пятница, 27 апреля 2012 г.

Глава 1. Прекрасный Подонок

Офис

«Черт!» – выругалась я про себя. Я знала, в ту самую секунду, как открыла глаза утром, я знала, что этот день будет отвратительным. Сидя в своем автомобиле, я пыталась заглянуть за огромный внедорожник, стоящий впереди. В чем, нахрен, проблема? Я стою на том же месте на этой богом забытой автостраде уже десять минут. И это на десять минут больше, чем у меня есть. Я опять взглянула на часы. 

Вот дерьмо. 

Я вздохнула и выглянула из окна, глазами встретившись с водителем соседней машины. Мужчина, лет сорока, подмигнул мне и с жуткой улыбкой произнес «Детка». Фу! Почему мужики должны быть такими свиньями? Откинувшись на сидение, я вспомнила тот разгром, с которого начался мой день. 


Проснувшись под ревущие звуки My Chemical Romance, раздающиеся из динамиков будильника, я, недовольно застонав, подальше вжалась в подушку и протянула руку, чтобы выключить музыку. Но звук не затихал, а становился громче. Какого хрена? Я наклонилась дальше, чтобы вытащить шнур из розетки и рухнула на пол, потянув за собой, часы и все остальное, что было на моей тумбочке. 

О, Боже! Мой Блэкберри! Пустой стакан, в котором секунду назад была вода, лежал на полу рядом с моим насквозь промокшим телефоном. Взяв в руки мобильник, с которого капала вода, я почувствовала, как меня начинает охватывать паника. 

Мне конец. 

Вся моя жизнь и все расписание мистера Каллена были в этой штуке. Я глубоко вздохнула, пытаясь себя успокоить. Возможно, я смогу высушить его, и все будет хорошо. Да, точно. Ведь дорогие электронные устройства прекрасно чувствуют себя в воде. 

Я тихо молилась о том, что не забыла сделать резервную копию перед тем, как уехала вчера вечером. Но, вспоминая события того дня, можно быть почти уверенной – я забыла.
Мой босс, Эдвард Каллен, был в особенно противном настроении, и провел большую часть дня, крича, раздавая указания и хлопая дверью. Этот парень был отборным гавнюком. Он занял должность моего предыдущего босса девять месяцев назад, и вел себя как настоящий засранцем с первого дня и поныне. Обычно такое ничуть не беспокоит меня, я не из тех, кого легко задеть. Но в тот день я была в своем совершенно новом платье от Майкла Корса, на которое потратила уйму денег, и чувствовала себя на миллион долларов. К шести часам, после всех его истерик, я уже готова была нанять киллера. 

Отчаянный стон вырвался у меня из груди, когда я поняла, что вместо обеда мне сегодня придется бегать по магазинам, выбирая новый телефон. Супер! 

Так или иначе, мне довольно быстро удалось собраться на работу. Моя кофеварка сломалась, а ключи упали между подушек кушетки, но, несмотря ни на что, я добралась до автомобиля всего за несколько минут. 

Это было до того, как я застряла из-за этого несчастного случая на дороге. 

Потребовался почти час, чтобы проехать место аварии, которая заблокировала три улицы. К тому времени, когда я подъехала к офису, мое опоздание официально длилось уже час. В любое другое время я бы позвонила, но мой телефон лежал дома и пропитывал влагой кучу бумажных полотенец в мусорной корзине. 

Я понимала, что получу грандиозную трепку, несмотря на то, что всегда приходила на работу хотя бы на пятнадцать минут раньше и ни разу не опаздывала. До сих пор. Мне влетит, просто потому что мой босс мудак. 

Мистер Эдвард Каллен. Я закатила глаза, когда в моей голове пронеслось это имя. Терпеть его не могу. Он самый самоуверенный, напыщенным хрен, которого я когда-либо встречала в жизни. Все женщины офиса шушукались и хихикали о нем, потому что даже я готова признать – он сногсшибательно красив. Но если у вас есть хоть толика здравого смысла, вы рано или поздно поймете, что красота поверхностна, а уродство пропитывает насквозь. Я повидала неприятных мужчин за свою жизнь; с некоторыми встречалась в школе и колледже, но этот явно взял приз. Прекрасный подонок. 

