницей. Хотя это было не намного лучше, просто не так свежо в памяти.
Подъезжая к дому родителей тем же вечером, я вдруг почувствовал, как напряжение покидает мое тело. В дверях кухни меня встретили аппетитные запахи маминой стряпни и веселая беседа родителей, доносящаяся из столовой.
- Эдвард, - я услышал радостный голос матери, как только вошел в комнату. Я нагнулся и поцеловал ее в щеку и позволил ей попытаться поправить мои непослушные волосы. – Ох, эти твои волосы, - она попыталась уложить их, - такие же растрепанные, как и в детстве.
- Я знаю, мам, - я улыбнулся ей. Этот разговор повторялся из раза в раз. – Я уже даже и не пытаюсь. – Я взял большую миску у нее из рук и, прежде чем поставить ее на стол, стащил кусочек морковки, и посмеялся, когда она поймала меня. - Где моя девочка? – спросил я, заглядывая в гостиную.
- Они еще не пришли, - ответил отец, входя в комнату. – Ты же знаешь своего брата, он всегда опаздывает.
Конечно, я знаю. Пунктуальность никогда не была его положительной чертой, но, если добавить к этому его жену и дочку, ему вообще повезло, что он смог выйти из дома, не говоря уже о том, чтобы быть во время.
- Им лучше поторопиться, - сказал я, утаскивая еще одну морковку и удачно уворачиваясь, когда мама попыталась шлепнуть меня по руке. – Я провожу с ней очень мало времени, поэтому сегодня мне не терпится увидеть ее.
- О, Эдвард, ты такой милый, когда нянчишься с ней, - начала мама, и я уже знал, к чему она клонит. – Я знаю, ты не хочешь слушать, но если бы ты остепенился, ты смог бы завести своих маленьких карапузов. – Мой пристальный взгляд моментально прервал этот поток мыслей, и она снова вернулась к сервировке стола.
Спустя двадцать минут звуки разгрома донеслись из фойе, и я помчался их встречать. Мои колени мгновенно были атакованы маленьким неустойчивым человечком с улыбкой во весь рот.
- Дядя Эдди! - прокричала малышка.
- Эй, медвежонок! - я подхватил ее на руки и расцеловал ее маленькие щечки.
- Боже, ты омерзителен, - простонал Эммет, проходя мимо меня.
- А тебе не помешало бы научиться так говорить, папочка, - поддел я, слегка толкая его в плечо.
- Вам обоим не помешало бы заткнуться, если кому-нибудь интересно мое мнение, - добавила Розали, пожимая плечами и проходя в гостиную следом за мужем. Роуз и Эммет поженились два года назад, и спустя год родилась Кэррингтон. Она стала первой внучкой и принцессой для всех членов семьи. Она была точной копией своей матери с серебристо-белыми волосами и утонченными чертами лица. Единственное, что ей досталось от Калленов, это глаза. У нее были те же зеленые глаза, что и я унаследовал от своего отца. В остальном она была полностью Хейл.
Все уселись за большой стол, и ужин начался. Как всегда, Кэррингтон предпочла сидеть у меня на коленях, а не на своем стуле, и я пытался есть то с одной, то с другой стороны от нее, всеми силами увиливая от ее «помощи».
- Эдвард, я хотела попросить тебя. Ты пригласишь Беллу к нам на ужин на следующей неделе? Постарайся убедить ее прийти. – Я закатил глаза, прежде чем взглянуть на маму, и получил пинок в голень от отца.
- Почему все так настойчиво хотят привести ее сюда?
Знаю, возможно, мой голос прозвучал чересчур резко и громко для семейного ужина, но меня уже тошнило от этого разговора.
- Эдвард, ты же знаешь, вся ее семья далеко. Она совсем одна в чужом городе и…
- Мам, - я перебил ее. – Она живет здесь с колледжа. Для нее это уже не чужой город.
- Как я и сказала, - она продолжила предостерегающим голосом. – Она живет одна, и она такая милая девушка, и я хочу познакомить ее кое с кем.
Моя рука с вилкой застыла на полпути, так и не достигнув рта, когда она закончила фразу. Она хочет свести ее с кем-то. Кхм, странно. Я почувствовал, как в груди у меня что-то сжалось, но я не уверен, что это такое. Если бы меня попросили дать этому имя, я бы сказал… раздражение?
