пятница, 27 апреля 2012 г.

Глава 5. Перевозбуждение


Восемьдесят три отдушины, двадцать девять шурупов, пять лопастей, четыре лампочки и целый слой пыли на потолочном вентиляторе над кроватью. Превосходно. Я перевернулась на другой бок, определенные мышцы тела издевались надо мной, приводя неопровержимые доказательства того, почему я не могла уснуть. По спине пробежали мурашки, и соски возбудились, как только я вспомнила его слова.

«Нет, я хочу, чтобы ты смотрела туда. Я хочу, чтобы ты видела, как я трахаю тебя. И завтра, когда ты будешь мучиться, я хочу, чтобы ты помнила, кто это сделал с тобой».

Он не шутил. Никогда еще мои бедра и лодыжки не ломило такой приятной томной болью, как этой ночью. Тяжело дыша, я засунула руки под одеяло. Я сдаюсь. Я стянула с себя намокшие трусики и бросила их на пол. Это уже не смешно. Никогда в жизни я не расходовала столько нижнего белья… а последние даже без его помощи. Нет, с его помощью… ну, это уже совсем по другой причине. Мои бедные трусики. Этот говнюк уничтожил белья почти на $500. 

Хорошего белья. Мои всемогущие трусики.

Ну, я думаю, мы видели, куда они меня завели.


Ситуация была настолько абсурдной, что я не могла не рассмеяться. Меня оттрахали в примерочной семь часов назад. И оттрахали офигенно. Так как вчера в первой половине дня мистера Каллена не было в офисе, я закончила свою работу и ушла пораньше, надеясь перестать постоянно думать о нем. Что может быть лучше для отвлечения внимания, чем небольшой шоппинг? И даже тогда, несмотря на все мои старания избегать его, он оказался там, в La Perla.
Возможно, он и законченный ублюдок, но надо признать, он знает, что делает. И не смотря на то, что я его на дух не выношу, я обожаю каждую минуту этой ненависти.  Господи, мое тело – главный предатель.
Неосознанно моя рука переместилась на грудь, рассеяно обхватывая сосок через рифленую маечку. Закрывая глаза, я испустила стонущий выдох, когда прикосновения моих рук превратились в те из моей памяти. Его длинные изящные пальцы бродят по моей груди, его большие пальцы едва касаются сосков, он накрывает их ладонью и нежно сжимает… Проклятье. Громко простонав, я скинула подушку с кровати. Я прекрасно знала, куда этот поток мыслей меня приведет. Это продолжается уже три ночи подряд, и пора бы это уже, черт возьми, прекратить. Тяжело вздохнув, я перевернулась на живот и крепко зажмурила глаза, надеясь уснуть.
Но двадцать минут спустя, я все еще не спала. Черт.
Как моя жизнь превратилась в этот кошмар? Я все еще прекрасно помнила тот день, почти полтора года назад, когда Карлайл позвал меня в свой кабинет, чтобы поговорить. Хотя я была очень близка с Калленами, его голос был весьма формальным, когда он позвонил в офис, где я тогда работала в качестве младшего ассистента, и честно говоря, я была до смерти напугана. Не успела я войти, как его секретарша, мило улыбаясь, затащила меня в кабинет.
~*~*~*~*~*~*~
16-ю месяцами раньше
- Белла, - Карлайл поприветствовал меня, тепло улыбаясь, и жестом указал на большое кресло напротив него. – Присаживайся, пожалуйста. Я хочу кое-что с тобой обсудить.
- Конечно, мистер Каллен, - я нервно улыбнулась в ответ, садясь в кресло.
- Белла, я позвал тебя сегодня, потому что хочу поделиться с тобой одной важной новостью. Я думаю, ты знаешь, что мой сын, Эдвард, жил и работал в Париже последние шесть лет. Он сделал себе имя в компании Луи Вуитон, но я предложил ему работу здесь, и я счастлив сообщить, что он сказал “да”. Он займет должность главного финансового директора, и я бы очень хотел, чтобы ты согласилась стать его исполнительным ассистентом. Ты замечательно проявила себя за то время, что работаешь здесь, и я думаю, из вас с Эдвардом получится отличная команда. Вначале тебе придется ввести его в политику и культуру нашей компании, но я уверен, вы быстро найдете общий язык. Так что ты скажешь, Белла?
