пятница, 27 апреля 2012 г.

Глава 2. Прекрасная Сука


Боже. Я в беспросветной заднице. Я проснулся полчаса назад и до сих пор пялюсь в потолок. Возбужденный. Снова. Но в этот раз мне было хуже, чем в предыдущие двести девяносто шесть дней, что я просыпался в таком же состоянии. Сегодня, я знал, что теряю. 

Девять месяцев. Девять гребаных месяцев утреннего стояка, быстрых мастурбаций и бесконечных фантазий о том, кого я даже не хотел. Ладно, это не совсем, правда. Я хотел ее. Хотел больше, чем любую другую женщину, которую когда-либо видел. Главная проблема заключалась в том, что я ее ненавидел. Хотя может… нет, я все-таки ее ненавидел. Она была одной из самых задиристых сук, которых я когда-либо встречал. 

И она тоже ненавидела меня. Я имею в виду, она действительно НЕНАВИДЕЛА меня. За все свои двадцать восемь лет, я не встречал никого, кто бы так искусно выводил меня из себя, как мой ассистент. Белла. Точнее, мисс Свон. 


От одного только ее имени мой член вскакивал по стойке смирно.
Сраный предатель. Это все из-за него, он втянул меня в этот кошмар. Я потер руками лицо и поднялся. Какого хрена мне теперь делать? Боже, ну, почему я не смог удержать его в штанах? Я контролировал себя в течение девяти долбаных месяцев. И все было в порядке. Я держал дистанцию, засыпал ее глупыми приказами, черт, даже я признаю, что был ублюдком. И затем, я дал слабину. Все, что потребовалось, одна минута в той уединенной комнате, ее запах вокруг меня и эта гребаная юбка. Я сломался. 

Она наклонилась над столом, и ее прекрасная попка была прямо передо мной. И я не смог больше сдерживаться. Я хотел ее, как никогда, и каждая клетка моего тела кричала «протяни руку и коснись ее». Я просто уже не мог бороться со своим желанием. 

Моя рука перемещалась против моей воли. Она тянулась к ней, игнорируя любой из аргументов, которыми я убеждал себя в течение почти года. Я произнес ее имя. Ее карие глаза смотрели прямо на меня. Но что было в них? Гнев? Желание? Я уже не мог об этом думать…
Моим разумом завладело тело. Мы встретились глазами. Ожидание. Скажи мне «нет». Заставь меня остановиться. Моя рука опустилась ниже. Мягкая ткань. Под ней кожа гладкая, как атлас. Не позволяй мне этого делать. Медленно вверх. Останови меня. Кружево. Жар. Влажность. Рай. 

Я бросил ее на стол. Ее ноги раскрылись для меня, ее трусики разорванный кусок дорогого кружева на полу. Я погрузил в нее два пальца, и ее стон удовольствия отдался дрожью в моем возбужденном теле. Я ревновал к своим пальцам, я хотел быть в ней. Двигаться вперед и назад, слышать, как она кричит мое имя, наказывать ее за то, что заставляет хотеть ее так сильно. 

Мой разум догнал тело, и я остановился. Она схватила меня за галстук, притягивая к себе, заставляя продолжить то, что начал. Ее губы нашли мои, пробуя меня, дразня меня. Она всегда дразнила меня. То, как она смотрела, то, как она пахла, и даже то, как она смеялась. Нужно себя контролировать. Я схватил ее симпатичную блузку и разорвал ее. Пуговицы разлетелись по комнате, и мне, наконец, открылся вид на ее красивые груди. 

Трясущимися руками, она расстегивала мой ремень, нащупывая застежку ширинки. Она хотела этого так же, как и я. От одной только мысли во мне закипел гнев. Как смеет она каждый день вести себя так, будто я ничто, будто она слишком хороша для меня? Каждый день на работе она была настолько спокойна и холодна, но глубоко внутри, так же сжигаема страстью, как и я? Борясь с кучей раздирающих меня эмоций, я стал еще более твердым. Ее рука обхватила меня и, крепко сжав, заставила мое достоинство пульсировать от ее прикосновения. 

Боже, это не приведет меня ни к чему хорошему. Я оттрахал ее прошлой ночью. Жестко. Этого должно было быть достаточно. Я был уверен, что занявшись с ней сексом однажды, утолю свое желание, и у меня появится немного мира и спокойствия. Но вот я лежу в своей кровати, возбужденный, как после нескольких недель воздержания. Я взглянул на часы – а прошло только девять часов. И мне придется мастурбировать, снова. Это просто ненормально. Мне что, шестнадцать? 