- Так-так, мисс Свон, и сколько же сейчас времени в вашем маленьком мире? – спросил он снисходительным тоном, как только я вошла в офис. Он стоял в дверном проеме своего собственного кабинета и выглядел так же прекрасно и высокомерно, как обычно. Он был приблизительно сто девяносто сантиметров ростом, и обладал телом, как у мраморной скульптуры. Я совершила ошибку, когда пошла в тренажерный зал отеля, в котором проводилась конференция в первый месяц нашей совместной работы. Я вошла и увидела его потного, без рубашки, на беговой дорожке. Эта картинка навсегда врезалась в мой мозг. Но конечно он разрушил все, как только открыл рот. «Рад видеть, что вы наконец-то задумались о своей физической подготовке, мисс Свон».

Гавнюк. 

У него было лицо, за которое убил бы любой мужчина-модель и самые невероятные волосы, которые я когда-либо видела. Из-за них, девушки с нижнего этажа прозвали его «Сексуальный причесон». 

- Мне очень жаль, мистер Каллен. На автостраде была авария, и я приехала, как только смогла. Это больше не повторится, сэр, - сказала я вежливым тоном, хотя мои пальцы подергивались от желания выцарапать его красивые зеленые глаза. 

- Вы правы, не повторится, - он ответил с той нахальной улыбкой, от которой что-то внутри меня сжалось и передернулось. Если бы только он держал свой проклятый рот закрытым, он был бы идеален. Заклеить его рот скотчем, и тогда я буду не против помечтать…  в кладовке, на его столе, на моем столе, на атласных простынях... 

- И, чтобы сегодняшний инцидент не выпал из вашей памяти, я хочу видеть задание, которое я утром положил к вам на стол, законченным на моем столе в шесть. После этого вы компенсируете час, потерянный утром, давая презентацию в конференц-зале. 

Его голос вырвал меня из, теперь уже давно забытых мечтаний, а мои глаза расширялись, по мере того как он говорил. Я видела, как он разворачивается и хлопает дверью. 

Вот ублюдок! 

Он чертовски хорошо знает, что рекламная презентация не может быть сделана за… - я посмотрела на часы – великолепно. За семь с половиной часов. Это если я пропущу обед. Я бросила сумочку, включила компьютер и раскрыла папку, лежащую на столе. Хорошо, по крайней мере, это простая презентация обуви. Для нее не слишком уж сложно придумать слоган. Но, тем не менее, он дал мне нереальный срок. 

Я не упоминала в последнее время, что мой босс мудак? 

Пока все остальные начали уходить на обед, я сидела за своим столом с чашкой кофе и пакетом печенья, который успела захватить в торговом автомате на пути из женского туалета.
Обычно я приносила ланч с собой или уходила вместе с другими ассистентами в кафе, но сегодня время было не на моей стороне. Ворча, о том, что могу и в голодный обморок упасть от недоедания, я услышала, как открылась дверь офиса. Я улыбнулась, потому что увидела, как вошла моя подруга Анжела. Она работала в «Каллен Инкорпорейтед» почти столько же, сколько и я, была милой, доброй и одним из самых близких мне людей здесь. 

- Готова идти на обед, Белла? - спросила она, улыбаясь.
- Боже, Анжела, я знаю, что обещала, но сегодня просто адский день. Я никак не могу отлучиться.
Я смотрела на нее извиняющимся взглядом, а ее улыбка превратилась в ухмылку.
- Адский день или адский босс? - она наклонилась и захихикала. Анжела знала все об Эдварде «Мудаке» Каллене. В этом здании он был живой легендой. Никто не спорил с ним и не возражал, если хотел сохранить работу. Черт, если бы я не была так великолепна в своем деле, я бы не смогла прикрыть и половину дерьма, которого натворила.
- Ты в точности уловила смысл, - ответила я и, сдув челку с глаз, добавила, - смотри, у меня тут работы невпроворот. Вы, ребята, идите без меня.
- Но … - попыталась поспорить подруга.
- Анжела, у меня нет никакой возможности. Даже если я буду работать без передышки до семи, я не уверена, что успею закончить все вовремя. Мне, правда, жаль, и я обещаю – в следующий раз пойду с вами.
- Ладно, но не позволяй этому хрену помыкать тобой. Ему повезло, что ты у него есть, и он знает это. И мы знаем, кто здесь на самом деле все контролирует, - Анжела улыбнулась и вышла из офиса. 

Боже, это будет долгий день. Я заметила, что в третий раз, за несколько часов мой чулок начал соскальзывать. 