Я сидела там совершенно потрясенная. Он хочет повысить меня до исполнительного ассистента финансового директора. Я прокручивала слова в уме снова и снова, пытаясь убедить себя, что это не было шуткой. Это просто потрясающе. Это значит – новый офис, высокая зарплата и… я чуть не поперхнулась, больше денег, потраченных в La Perla.
- Белла? - голос Карлайла был обеспокоенным. Я взглянула на него изумленными глазами и увидела, что он обошел вокруг стола и склонился передо мной на одно колено.
Я слегка потрясла головой, чтобы привести мысли в порядок, и улыбнулась.
- Не могу поверить, что это правда. Для меня это большая честь. – У меня на глазах наворачивались слезы, и я всеми силами старалась их сдержать.
- Белла, - проговорил он мягко, беря мои руки. - Помимо того, что Эсми и я очень любим тебя, я бы не доверил никому работать с моим сыном, кроме тебя. Ты превосходный работник, и за последние пять лет я с волнением наблюдал за твоим ростом как сотрудника и как личности.
- Спасибо. Огромное спасибо, - прошептала я в ответ, стараясь не расплакаться. – Надеюсь, я оправдаю ваши ожидания.
Я никогда не встречала Эдварда, но я полагала, раз у него такая семья, то и он наверняка замечательный.
- Уверен, что оправдаешь, - Карлайл встал и вернулся в свое кресло. – Я рассказал Эдварду о тебе, и ему уже не терпится встретиться с тобой.
- Вы и ваша семья, наверное, очень взволнованы тем, что он возвращается домой после всех этих лет, - сказала я, меняя тему. Я была сильно ошеломлена, и мне надо было отвлечься.
- О, конечно. Его не было так долго, - он вдруг замолчал, и едва заметная улыбка украсила его губы. – Знаешь, Белла, я всегда надеялся, что оба моих сына будут работать здесь, но Эдвард…, - он покачал головой, улыбаясь, видимо воспоминания о сыне были для него приятными. – Эдвард всегда был независимым и немного упрямым. Он настоял на том, чтобы уехать заграницу и самому всего добиться. Он очень трудолюбивый и никогда не сидит на месте, поэтому я думаю, вы двое прекрасно поладите.
Я с благодарностью согласилась на эту должность и вышла из офиса с мечтательной улыбкой на лице. Все эти годы преданности и тяжелой работы, наконец-то, вознаградились. Карлайл сказал, что я перееду на 18 этаж сегодня же и буду работать вместе с действующим финансовым директором и его ассистентом. В этом году они оба выходят на пенсию, поэтому замена пройдет гладко. Я с облегчением узнала, что у меня будет полный полугодичный тренинг до приезда Эдварда. Карлайл так же дал мне развернутую копию служебной записки, сообщающую о биографических и служебных данных Эдварда и о его приезде.
Вау! Это была моя единственная мысль, когда я взглянула на бумагу по пути в офис. Топ менеджер отдела финансов в Париже, самый юный кандидат в блоге Крейна «Сорок до 40»*, опубликованном в Уол Стрит Джорнал, с двумя высшими образованиями. Он закончил Нью-Йорскую Школу Бизнеса им. Леонарда Стерна – со степенью Магистра Делового Администрирования, а также с высшим отличием закончил HEC Paris (Международная школа бизнеса), где он специализировался на корпоративных финансах и мировом бизнесе. И все это к двадцати восьми годам. Господи. Как там сказал Карлайл? Очень трудолюбивый? Он явно недооценил своего сына.
Полгода пролетели как один день, и должна признать, я была готова к своей работе. В течение этого времени, я собирала любую личную информацию о нем, какую только могла найти. Я знала о нем все, что касается его профессиональной деятельности, но я почти совсем не знала его как человека.
Эммет как-то намекнул, что его брат не был таким же веселым и общительным, как он, и, когда заметил, как это меня обеспокоило, поспешил успокоить меня.