И почему меня злит то, что мама хочет устроить мисс Свон свидание? Ну, может быть, потому что ты трахаешь ее как бешеный кабель! Хотя не столько трахаешь, сколько трахнул. Дважды. Использование настоящего времени означало бы мое намерение продолжать. Ах да, еще заигрывания в лифте и оральный секс в моем офисе. Да уж, если посмотреть с этой стороны, то действительно, ничего хорошего.
 Прочистив горло и постаравшись избавиться от злобы в голосе, я ответил:
- Конечно, мам. Я поговорю с ней. Но ты не возлагай на это больших надежд. Уверен, она совсем не очарует этого парня, и нам трудно будет избавиться от возникшей неловкости.
- Знаешь, Эдди, - мой братик решил вмешаться. – Я думаю, все со мной согласятся, что ты единственный, кому она противна.
Я обвел взглядом присутствующих и был расстроен, увидев кивающие головы, соглашающиеся с этим болваном. Посмотрев вновь на Эммета, я увидел на его лице поразительно самодовольную улыбку. Отлично, теперь она отымела меня даже здесь.
Остальная часть вечера прошла в разговорах о том, что мне нужно попытаться быть более милым с мисс Свон, о том, что все они без ума от нее и о том, как она понравится сыну маминой подруги, Майку. Точно.
Мы также обсудили предстоящие встречи с клиентами. Одна важная встреча была запланирована на четверг, на вторую половину дня, на которой я буду сопровождать отца и брата. Я уверен, что она уже все подготовила. Это было ее несомненным плюсом. Она всегда была на два шага впереди меня – я еще не успевал попросить, а у нее уже все было готово. От мысли об этом, мне вдруг стало тепло на душе.
Уезжая домой, я пообещал, что сделаю все, что в моих силах, чтобы уговорить ее, хотя я даже не знал, когда ее снова увижу. В течение следующих нескольких дней у меня встречи и дела по всему городу, и даже если я ее увижу, забегая в офис на пару минут, у меня не было никакого желания разговаривать с ней после сегодняшнего инцидента.

Четверг.

Изучая соседние машины, пока мы еле тащились по Сауз Мичиган Авеню, я вдруг подумал, может ли этот день стать лучше? Я терпеть не могу эти долбанные пробки. Офис находился всего в нескольких кварталах отсюда, и я всерьез подумывал о том, чтобы пройтись пешком, в конце концов, водитель и сам знает дорогу до гаража. Я посмотрел на часы – было уже начало седьмого, а мы проехали только три квартала за последние двадцать минут. Превосходно. Закрыв глаза, я откинул голову на спинку сидения и начал вспоминать детали встречи, на которой я только что был.
Вроде бы мы ничего не упустили и не сделали никаких ошибок, как раз наоборот. Клиенты были заинтригованы нашими предложениями, и всё прошло гладко. Просто… Кажется, у меня херовое настроение.
На протяжении последних трех часов, каждые пятнадцать минут Эммет повторял мне, что я веду себя, как чертов подросток с постоянными переменами настроения, и к тому времени как контракты были подписаны, я уже хотел придушить его. Каждый раз, как ему представлялась возможность, он спрашивал меня, в чем, черт возьми, было дело, и, сказать по правде, я его не виню. Я и сам заметил, что последние несколько дней я вел себя как долбанный придурок. И для меня это кое-что значило. Конечно же, Эммет, считая себя стоумовым, решил, что мне просто нужен хороший трах. Господи, если бы он только знал.
Прошло два дня. Всего два, мать твою, сраных дня с тех пор, как эта сука вышла из моего офиса, оставляя меня со стояком в крайней степени возбуждения, и я уже абсолютно разбит. Глядя на меня, можно подумать, что я не трахался минимум полгода. Но нет, всего лишь два, хотя уже почти три, дня без нее, и я чувствовал себя безумным психом. Машина снова остановилась, и мне захотелось закричать. Посмотрев в затонированные окна, я заметил, где мы остановились – прямо напротив бутика La Perla. Я вышел из машины прежде, чем смог об этом подумать.