На работе я всегда выглядела безупречно. Волосы были скручены в элегантный узел, хотя к вечеру мои кудри, обычно, пытались вырваться на свободу. А благодаря моей лучшей подруге Элис, моя одежда была модной, но профессиональной. Это она настояла на образе «сексуальной секретарши». Таким образом, мой шкаф был забит юбками-карандашами, женственными блузками и блейзерами, неброскими украшениями, и, конечно же, снова благодаря Элис, лучшими туфлями, которые можно было купить за деньги. Я всегда ненавидела каблуки, но она уговорила меня покупать дорогую обувь, потому что она удобнее, качественнее и долговечнее. Мне не нравится это признавать, но Элис права. Поэтому, мой шкаф стал домом для нескольких пар сексуальных дизайнерских туфлей.

Единственная вещь, которую я ненавидела – мои очки. Я всегда чувствовала себя в них по-дурацки, но читать без них не могла. А контактные линзы мне не подходили. Поэтому Элис выбрала мне прекрасную оправу, которая, по ее словам, «завершила образ». 

Я залезла под стол, чтобы попробовать натянуть чулки и услышала, как кто-то подошел. Не глядя, я произнесла:
- Слушай, Анжела, я же сказала тебе… - я замолчала, когда поднялась и увидела, что это не Анжела. Я покраснела и потянула задранную юбку вниз. - Извините, мистер Каллен, я… - но он прервал меня.
- Мисс Свон, так как у вас, очевидно, есть время на то, чтобы принимать в гости других девушек из офиса, я полагаю, вы закончили проект Nike, - сказал он, глядя на меня сверху вниз. - Мне нужно, чтобы вы спустились в бухгалтерию, и нашли анализ прибыли за третий квартал. Как думаете, справитесь?
Я тяжело вздохнула и посмотрела вниз на кучу работы, которую мне еще предстояло сделать, и, пытаясь сдерживать свой гнев, подняла взгляд на его сверкающие зеленые глаза.
- Со всем уважением, мистер Каллен, я – всего один человек и…
- Это была не просьба. Все должно быть сделано, мисс Свон, - перебил он меня и, одарив пристальным взглядом, резко развернулся и как ураган метнулся к своему офису, в очередной раз хлопнув дверью. 

В чем, нахрен, его проблема? Он действительно считает необходимым, уходя, хлопать дверью? Я закатила глаза, схватила блейзер со спинки стула и направилась в бухгалтерию.
Когда я вернулась и постучала в дверь его офиса, ответа не последовало. Хм. Я повернула и дернула ручку. Заперто. Этот гавнюк, вероятно, пошел на обед, оставляя на меня свою работу. Я впихнула папку в почтовое отверстие на его двери, надеясь, что бумаги разлетятся по всему кабинету и ему придется подбирать и сортировать их самому. Это было бы ему уроком. С другой стороны, я надеялась, что такого не случится, поскольку зная его, можно было точно утверждать - он заставил бы меня собирать все документы, а сам наблюдал, как я трачу время, вместо того, чтобы попытаться закончить мой уже невозможный проект.

~*~*~*~*~*~*~
Черт! Я повторила это про себя в сотый раз за последний час. Мчась вдоль темного холла, теперь уже пустого, здания, сжимая в руках материалы для презентации, я мельком взглянула на часы. 7:20. Боже, сегодня хоть что-нибудь пойдет так, как мне нужно? Мистер Каллен устроит мне взбучку – я опаздывала уже на двадцать минут. Он ненавидит опоздания. Слова «опоздание» нет в словаре Мудака Эдварда Каллена. Как нет слов «сердце», «доброта», «сострадание» и «спасибо». 

Я снова поймала себя на мысли планирования убийства того ублюдка из «Кинко». Все, о чем я просила – элементарная работа. Сделать несколько копий и сшить несколько документов. Это просто. Положил, скопировал, вытащил. Но нет. Два часа. Это заняло два часа! 

И теперь я, пробегая пустые залы здания в моих итальянских туфлях за триста пятьдесят долларов, мчалась к своему палачу. Дыши, Белла. Он может почувствовать запах страха.
Приближаясь к залу заседаний, я бессмысленно попыталась успокоить себя: может, он задержался в своем офисе и еще был занят работой. Да, конечно. Я подошла к его кабинету, и мои страхи оправдались: дверь была открыта, настольная лампа освещала комнату, а его большое кожаное кресло было пустым. Дерьмово. 