- Он склонен быть немного строгим и очень дотошным временами, но не волнуйся об этом, Белла. Просто дай ему немного времени, чтобы освоиться, и вы, ребята, станете отличной командой. То есть, подумай, - он обнял меня своей большой рукой, - как ты можешь не понравиться ему?
Ужасно признавать это сейчас, но к тому времени, как он должен был приехать, я была не просто в предвкушении этой встречи, у меня развилась своего рода страсть к Эдварду Каллену. И не только потому, что он был безумно красив, но и потому, что я была невероятно впечатлена всеми этими удивительными делами, которые он совершил за свои двадцать восемь лет. Мы общались с ним по электронной почте, и хотя он казался довольно милым, все же он никогда не был очень дружелюбным.
Утром того великого дня у меня было полно времени, чтобы превратиться в огромный комок нервов, так как Эдвард должен был приехать во второй половине дня, после собрания директоров, на котором его официально представят. Будучи хорошей подругой, которой она и является, Анджела поднялась ко мне, чтобы немного отвлечь меня. Она села в мое кресло, и мы около часа обсуждали лучшие моменты фильма “Клерки”.
Вскоре я смеялась так сильно, что слезы текли у меня по щекам. Я не заметила, как застыла Анджела, когда открылась внешняя дверь, и я не заметила, что кто-то теперь стоял позади меня. И хотя Анджела пыталась предупредить меня, едва заметно проведя рукой у горла, международный жест, означающий «заткнись на хер», я проигнорировала ее, потому что я, очевидно, идиотка.
- А потом, - я все еще хихикала, - она говорит: ‘Бля, мне пришлось принимать гребанный заказ у парня, у которого я однажды отсасывала после бала в 11 классе’. А он отвечает: 'Да, я тоже обслуживал твоего брата'.
И из меня вырвался еще один приступ истерического смеха, и, сгибаясь пополам, я попятилась назад, пока не наткнулась на что-то твердое и теплое.
Ловя ртом воздух, я резко развернулась и побелела от страха, потому что я только что потерлась своим задом о пах своего нового босса.
- Извините меня, Мистер Каллен!
Эдвард совсем не выглядел веселым.
Пытаясь снять повисшую в воздухе неловкость, Анджела встала и протянула руку.
- Рада, наконец-то, познакомиться с вами. Я – Анджела Вебер, ассистент Эммета.
Он равнодушно взглянул на ее руку, даже не пожав ее, и приподнял одну из его идеальных бровей.
- Простите, мисс Вебер. Вы имеете в виду мистера Каллена?
Она взволновано посмотрела на него и медленно опустила руку. Что-то в его физическом присутствии было настолько пугающим, что на мгновение она потеряла дар речи. Когда же она пришла в себя, то начала заикаться.
- Ну… мы поддерживаем неофициальные, дружеские отношения здесь, в офисе. Мы обращаемся друг к другу по именам. Это ваш ассистент, Белла.
Его суровый взгляд встретился с моим, когда он кивнул.
- Мисс Свон. Обращайтесь ко мне “Мистер Каллен”. И я жду вас у себя в офисе через пять минут. Нам нужно обсудить правила надлежащего рабочего этикета, - сказал он серьезным голосом и кратко кивнул Анджеле. – Мисс Вебер.
Его пристальный взгляд задержался на мне немного дольше, затем он развернулся на каблуках и прошествовал в свой кабинет, а я стояла и с ужасом наблюдала за его первым знаменитым хлопком дверью.
- Какой. Подонок, - пробормотала Анждела, поджав губы.
- Прекрасный Подонок, - ответила я, все еще под гипнозом от его глаз.
Я направилась к его двери с нервной дрожью в ногах и чашкой кофе в руках. Мой стук в дверь был встречен резким “войдите”, и я долго уговаривала свои руки перестать дрожать, прежде чем войти. Я изогнула губы в дружелюбной улыбке, намереваясь произвести лучшее впечатление в этот раз, и открыла дверь. Я услышала, что он разговаривает по телефону и быстро записывает что-то в блокнот, лежащий перед ним. У меня перехватило дыхание, когда я услышала его приятный низкий голос, говорящий на безупречном французском.