Поскольку это стало практически утренним ритуалом, я выдвинул ящик тумбочки и достал маленькую бутылку, которую держал там. Закрыв глаза, я откинулся и лег, глубоко вздыхая. Я представлял ее, трепетавшую от моих прикосновений. 

Представлял ее красиво постриженную киску. Вспоминал, как без предупреждения вошел в нее, и, черт возьми, это было именно то, о чем я так долго мечтал. 

Я дрочил, представляя, будто это ее руки. Член увеличивался и сильней пульсировал с каждым прикосновением. Я разрешил себе стонать, и уже ощущал приближение оргазма. Не открывая глаз, я продолжал предаваться воспоминаниям о прошлой ночи.

Она была напряженной и влажной, ее лодыжки были у меня в руках, и я продолжал двигаться внутри нее. Я собирался вытрахать ее из своей головы. Это как изгнание нечистой силы. Хотел избавить себя от этого прекрасного демона, который захватил мой разум. С каждым днем у нее становилось все больше власти надо мной. Она всегда казалась такой чопорной и правильной, но ее тело поселилось в моих мечтах. Ее длинные темные волосы, собранные в пучок, ее глаза, ее лицо, ее губы, ее тело. То, как она одевалась, то, как она двигалась. Все это убивало мою решительность, постепенно, день за днем. 

Я хотел задеть ее, обозвав дразнящей сучкой. Ей она и была. Но в ответ она посмеялась надо мной, сказав, что у нее бывало и получше. Яростный гнев прокатился по мне волной. Желание разрушило все чувства. Я бы стер из ее памяти каждого мужчину. Рыча, я прижал ее к окну, приказывая раздвинуть ноги для меня. Я собирался унизить ее, показать миру, какой она была. Я толчками входил в нее, освобождая свой разум, трахая ее сильнее, чем я когда-либо мечтал. Ее стоны и крики были самой сладкой музыкой, которую я слышал. Я хотел, чтобы она произнесла мое имя. Хотел знать, что это я доставляю ей это удовольствие. Ее мышцы начали сжиматься вокруг меня. Она кричала, ругалась и кончила на холодном стекле. 

От воспоминаний звуков ее голоса, тепла ее тела, рука непроизвольно ускорилась. Я продолжал мастурбировать, приподнимаясь с кровати, резко вгоняя член в руку. Я чувствовал приближение оргазма, когда мысли вновь унесли меня в прошлую ночь.

Когда она поцеловала меня, мой разум окончательно затуманился, и с каждым соприкосновением наших языков, тело желало ее все больше. Она соскользнула по стеклу и встала на колени передо мной. Ее горячий рот окутывал меня, втягивая. Боже, сколько раз я представлял это? Все те минуты, когда я, глядя на нее сидящую за столом, представлял, как это будет. Я был парализован и беспомощен. Она лизала и посасывала, и когда я почувствовал легкое прикосновение ее зубов, я не смог сдерживаться больше. Оргазм взорвался внутри. А затем она выпустила меня и оставила, задыхающегося и потрясенного. 

Мой голос эхом отозвался в тишине спальни. Ощущения начинали переполнять меня, грозясь взорваться. Рой мыслей пронесся в голове. Все то, что мы сделали, все то, что я еще хотел сделать. Хотел попробовать ее на вкус, посмотреть, будет ли она столь же восхитительна, как в моих мечтах. Черт, я уже так близко, буквально вишу на волоске. Я ускорил ритм, увеличивая амплитуду движений, и последняя мысль перетолкнула меня через край: ее киска такая гладкая… Интересно, она будет такой же гладкой на ощупь, если попробовать языком?
Я, наконец, кончил, очищая разум от мисс Свон. По крайней мере, на несколько часов.
Я принял быстрый душ, тщательно вымывая себя, будто пытаясь стереть любой ее след, оставшийся с прошлой ночи. 

Это надо прекратить, это должно прекратиться. Эдвард Каллен не ведет себя подобным образом. Женщины сами бросаются в мои объятия. Я никогда ни за кем не бегал. Никогда. Я мог заполучить любую женщину, какую хотел. И я получал. Но я конечно не трахался в своем офисе. Последнее, что мне нужно, это какая-нибудь прилипчивая баба, разрушающая все. Я не мог позволить ей иметь над собой контроль. Все было так хорошо, до того как я узнал, что упускаю. Это было мучительно, а стало в миллион раз хуже.

Я направлялся к своему кабинету, когда она вошла. То как она уехала вчера - без слов, заставляло меня представлять два варианта развития событий. Либо, она посмотрит мне в глаза, думая, что события вчерашнего вечера что-то значили. Женщины любили так думать. Либо, она поимеет меня в зад. Буквально. 