Я замедлила шаг, поскольку приблизилась к залу заседаний. Тусклый свет пробивался из-под закрытой двери. Он определенно был там, ожидая меня. Держа пачку документов в руках, я попыталась пригладить волосы и поправить одежду. Сделав глубокий вдох, я постучала в дверь. 
Конференц-зал

- Входите.
От тона его голоса у меня дыхание перехватило. Он не казался сердитым. Хуже, он был скучающим. Уставшим от ожидания. 

Расправив плечи, я вошла в тускло освещенное помещение. Одна стена этой большой комнаты целиком состояла из огромных, от пола до потолка, окон, открывающих прекрасный вид на городской пейзаж Чикаго с высоты восемнадцати этажей. В центре стоял большой деревянный стол для переговоров, во главе которого, лицом ко мне, сидел мистер Каллен. 

Его пиджак висел на спинке стула, узел галстука был ослаблен, рукава рубашки закатаны до локтей, а пальцы сложены в замок. Прекрасное лицо было скучающим. Он устало посмотрел мне в глаза, но ничего не сказал. 

- Прошу прощения, мистер Каллен, - сказала я, дрожащим голосом, все еще тяжело дыша. -Возникли проблемы с… - я остановилась. Оправдания не помогут моей ситуации, и, кроме того, я не собиралась позволять ему обвинять меня в том, что мне не подвластно. Пошел он в жопу! С моей новообретенной храбростью, я подняла голову и подошла к столу.
Не встречаясь с ним взглядом, я рассортировала бумаги и расположила их на столе перед нами.

- Вы готовы начать, мистер Каллен? - спросила я, даже не пытаясь скрыть яд в своем голосе.
Он поднял на меня свой взгляд, но не ответил. Его зеленые глаза пошатнули мою храбрость. Было бы гораздо легче, не будь он таким красивым. Хотя, какой прок от прекрасного лица, когда оно принадлежит такому гавнюку? Я ненавидела саму себя за то, что обращала внимание на его внешность. Он великолепен, и поэтому ему прощают его свинское отношение ко всем. Каждая женщина в этом здании готова была наброситься на него, а он был слишком высокомерен и тщеславен, чтобы даже признать это. Каждая, кроме меня. Я гордилась тем, что я единственная, кто никогда не пытался обратить на себя его внимание. Он мог быть чертовски сексуален, но одно слово из его уст разрушало все. 

Молча, он жестом показал мне продолжать. Откашлявшись, я начала презентацию. Пока я описывала различные этапы рекламной кампании, он не сказал ни слова. Просто ждал, не встречаясь со мной глазами.

Я наклонилась над столом, показывая фотографии, когда почувствовала это. Его рука медленно поднялась с его колен и осторожно легла на мою поясницу, постепенно спускаясь к ягодицам. 

- Издательство может… - я остановилась на середине фразы. Дыхание сперло, и я замерла. Миллион мыслей пронеслись у меня в голове в тот момент. За девять месяцев, что я работала на него, он никогда преднамеренно не прикасался ко мне. А это было определенно преднамеренно. 

Его горячая рука обжигала кожу сквозь юбку. Каждый мускул в теле напрягся, по спине пробежала дрожь. Что, черт возьми, он делает? Мой разум кричал отодвинуть его руку и сказать, никогда не прикасаться ко мне снова, но у моего тела были другие мысли. Мои соски напряглись, и я сжала зубы. Соски – предатели! 

Я выдохнула воздух, который держала в груди, и почувствовала, как громко стучит мое сердце. Прошла, по крайней мере, минута, и ни один из нас не произнес ни слова. Наше дыхание и приглушенный шум города были единственными звуками, отзывающимися эхом в зале заседаний. 

- Обернитесь, мисс Свон, - сказал он спокойно. Звук его голоса нарушил тишину, мое дыхание перехватило, и я закрыла глаза, слушая. Выпрямив спину и посмотрев прямо перед собой, я медленно повернулась. Его рука двигалась вместе со мной, скользя по моему бедру. Я опустила глаза и встретилась с его пристальным взглядом. Стало еще тише. 