- Ce sera parfait. Merci, mon ami**, - он закончил разговор, но так и не оторвал глаза от бумаг. Когда я уже стояла прямо перед его столом, он обратился ко мне все тем же холодным тоном, что и прежде. – На будущее, мисс Свон, все разговоры, не касающиеся работы, оставляйте за дверями офиса. Мы платим вам за работу, а не за распространение слухов. Вам ясно?
Я словно онемела на мгновение, а затем он поднял свои изумрудные глаза, изящно изогнув бровь. Приходя в себя, я вдруг осознала всю правду об Эдварде Каллене. Хоть внешне он и был умопомрачительно прекрасен, по характеру он был совсем не таким, как я его себе представляла. Он был абсолютно не похож на своих родителей и брата.
- Кристально ясно… сэр, - я замолчала, обходя стол, чтобы поставить его кофе перед ним. Но как раз в тот момент, как я собиралась поставить чашку на стол, мой каблук зацепился за ковер, и я чуть не упала. Я услышала громкий “бля ”, слетевший с его губ. Кофе превратился ни во что иное, как обжигающее пятно на его дорогом костюме. – О Господи, мистер Каллен, мне так жаль!
Я помчалась к умывальнику в его ванной комнате, схватила полотенце и побежала обратно. Встав перед ним на колени, я попыталась отчистить пятно. В спешке и полнейшем унижении, которое, как я думала, не могло стать еще хуже, я вдруг поняла, что неистово тру полотенцем его пах. Я резко отдернула руку и отвела глаза, чувствуя, как начинают гореть мои щеки, когда я заметила внушительных размеров выпуклость на его штанах.
- Вы можете идти, мисс Свон, - произнес он натянуто, и я, быстро кивнув, вылетела из кабинета как ошпаренная. Это определенно не входило в мои планы. И я поверить не могла, что первое впечатление обо мне было таким ужасным.
К счастью, я довольно быстро реабилитировалась. Бывали случаи, когда даже он, казалось, был впечатлен моей работой, хотя всегда оставался непроницаемым и немного взвинченным. Я просто списывала это на то, что он был большой задницей. Хотя я часто задавалась вопросом, может быть, было во мне что-то особенное, что его так раздражало?
~*~*~*~*~*~*~
К тому времени, как я закончила это чертово путешествие страну воспоминаний, было 5:45 утра. Превосходно, как раз пора вставать на работу. Но даже когда я приняла душ и позволила теплой воде расслабить ноющие мышцы, мои мысли все еще липли к тем образам, напоминающим о том, почему я была в таком состоянии.
Это действительно нужно прекратить. И в этот раз я говорю абсолютно серьезно.
Приехав на работу, я наткнулась на Анджелу по пути к лифту. Мы договорились пообедать на следующей неделе и попрощались, когда лифт остановился на ее этаже. Доехав до восемнадцатого этажа, я обратила внимание, что дверь кабинета мистера Каллена, как обычно, была закрыта, и я не знала наверняка, здесь он уже или нет. Я включила компьютер и постаралась мысленно настроиться на рабочий день. Почему в последнее время каждый раз как я сажусь в это кресло, я ощущаю какое-то беспокойство? Я знала, что увижу его сегодня – каждую пятницу мы составляем расписание на следующую неделю. Но я не была уверена, в каком он будет настроении. Хотя недавно я заметила, что его приступы гнева стали еще хуже. Иногда этот болван ведет себя как ребенок.
Последнее, что он мне вчера сказал, было: «И возьмите этот пояс с подвязками». И я взяла. По сути, он сейчас на мне. Почему? Понятия не имею. Что, черт возьми, он имел в виду? Неужели он думает, у него будет шанс увидеть его? Он, мать его, заблуждается! Тогда зачем я его надела? Клянусь Богом, если он порвет его… Я остановилась, прежде чем закончила предложение. Это была самая херовая мысль из всех. Конечно, он не порвет его. Я ни за что не предоставлю ему такой возможности. Продолжай повторять это, Свон.
Просмотр электронной почты и наведение кое-каких справок о гостиницах отвлекло мое внимание от этих мыслей, и спустя час дверь его кабинета открылась. Я подняла глаза и увидела спокойного и делового мистера Каллена. От безрассудного, управляемого страстью человека, овладевшего мною в примерочной La Perla четырнадцать часов назад, не осталось и следа.