Стоя на тротуаре, собираясь перейти улицу, я вдруг осознал, что понятия не имею, что я делаю. Какого хрена я туда иду? На что, черт возьми, я надеюсь? Я что, собираюсь что-нибудь купить или так, просто помучить себя? Подходя к большим стеклянным дверям, я утешал себя мыслью, что, по крайней мере, у меня появятся новые изделия, на которые можно подрачить. Господи, я сам себе противен.

Бутик "La Perla"
 Я вошел в модный бутик и был тут же поражен странным ощущением, будто всё здесь мне знакомо, будто я бывал здесь прежде. Полы были сделаны из теплого медового дерева, потолок изобиловал длинными цилиндрическими светильниками, свисающими группами по всей площади огромного помещения. Тусклое освещение окутывало все пространство мягким интимным светом, освещая столы и вешалки с дорогим бельем. Но это странное чувство… Если быть честным, оно исходило от самого белья. Было что-то в этом изысканном кружеве и атласе, что вызвало во мне так знакомое мне желание. Я снова хотел ее.
Проведя пальцами по столу, установленному рядом с входом, я догадался, что уже привлек внимание продавцов. Высокая, симпатичная, но чересчур разукрашенная блондинка подошла ко мне.
- Добро пожаловать в La Perla, - поприветствовала она меня. – Могу я вам помочь найти то, что вы ищите? Возможно подарок для жены? Или девушки? – добавила она, флиртуя.
- Эм… Нет, спасибо, - ответил я, вдруг чувствуя себя нелепо во всей этой ситуации. – Я просто смотрю. – Я быстро отвернулся, но успел заметить, что она оценивающе оглядела меня с головы до ног.
- Ну что ж, если передумаете, дайте мне знать, - она подмигнула мне, а затем развернулась и прошла обратно за стойку. Я с благодарностью проводил ее взглядом и внезапно испытал отвращение к самому себе – я даже не взял у нее номер телефона. Твою мать! Я конечно не шлюха, но ради всего святого – красивая женщина, в магазине нижнего белья, только что флиртовала со мной, а я стоял как олень. Черт подери, да что со мной происходит?
Проведя рукой по волосам, я решил, что пора бы оценить ситуацию критически. Надо признать, всё вышло из-под контроля. Достаточно посмотреть на то, где я сейчас нахожусь, чтобы понять, насколько всё серьезно. Я не мог думать ни о чем, кроме секса с ней, и это бесило меня больше всего.
Я собирался развернуться и уйти, когда кое-что привлекло мое внимание. Подойдя ближе, я провел пальцами по черному, кружевному, сексуальному поясу с подвязками. Я и подумать не мог, что женщины действительно носят подобные штуки вне фото-сессий для журнала Playboy, пока не начал работать с ней. Я вспомнил, как мы сидели рядом во время собрания в первый месяц нашей совместной работы. Она положила ногу на ногу, и ее юбка немного задралась вверх, обнажая утонченный белый ремешок, прикрепленный к ее чулку. Мне тогда пришлось провести свой ланч в офисе, мастурбируя.
- Нашли то, что вам нравится? - я вздрогнул, услышав знакомый голос за спиной, и развернулся. Дьявол. Мисс Свон. Но я никогда прежде не видел ее такой. Она выглядела как всегда стильно, но в тоже время повседневно. На ней были надеты, как я думаю, очень дорогие джинсы и красная майка на лямках. Волосы были собраны в хвост, минимум макияжа и без очков – она не выглядела старше двадцати лет. – Какого черта вы здесь делаете?
- А какое вам на хрен дело до того, что я здесь делаю? – раздражение в моем голосе превращало его в рык.
- Так что же? Вам не достаточно моего белья, вы решили собрать коллекцию своего собственного? – она уставилась на меня, жестом показывая на ремень с подвязками, который все еще был у меня в руках.
- Мисс Свон, я…
- В любом случае, что вы с ними делаете? Прячете их где-нибудь, как маленькие сувениры ваших побед? Чертов извращенец!
Она сложила руки на груди таким образом, что ее упругий бюст теперь так и просился наружу из ее красной маечки. Конечно, я уставился на ее сиськи как бык на красную тряпку, и почувствовал, как мой дружок в штанах начал пробуждаться.