Я могла видеть, как вздымалась и опускалась его грудь, каждый вдох был глубже, чем предыдущий. Его большой палец начал перемещаться, медленно скользя вперед и назад, а глаза по-прежнему смотрели в мои. Он ждал, что я остановлю его, у меня было много времени, чтобы сказать что-нибудь. Но настолько же, насколько я ненавидела его, я понимала, что не могу сказать этих слов. Я никогда такого не испытывала. Каждый мускул моего тела напрягся в мучительном ожидании. Я чувствовала, как жар от его руки пробегает через мое тело, и как становятся влажными мои трусики. 

Глядя мне в глаза, он начал медленно опускать ладонь ниже. Его пальцы побежали вниз по моему бедру к подолу юбки. Он сдвинул его в сторону и переместил руку на резинку моего чулка, мягко обхватывая мою ногу. Его рука поднималась вверх, а мое тело дрожало от силы гнева и желания, сражающихся во мне. Как он смеет думать, что может прикасаться ко мне? Я ненавидела его больше, чем это вообще было возможно, но в данный момент больше злилась на саму себя. Почему я позволяю своему телу так реагировать на это? Я хотела дать ему пощечину и сказать отвалить, но сильнее этого я хотела, чтобы он не останавливался. 

Томная боль между ног нарастала, и я чувствовала, как увлажняюсь, по мере движения его пальцев. Он приблизился к краю моих кружевных трусиков и запустил пальцы под них. Он скользил по губам и задел клитор, прежде чем погрузить палец в меня. Я закрыла глаза и закусила губу, пытаясь заглушить стон. Его глаза были дикими от желания, а на лбу выступили бусинки пота. 

- Черт, - прорычал он сдержанно, закрыв глаза и, кажется, проводя ту же внутреннюю борьбу, что и я. Мельком взглянув, я увидела, как натянута ткань штанов у него между ног. Все еще не открывая глаз, он зацепил пальцем и сжал в руке мои кружевные трусики. Дрожа, он посмотрел на меня с яростью и жаждой в глазах, а затем одним быстрым движением сорвал их с моего тела. Звук рвущейся ткани отозвался эхом в тишине. 

Он грубо притянул мои бедра, поднимая и усаживая меня на холодный стол и раскрывая мои ноги перед собой. Я чувствовала, как по моему телу распространяется жар, и невольно выпустила стон, когда его пальцы снова прикоснулись к моему клитору. Я презирала этого человека и все, имеющее к нему отношение, но мое тело предавало меня и жаждало его прикосновений. Это не те нежные и любовные касания, к которым я привыкла, но они приводили меня просто в животное безумие. Мой разум отступил, и я откинулась на локтях, чувствуя быстро приближающийся оргазм.

Но в тот момент он вдруг остановился и убрал руку, заставив меня трепетать от ее потери. Я застонала и подняла голову, встретившись с ним взглядом. Быстро схватив его за рубашку, я притянула его губы к своим. Он даже на вкус был удивительным, и я ненавидела это. Прикусив его нижнюю губу, я расстегивала его штаны, торопливо вытягивая ремень.

- Вам лучше быть готовым закончить то, что вы начали, мистер Каллен.

Рыча, он схватил мою блузку и разорвал ее. Пуговицы полетели на ковер, а он грубо обхватил мои груди, и по телу разлетелась приятная боль, заставившая меня ускорить движения и стянуть его штаны вместе с боксерами на пол. Я обхватила его упругое длинное достоинство, чувствуя, как он пульсирует у меня в ладони. 

- О, я собираюсь сделать гораздо больше этого, мисс Свон. 

То, как он произнес мое имя, должно было разозлить меня, но сейчас я чувствовала только одно. Чистая, всепоглощающая похоть. Я внезапно ощутила, как он поднимает мою юбку и укладывает меня на спину на столе переговоров. Прежде чем я успела произнести хоть слово, он обхватил мои лодыжки и толкнул свой длинный твердый член глубоко в меня. 

- Боже! - закричала я громко.
- Верно, - прошипел он сквозь сжатые зубы. Он глубоко входил в меня, и его движения сопровождались громкими хлопками наших тел. Я не могла сдержать стоны и крики.
- Тебя никогда так не трахали? Ты не была бы такой чертовски дразнящей, если бы тебя как следует трахали. 

Кем он себя возомнил? И какого черта, он был прав? У меня никогда не было секса где-нибудь, кроме кровати, и я никогда не чувствовала себя ТАК. Его член во мне пробуждал ощущения, о существовании которых я даже не подозревала. Я никогда не кончала во время секса. Обычно мне приходилось красться в ванную и заботиться об этом самой. Но с ним я уже дважды чуть не кончила. 