- Мисс Свон? Готовы начать? - спросил он хладнокровно.
- Да, сэр, - ответила я спокойным собранным тоном. Ну, что ж, вот так все и закончится. Отлично. Не знаю, чего я ожидала, но в какой-то степени я рада, что ничего не изменилось. Схватив свой Blackberry, календарь и записную книжку, я вошла в его кабинет и присела в кресло напротив него. Я сразу же озвучила список дел и встреч, которые требовали его присутствия. Он, молча, слушал, кое-что записывая и внося в компьютер, если это необходимо.
- Сегодня в 3 часа дня у вас запланирована встреча с Исполнительным Комитетом “Паблишинг”. Ваши отец и брат тоже будут присутствовать. Встреча, возможно, продлится до конца рабочего дня, поэтому на сегодня больше никаких дел. – В конце концов, мы добрались до той части, которая пугала меня больше всего. – В следующем месяце мы также едем в Сиэтл на семинары, посвященные финансовой коммуникации, проводимые Международной Ассоциацией Бизнесменов, - протараторила я, не глядя на него, вдруг сильно заинтересовавшись тем, что у меня написано в календаре. Последовала пауза, которая, казалось, тянулась уже целую вечность, и я взглянула на него, чтобы понять, в чем заминка. Он уставился на меня, постукивая ручкой по столу, лицо не выражало абсолютно никаких эмоций.
- Вы будете сопровождать меня в этой поездке? – спросил он унылым голосом.
- Да.
В комнате повисла гробовая тишина. Я не имела ни малейшего представления, о чем он думал, его голос или движения были напрочь лишены каких-либо эмоций.
- Подготовьте все необходимое, - проговорил он голосом, дающим ясно понять, что собрание закончено, и снова начал что-то печатать на своем компьютере. Придурок. Полагая, что я уже могу идти, я встала с кресла и направилась к двери.
- Мисс Свон, - я повернулась к нему, и, хотя он не посмотрел мне в глаза, я заметила, что он казался немного взволнованным. Ммм, что-то новенькое. – Моя мать попросила меня передать вам приглашение на ужин на следующей неделе.
- Пожалуйста, скажите ей, что я посмотрю, свободна ли я, - сказала я, разворачиваясь, чтобы уйти.
- Она также попросила, чтобы я уговорил вас прийти.
Я застыла на месте.
Медленно разворачиваясь, я увидела, что теперь он не сводил с меня глаз, и он определенно чувствовал себя неловко.
- И зачем же ей это нужно?
- Очевидно, - он прочистил горло, собираясь с мыслями, - она хочет вас кое с кем познакомить.
Вот так сюрприз. Я знаю Калленов уже много лет, и, хотя она, возможно, упоминала какие-либо имена в разговоре, она никогда не пыталась меня ни с кем свести.
- Зачем вашей матери устраивать мне свидание? - спросила я, возвращаясь к его столу и складывая руки на груди.
- Понятия не имею, - он пожал плечами, как бы между прочим, но что-то в выражении его лица не совсем соответствовало его безразличному ответу.
- Почему же я не верю вам? - я вопросительно приподняла бровь. Любопытство одолевало меня. Никогда прежде он не чувствовал себя неловко. Здесь было что-то еще. Внезапно, он нахмурился, с очевидным раздражением на лице.
- Откуда мне знать? Не думайте, что мы только и делаем, что говорим о вас, - прокричал он ядовито. Если бы не было очевидно, что они что-то задумали, его реакция показалась бы мне весьма забавной. – Может быть, она волнуется, что вы, будучи такой блестящей личностью, кончите старой девой в доме, переполненном кошками.
Не следовало ему этого говорить.
Оперевшись руками на его стол и нагнувшись вперед, я бросила на него пронзительный взгляд.
- А может быть, ей стоит волноваться, что ее сын превратится в старого извращенца, который проводит все свое время, коллекционируя трусики и преследуя девушек в магазинах нижнего белья. – Шаг и мат, козел.
Вскочив со стула, он уставился на меня перекошенным от ярости лицом.