- Господи, - я покачал головой. Я чуть не рассмеялся – мы снова с ней грыземся. – И почему ты постоянно ведешь себя как долбанная сука?
Я почти кричал на нее. Я чувствовал, как меня буквально трясет от гнева. Я в жизни не встречал человека, который бы действовал на меня таким образом.
- Наверное, просто ты пробуждаешь лучшее во мне, - проговорила она сердито, наклоняясь вперед так, что ее грудь почти касалась моей. Оглядевшись вокруг, я заметил, что мы стали объектом внимания всех, кто был в магазине.
- Послушай, - сказал я, пытаясь взять себя в руки. – Как на счет того, чтобы успокоиться и говорить потише.
Я понимал, что мне нужно выбираться оттуда к чертовой матери, пока ничего не случилось. По какой-то странной причине ссоры с этой женщиной всегда заканчивались одинаково – мой член твердый как камень, а ее трусики у меня в кармане.
- Пойдем, - она кипела от злости. Схватив меня за руку, она потянула меня в заднюю часть магазина. Мои глаза моментально спустились на ее зад, пока она шла впереди меня, и мне пришлось подавить стон. Она потянула меня за угол через дверь, и я понял, что теперь мы находились в примерочной. Она очевидна была здесь, когда я зашел в магазин, так как на крючках висели вешалки с различными комплектами дамского белья, и кучка трусиков лежала на бархатной кушетке. Под потолком висели колонки, из которых звучала музыка, и я был очень рад этому – никто не услышит, как я буду ее душить.
Закрыв дверь с зеркалом во весь рост на внутренней стороне, она повернулась ко мне, на секунду закрыв глаза, каждый мускул ее тела напряжен до предела.
- Вы следили за мной? - спросила она, сверля меня взглядом.
- Что? - я чуть не закричал на нее. – На хер мне это надо?
- Получается, вы случайно забрели в магазин женского белья? Просто извращенное хобби, которым вы занимаетесь в свободное время, мистер Каллен? – она проговорила со злобой в голосе, при этом изогнув бровь.
- Боже мой, что за сука! - усмехнулся я. Но, даже произнося эти слова, я чувствовал, как наши тела потихоньку сближаются, а дыхание учащается.
- Знаете, мистер Каллен, это хорошо, что у вас такой большой член. Это в некоторой степени компенсация за ваш сраный язык, - она выстрелила в обратную, пробегая глазами по моему телу и останавливаясь на лице.
- Ну, надо же, - ответил я, приближаясь к ней, заставляя ее отступать к стене. – Что-то я не припомню, чтобы вы жаловались на мой язык тогда в офисе, мисс Свон. Кстати, возвращаясь к тем событиям, кажется, вы что-то мне задолжали.
Ее грудь вздымалась и опускалась, а ее взгляд переместился на мой рот, и она закусила нижнюю губу.
Медленно обернув мой галстук вокруг своей руки, она потянула меня к себе, и я больше не мог сопротивляться. Я открыл рот, и ее мягкий язык встретился с моим.
Простонав прямо ей в губы, я переместил одну руку на ее скулы, а другой распустил ее волосы. Мягкие локоны рассыпались по моей руке, и я зажал их в кулак, слегка поворачивая ее голову для лучшего доступа к ее губам. Она застонала, и я потянул сильнее.
- Нравится? - мой голос прогремел у нее во рту. – Нравится грубость, а?
- Боже мой, да, - она простонала обольстительно в ответ. В тот момент, слыша эти слова, меня ничто не волновало: ни где мы находимся, ни кто мы такие, ни как мы относимся друг к другу. Ни к кому, никогда в жизни, я не испытывал такого необузданного сексуального влечения. Когда мы были вместе, все остальное теряло смысл. Мной овладевала животная страсть, и только она могла обуздать ее.
Мои руки заскользили вниз по ее телу и, схватив за края ее майки, потянули ее вверх, через голову, на секунду прерывая наш поцелуй. Не оставаясь в стороне, она сбросила пиджак с моих плеч, и он упал на пол.