Если хоть слово о том, что между нами было, выйдет наружу, я могу потерять не только свою должность, но и то, над чем моя семья и я работали долгие годы. 

Как бы сильно я не ненавидел ее, я не мог представить, что она так поступит. И если была одна вещь, которую я знал о ней, так это то, что она преданная и заслуживает доверия. Она могла быть злобной мегерой, но не бросила бы меня на растерзание львам. Работая на «Каллен Инкорпорейтед» еще с колледжа, она была очень ценной частью компании не без причины. Хотя я и устал слушать рассказы отца о том, как мне повезло, что она всегда рядом. 

Но, будь я проклят, она прошла мимо и полностью проигнорировала мое присутствие!
На ней был плащ, с завязанным поясом, длиной до колена. Он скрывало то, что на ней было надето, но в то же время показывал ее чудесные ноги, казавшиеся еще длиннее с этими золотыми туфлями на высоком каблуке. 

Черт подери эти туфли. 

Дьявол… если она надела эти туфли, значит есть возможность, что… Нет, только не это платье! Пожалуйста, Господи, только не это платье! Я знал точно, теперь у меня не было никакого шанса совладать с желанием и справиться со всем этим дерьмом. Ладно, это женщина, черт ее возьми, действительно была самой дразнящей на свете. Это было белое платье. 

Платье, являющееся отравой моего существования, небесами и адом в одном гребаном великолепном сочетании. У него был глубокий вырез, подчеркивающий мягкую, гладкую кожу ее шеи и ключиц. Белая ткань, обтягивающая ее великолепную грудь и ниспадающая до колен. Это была самая сексуальная вещь, которую я когда-либо видел. Оно не было вызывающим, но было что-то в этом проклятом девственно белом цвете, заставляющее меня быть возбужденным весь день, когда она носила его. Если мне придется, сгорая от желания, просидеть в офисе еще один обед, я убью кого-нибудь. 

И она всегда распускала волосы, когда надевала это платье. Одной из моих повторяющихся фантазий была та, в которой я вытаскиваю заколку из ее волос, прежде чем трахнуть. Боже, я ненавижу ее. 

Она повесила жакет на спинку стула и села. Она по-прежнему не обращала на меня внимания, и я бросился в свой офис, громко хлопая дверью. 

Почему, черт возьми, она все еще волновала меня? Прошлая ночь должна была стереть ее из моих мыслей. Но я стоял в своем кабинете возбужденный, второй раз за день, а ведь не было еще даже восьми часов утра. Черт! 

Работа. Мне нужно просто сосредоточиться на работе и перестать думать о ней. Я сел за стол и попытался сконцентрировать на чем-нибудь свое внимание, но мысли о ее удивительных губах на моем теле не способствовали этому. 

Я щелкнул по клавише открытого ноутбука, чтобы проверить свое расписание на день и начать работать. Черт… Мое расписание у нее в Блэкберри. Остается только надеяться, что я не пропущу никаких встреч сегодня утром, потому что я абсолютно точно не собираюсь вызывать сюда Снежную Королеву. 

Я просматривал сводную таблицу, когда услышал стук в дверь. 

- Войдите.
Конверт, с громким хлопком приземлившийся на мой стол, заставил меня поднять глаза. Мисс Свон, не говоря ни слова, с вызовом посмотрела на меня сверху вниз, развернулась и вышла из моего офиса, закрыв за собой дверь. Я протянулся через весь стол, чтобы достать конверт, уверенный в том, что это заявление о сексуальных домогательствах… или как там называется это дерьмо.

Чего я не ожидал увидеть, так это чек из магазина Gucci, по которому заплатили… c кредитной карты компании! Я вскочил со стула и выбежал из своего кабинета за ней. Она направлялась к лестнице. Отлично. Мы находились на восемнадцатом этаже, и никто, кроме возможно нас двоих, никогда не пользовался лестницей. Я мог высказать ей все, что хочу, не боясь, что нас подслушают. 

- Мисс Свон, куда это вы направляетесь? - Крикнул я ей, как только дверь на лестничную площадку закрылась за нами. Она продолжала идти вниз, не оборачиваясь на меня.

- У нас закончился кофе, мистер Кален, - она произнесла мое имя с издевкой, как она всегда это делала. – Так что я собираюсь спуститься и купить его. Вы ведь не хотите, чтобы уровень кофеина в вашем организме понизился, сэр?

Как мог кто-то такой невозможно сексуальный быть такой сраной сукой? Я догнал ее на площадке между этажами и прижал к стене, схватив за руку. Она высокомерно смотрела на меня, сжав зубы. Я поднял чек перед ее лицом. 