- Знаешь что? Та самая… - его прервал звонок телефона. Мы свирепо смотрели друг на друга через стол, тяжело дыша, и на мгновение я подумала, что он швырнет меня на стол… а еще через мгновение, я хотела, чтобы он швырнул. Господи, я омерзительна. Все еще не отводя от меня взгляда, он резко схватил телефон.
- Да, - рявкнул он в трубку, его глаза сверлят меня взглядом, и затем он прижал телефон к груди. – Это все, мисс Свон.
Собрав свои вещи, я быстро развернулась и вышла, хлопнув дверью немного громче, чем нужно.
Оставшуюся часть утра мистер Каллен носился туда-сюда, хлопая дверьми, в общем, оставаясь все той же очаровашкой. К двум часам дня я прикидывала в уме все издержки иска за личное оскорбление, в случае если он застукает, что я кладу слабительное в его драгоценный обезжиренный латте с перечной мятой.
Взглянув на часы, я решила повременить с этой идеей. Я также заметила смс-сообщение от мистера Само Совершенство, сообщающее мне о том, что он встретит меня внизу, в гараже, чтобы отправиться в деловую часть города. Слава Богу, другие директора и их ассистенты тоже поедут. Если бы мне пришлось сидеть в лимузине, наедине с этим человеком, в течение двадцати минут, это имело бы всего два возможных последствия. И только в одном из них, он и его яйца остались бы одним целым.
Лимузин ожидал прямо у входа, и когда я подошла к нему, шофер широко мне улыбнулся и открыл дверь.
- Добрый день, мисс Свон. Как настроение в этот прекрасный весенний день?
- Замечательно, Джеффри. Как дела в школе? - я улыбнулась в ответ. Джеффри был моим любимым водителем, и, хотя он не упускал шанса пофлиртовать со мной, он всегда заставлял меня улыбнуться.
- Все круто. Есть кое-какие проблемы с физикой, а в остальном все отлично. Плохо, что вы не ученый, а то могли бы позаниматься со мной, - пошутил он, поднимая брови с намеком.
- Если вы двое закончили, то нам, вообще-то, нужно быть в одном очень важном месте. Возможно, вы могли бы позаигрывать с мисс Свон в свое личное время, мистер Дэвис, - мистер Каллен был уже несомненно внутри и ждал меня. Он бросил на нас пристальный взгляд и залез обратно в машину. Превосходно. Я закатила глаза и улыбнулась Джеффри, прежде чем сесть внутрь.
Не считая мистера Каллена, в машине было пусто, и когда я услышала звук работающего двигателя, и мы медленно тронулись с места, я забеспокоилась.
- А где остальные? - спросила я в замешательстве.
- У них была встреча за обедом, поэтому они встретят нас уже на месте, - ответил он, глядя в свой лэптоп. Посмотрев вниз, я заметила, что он нервно постукивает ногой. Что ж, я могу ошибаться, но, по-моему, здесь явно что-то не так.
Сидя напротив, я с подозрением разглядела его. Он выглядел также как и всегда. В сущности, он выглядел чертовски сексуально. На нем был прекрасно скроенный дизайнерский костюм темно-шоколадного цвета, дорогая рубашка того же тона и красивый шелковый галстук в полоску. Его волосы были в их привычном сексуальном беспорядке, и он, задумавшись, поднял свою левую руку ко рту и зажал кончик своей золотой ручки между пухлых губ. По правде сказать, я даже заерзала на сидении, почувствовав себя неуютно.
Когда он вдруг взглянул на меня, по ухмылке на его лице, я поняла, что он заметил, как я на него пялилась.
- Увидели что-то, что вам нравится, мисс Свон? - спросил он с издевкой.
- Не совсем, - ответила я с притворной улыбкой. И зная, что он смотрит на меня, я намерено положила ногу на ногу, постаравшись, чтобы юбка задралась чуть больше положенного. Его брови нахмурились безотлагательно. Миссия выполнена.
Остальные восемнадцать с половиной минут нашей 20-минутной поездки прошли в честном обмене непристойных взглядов через всю машину, пока я пыталась притвориться, что не фантазирую о его милом язычке у меня между ног. Думаю не стоит говорить, что к тому времени, как мы прибыли на место, я была в отвратительном настроении. Никто из нас и словом не обмолвился, пока мы ехали в лифте, напряжение между нами не осталось не замеченным. Господи, никогда в жизни я не чувствовала себя такой непрестанно возбужденной. На секунду я представила себе, какого это было бы, если бы я была парнем. Если бы я была… черт!