Лаская ее кожу кончиками пальцев, мои руки нащупали пуговицу на ее джинсах. Быстро разделавшись с ней, я приспустил джинсы вниз, и она вылезла из них, одновременно скидывая сандали с ног. Отрываясь от ее губ, я начал покрывать поцелуями ее шею и плечи.
- Черт, - простонал я, поднимая глаза и видя отражение ее прекрасного тела в зеркале. На ней был комплект черного белья, и ее шелковые волосы рассыпались по спине. Мышцы ее длинных, загорелых ног напряглись, когда она встала на цыпочки, чтобы дотянуться до моей шеи. От этой картинки, в совокупности с прикосновениями ее губ, мой член стал мучительно рваться за пределы брюк.
Она небрежно куснула мочку моего уха, в то время как ее руки занялись пуговицами на моей рубашке. Наше дыхание быстро становилось затрудненным, а движения неуправляемыми. Я расстегнул свой ремень и брюки, снимая их вместе с боксерами и бросая на пол. Притягивая ее к себе, я шагнул к кушетке.
Когда мои руки поползли вдоль ее ребер к застежке ее лифчика, я почувствовал волнительную дрожь во всем своем теле. Она прижалась ко мне грудью, будто подгоняя меня, а я целовал ее шею, пока мои пальцы быстро расстегнули крючки, и я аккуратно спустил лямки с ее плеч. Я отодвинулся назад, позволяя лифчику скатиться с ее рук, и впервые увидел ее грудь полностью обнаженной. Само совершенство. В своих фантазиях я делал с ними все, что угодно: ласкал, целовал, посасывал, трахал, но это ничто, по сравнению с реальностью. Мой член уже сотрясался от нетерпения, и я сел на кушетку, уткнувшись лицом в эти шикарные груди. Ее руки играли с моими волосами, притягивая меня ближе, и, когда мои губы нащупали этот безупречный розовый сосок, она зашипела и потянула сильнее. Черт, а это приятно. Думаю, она не единственная, кто любит грубость в этом деле.
Сотни различных эмоций витали у меня в голове. Но в тот момент не было ничего в целом мире, чего бы я желал больше, чем ее. Но я знал, что, когда все закончится, я возненавижу нас обоих. Ее за то, что делает меня слабым и безвольным, за то, что дразнит и мучает меня, а себя за то, что снова потерял контроль, что позволил похоти преобладать над яростью. Несмотря на всю эту ненависть, я знал, что не смогу остановиться. Я превратился в  наркомана, живущего только ради следующей дозы. Моя безупречно распланированная жизнь рушилась у меня на глазах, а меня заботил только секс с этим демоном-искусителем.
Плавно скользя руками вдоль ее бархатной кожи, я дошел до трусиков. Она затрепетала у меня в руках, а я, закрыв глаза, сжал ткань в кулаке, заставляя себя остановиться.
- Сорви их к черту, ты же хочешь этого, - она прошипела мне в ухо и снова укусила за мочку. Одно резкое движение, и ее трусики превратились в кучку разорванного кружева в углу комнаты. Грубо хватая ее за бедра, я приподнял ее, усадил верхом себе на колени и, наконец-то, вошел в нее. Ощущения были настолько сильными, что мне пришлось остановить ее, чтобы не кончить.
- Ммм… - простонал я, стиснув зубы, и всеми мыслями сфокусировавшись на продлении полового акта. Если я сейчас кончу, позже она обязательно мне это припомнит. А я не доставлю ей такого удовольствия.
Вернув себе контроль над ситуацией, я начал потихоньку двигать ее бедра. Мы еще не трахались в такой позиции, и хотя мне не хотелось это признавать, но наши тела отлично сочетались. Я схватил ее ноги и обернул их вокруг своей талии. Благодаря изменению позиции, я проник глубже в нее и зарылся лицом в изгибе ее шее, чтобы приглушить стон.
Я слышал голоса людей вокруг нас, когда они заходили и выходили из соседних примерочных. Но мысль о том, что нас могут поймать, делала ощущения еще более приятными.
Она прогнулась в спине, сдерживая стон, и откинула голову назад. Ее груди, находящиеся в заманчивой близости от моего лица, то, как она невинно закусила свою нижнюю губу, все это сводило меня с ума.  Я снова посмотрел через ее плечо, наблюдая за тем, как мы трахаемся в отражении. Я в жизни не видел ничего более эротичного.