- Что это за хрень?!

Она саркастично покачала головой.

- Знаешь, для такого напыщенного умника, ты иногда действительно сильно тупишь. На что, черт возьми, это похоже? Это чек. Их обычно дают, когда ходишь за покупками. 

О, если бы она не была лучшей в своем деле, я бы уволил ее сию же минуту. Кем она, черт подери, себя возомнила?!

- Я вижу, что это чек, - прорычал я сквозь сжатые зубы, сминая бумагу в кулаке. - Почему ты покупаешь себе одежду, расплачиваясь кредиткой компании?!

Она закатила глаза, ухмыльнулась, а затем небрежно ответила:
- Один ублюдок порвал мою блузку, - она пожала плечами, а затем наклонилась лицом ближе ко мне и прошептала, - и трусики. 

Бля… 

Глубоко вдохнув, я бросил бумагу на пол и поцеловал ее, пропуская длинные локоны сквозь пальцы и прижимая телом к стене. Мой член упирался ей в живот, и я почувствовал, как она грубо сжимает мои волосы в кулаках, притягивая нас ближе друг к другу. 

Я поднял ее платье вверх и застонал, потому что мои пальцы коснулись кружева на ее заднице. Она что специально мучает меня? Ее язык коснулся моих губ, когда я погладил гладкие и влажные трусики. Я сжал тонкую ткань в руке и резко сорвал.

- Это будут вторые, - прорычал я и впился в ее губы поцелуем. 

Слушая низкие стоны, я двигал в ней двумя пальцами, большим потирая клитор. Она была еще более влажной, чем вчера вечером, если это вообще возможно.

- На колени, - процедила она сквозь зубы, открывая глаза и глядя на меня. - Я хочу, чтобы ты сделал это ртом, сейчас же.

Боже, она действительно сказала это? Значит, сука хочет поиграть… Я заставлю ее кончить так, что она забудет, как ее зовут. 

Я встал на колени и положил ее порванные трусики в карман пиджака. Закинув ее ногу на плечо, я раскрыл пальцами губы и легкими касаниями языка дразнил клитор, заставляя ее биться в конвульсиях. Она громко вздохнула и стиснула мои волосы в кулаке. 

Черт возьми, ее вкус был удивительным и с каждой каплей я возбуждался еще больше. Ну, хотя бы не я один… Я нежно прикусил клитор зубами, вынуждая ее громко выругаться, а затем быстро провел языком. 

- Боже…боже… боже! - она вдавила каблук мне в плечо и, почувствовав языком пульсацию, я понял, что она кончает. 

Ее руки в моих волосах немного расслабились, но тело еще было напряжено. Я поднялся на ноги, и она впилась в меня злобным взглядом. Быстро расстегивая свой пояс, я выпустил свое напряженное достоинство и сильным толчком вошел в нее. Она взвизгнула и обхватила меня, сбивчиво дыша. Укусив мое плечо, она обернула вокруг меня ногу, когда я начал быстро и жестко двигаться, впечатывая ее в стену. 

Меня не волновало, что в любой момент, кто-нибудь мог выйти на лестничную площадку и поймать меня, трахающим эту суку. Мне нужно было выкинуть ее из своей головы. 

Она подняла голову с моего плеча, и наши губы снова грубо столкнулись, она закусила мою нижнюю губу. Я держал ее высоко, не позволяя опуститься до конца. Я чувствовал, как приближается оргазм, как она сжимается вокруг моего члена, и хотел оставить этой стерве память о себе… о том, что я с ней делал. Возможно, тогда у меня в мыслях воцарится мир. 

- Черт возьми! - кричала она, крепче обхватывая меня ногой. 

Я спрятал лицо в ее волосах, пытаясь приглушить стон, поскольку я внезапно кончил в ней, сжимая ее задницу руками. Ее нога медленно соскользнула, и мы попытались восстановить дыхание. Я отстранился от нее, и мы невозмутимо стали поправлять одежду и волосы. 

- Да, я на противозачаточных, - проговорила она спокойно. Развернувшись и направляясь вниз по лестнице, она вдруг резко обернулась и посмотрела мне в глаза: - Спасибо, что спросил, гавнюк. 

Глядя, как она исчезает из поля моего зрения, я развернулся и помчался как ураган к офису, громко хлопая дверью за собой. 

Откинувшись на кресле и вытащив ее трусики из своего кармана, я уставился на белую шелковую ткань у себя на ладони, а затем бросил их в ящик стола, рядом со вчерашней парой. 

Боже, я действительно в жопе…

Комментариев нет:

Отправка комментария