- Бывало и получше, - усмехнулась я, глядя на него и прищурив глаза. 

Его глаза вспыхнули, и он вышел из меня как раз, когда я готова была кончить. Я застонала, поскольку он опустил мои лодыжки. Сначала я подумала, что он собирается оставить меня так, пока он не притянул меня за руки, подняв со стола и жестко прижавшись к моим губам. Следующим, что я почувствовала, было холодное стекло, к которому припечатали мою задницу. Я застонала от контраста температур окна и моей кожи. Я чувствовала себя, будто в огне, и каждая часть меня хотела его грубых прикосновений. 

- Вам действительно не стоило этого говорить, мисс Свон, - сердито прорычал он, резко развернув меня лицом к стеклу и раскрывая мои ноги. - Раздвинь ноги, быстро!
Я расставила ноги для него, он обхватил мои бедра и, грубо притянув, снова вошел в меня.
- Черт!
- Тебе нравится, не так ли? - издевался он, кусая мочку моего уха. – Теперь весь Чикаго может посмотреть наверх и увидеть, как трахают твою горячую влажную киску и как ты наслаждаешься каждой минутой этого. Хочешь, чтобы они увидели, как ты кончаешь?

Я застонала, не способная сформировать слова в ответ, с каждым толчком, прижимающим меня к стеклу. 

- Скажи это. Вы хотите кончить, мисс Свон? Отвечай или я остановлюсь и заставлю отсосать у меня, - прошипел он, входя все глубже и глубже с каждым толчком.
- Да… черт… да… о, Боже…, - воскликнула я, ударяя руками в стекло. Все мое тело дрожало от оргазма, который пронесся по мне, заставляя перестать дышать. 

Когда это, наконец, прошло, он вышел из меня. Я повернулась, и его губы настойчиво нашли мои. Мои руки скользнули в его волосы и крепко сжали их, когда наши языки соприкоснулись. Я освободила одну руку и опустила к его пульсирующему члену, начав его поглаживать. Его стоны отзывались эхом у меня во рту. Я отстранилась, глядя на него из-под полузакрытых век.

- Теперь я хочу, чтобы весь Чикаго видел твое лицо, когда я заставлю тебя кончить так, что ты забудешь свое имя.

Я соскользнула по стеклу и взяла в рот его достоинство. Все его тело напряглось, и он издал глубокий стон. Его лоб и ладони были прижаты к стеклу, а глаза плотно закрыты от напряжения. 

- О, черт!... Да, да, ДА! - закричал он, и я почувствовала, как пульсирует его член у меня во рту. Он начал кончать, и я глотала каждую каплю. Настоящая женщина не боится глотать, я всегда так считала и не разочаровала еще ни одного парня, с которым была. По его реакции я поняла, что ни одна из его маленьких офисных поклонниц не делала этого. Чопорные сучки. Боже, а это откуда? 

Я выпустила его изо рта, и он откинулся назад, падая на стул и пытаясь успокоить дыхание. Поднявшись, я оттянула юбку и встретилась с ним глазами. Несколько секунд никто из нас не отводил взгляд. Не говоря ни слова, я запахнула порванную блузку и вышла, молясь, чтобы мои дрожащие ноги не подвели меня. 

Хватая сумочку со своего стола, я отключила питание компьютера и натянула блейзер, пытаясь трясущимися руками застегнуть пуговицы. Мистер Каллен еще не вышел, и я почти бежала к лифту, моля Бога, чтобы он приехал прежде, чем я встречусь с ним снова. 

Я не могла позволить себе даже думать о том, что случилось, пока не уйду отсюда. Двери открылись, и я нажала на кнопку лобби, глядя, как номера этажей сменяют друг друга в обратном порядке. Золотые створки открылись, и я помчалась к выходу через зал. Я услышала, как охранник сказал что-то о работе допоздна, но я только махнула и пробежала мимо него.
С каждым шагом мое тело напоминало мне о событиях прошедшего часа. Приблизившись к своему автомобилю, я нажала на кнопку отключения сигнализации и упала в безопасность кожаного кресла. Я встретилась со своими глазами в зеркале заднего вида. 

Что. Нахрен. Это. Было?

Комментариев нет:

Отправка комментария