Она снова вцепилась в мои волосы, притягивая мои губы к себе, наши языки заскользили вдоль друг друга, поспевая за движениями наших бедер.
- Черт возьми. Как же хорошо в тебе, - я прошептал ей в рот. - Повернись, ты должна это видеть.
Я поднял ее с себя, и она развернулась лицом к зеркалу. Затем она снова устроилась у меня на коленях, спиной ко мне, и я вошел в нее.
- О Господи, - она тяжело выдохнула, откидывая голову мне на плечо, и я не был уверен, что послужило причиной такой реакции: то ли мой член внутри нее, то ли отражение в зеркале. Я схватил ее за волосы и заставил поднять голову.
- Нет, я хочу, чтобы ты смотрела туда, - я прорычал ей на ухо, встречаясь с ее взглядом в отражении. – Я хочу, чтобы ты видела, как я трахаю тебя. И завтра, когда ты будешь мучиться, я хочу, чтобы ты помнила, кто это сделал с тобой.
- Просто заткнись и трахай, - ответила она, поднимая руки и зарывая их у меня в волосах.
- О, хочешь погрубее, маленькая любительница подразнить? - язвительно проговорил я, хватая ее бедра и резче опуская ее на себя. - Ты же не хочешь, чтобы все эти люди за стенкой узнали, что тебя трахают, а?
Тихий стон был ее единственным ответом, и я усмехнулся – наконец-то, она заткнулась. Она продолжала прыгать на моем члене, и ее шикарные груди подпрыгивали вместе с ней. Мои руки бродили по ее коже, исследуя каждый сантиметр ее тела, пока я целовал и покусывал ее плечи. Я наблюдал в зеркале за тем, как мой член плавно входит и выходит из нее, и как бы сильно я не желал отречься от этих воспоминаний, я знал, что они будут со мной всегда. Почувствовав, что стенки ее влагалища начинают сокращаться, я опустил одну руку на ее клитор.
Покрытые легкой испариной, наши тела немного поблескивали, а ее волосы беспорядочно прилипли у нее на лбу. Она пристально смотрела мне в глаза, пока наши бедра продолжали эту бешеную гонку за наслаждением, и я знал, что мы оба уже близки к финишу. Рядом с нами продолжали общаться люди, совершено не ведающие о том, что творится в этой маленькой комнате. Из прошлого опыта я знал, что, если я что-нибудь не придумаю, нам не удастся остаться не замеченными, когда она достигнет оргазма. Поэтому, когда ее движения стали более безумными и неконтролируемыми, и ее руки сильнее сжали мои волосы, я прикрыл ее рот своей ладонью, чтобы приглушить ее крик.
- Черт! - я заглушил свой собственный стон, уткнувшись ей в плечо, и еще через несколько фрикций я кончил в нее. Она плюхнулась на меня, а я облокотился на стенку позади себя. Из-за моего затрудненного дыхания ее тело резко поднималось и опускалось.
Я подумал, что мне следует встать и одеться, но я не был уверен, что мои дрожащие ноги удержат меня. Все надежды на то, что со временем секс с ней станет менее интенсивным, и что я переборю эту одержимость, рушились в считанные секунды. Здравомыслие медленно начало просачиваться обратно в мое сознание, вместе с разочарованием от того, что я снова позволил себе поддаться этой слабости.
Я встретил ее взгляд в отражении, и клянусь, что-то пробежало между нами. Чувствует ли она тоже самое? Было ли для нее это такой же большой ошибкой, как и для меня? И что мы собираемся с этим делать? Я приподнял ее с себя и быстро оделся, стараясь не смотреть ей в глаза. В одно мгновение примерочная показалось слишком тихой и маленькой – я мог слышать каждый ее вздох.
Затянув галстук, я нагнулся и поднял порванные трусики с пола, засовывая их в карман. Я развернулся, собираясь выйти, и остановился. Подняв руку, я медленно погладил кружевное изделие, висящее на одном из крючков на стене.
Наконец, я встретился с ее взглядом и сказал:
- И возьмите этот пояс с подвязками, - и, не оборачиваясь, вышел из примерочной.

Комментариев нет:

Отправить комментарий