Следующие три часа ползли со скоростью среднестатистической улитки. Приехали остальные Каллены, всех друг другу представили. Чрезвычайно очаровательная женщина, по имени Мойра, сразу же заинтересовалась мистером Калленом. Ей было около тридцати лет, с короткими темными волосами, светящимися темными глазами и охренительной фигурой. И, конечно же, трусики-сшибательная улыбка была во всей красе на его физиономии, так как он непроизвольно очаровал ее.
Все собрались в большом зале, чтобы начать собрание, и я попыталась сосредоточиться, но воспоминания о другом столе для переговоров продолжали атаковать мой разум. В какой-то момент мистер Каллен встал во главе стола, объясняя некоторые цифры на таблице, и задал мне какой-то вопрос как раз тогда, когда я его совсем не слушала. Клянусь, я бы могла прибить его прямо там. По выражению его лица, я поняла, что он догадался, о чем я думала. Он был сущим злом. Часть меня хотела поинтересоваться у Эсми, были ли на стенах дьявольские рисунки и сатанинские песнопения в комнате, когда он родился. Оставшуюся часть собрания я мысленно швыряла кинжалы в его яйца и внутренне содрогнулась, вспомнив, что нам еще предстоит 20-минутная поездка обратно.
Когда мы вернулись в офис в конце дня, после еще более напряженной поездки, у меня все еще было ощущение, что мистер Каллен хочет мне что-то сказать. И если он не скажет в ближайшее время, я просто взорвусь. Богом клянусь, когда я хочу, чтобы он заткнулся, он не может держать свой гребанный рот на замке. Но когда я хочу, чтобы  он, наконец, заговорил, он словно язык проглотил. Ощущение “дежа вю” и ужаса охватило меня, когда мы шли по полуопустевшему зданию к лифту. В ту секунду, когда эти золотые двери закрылись, я пожелала быть где угодно, только не здесь, рядом с ним. Мне кажется или здесь вдруг стало мало кислорода? Глядя на его отражение в отполированных медных дверях, я не могла понять, как он себя чувствует. За исключением стиснутых зубов и опущенных глаз, он выглядел абсолютно непроницаемым. Ублюдок.
Доехав до восемнадцатого этажа, я, наконец, выдохнула, осознавая, что не дышала все это время. Это были самые долгие в моей жизни сорок две секунды. Я зашла вслед за ним в смежную дверь, стараясь не смотреть на него, пока он быстро прошел в свой кабинет. Но к моему удивлению, он не закрыл за собой дверь. Он всегда закрывал дверь. Я быстро проверила сообщения и доделала кое-что по мелочам, прежде чем уйти на выходные. Я думаю, что никогда раньше я так не торопилась покинуть свое рабочее место. Ну, не совсем правда. Последний раз, когда мы остались одни на этом этаже, я довольно быстро сбегала. Черт, вот когда действительно не следует об этом думать, так это сейчас, в пустом офисе. Только я и он.
Он вышел из своего кабинета как раз тогда, когда я собирала свои вещи, и, не останавливаясь, положил белый конверт на мой стол. Какого хрена? Быстро распечатав конверт, я увидела свое имя на нескольких листах изысканной бумаги цвета слоновой кости. Это были документы, подтверждающие персональный кредитный счет в La Perla, с мистером Калленом в качестве плательщика. Что за черт? Он открыл мне счет?
- Это что такое, чёрт возьми!? – я закипела, вскакивая со стула и поворачиваясь к нему лицом. – Вы открыли счет для меня? - я уже багровела от ярости. Как он посмел?
Остановившись на полпути и слегка поколебавшись, он повернулся ко мне.
- Я сделал один звонок и организовал все для вас. Вы можете купить все, что вам… необходимо. Это безлимитный счет, - заявил он просто, стирая какие-либо следы неловкости со своего лица. Вот почему он был таким асом в своем деле. Он обладал сверхъестественной способностью возвращать себе контроль над любой ситуацией. Но неужели он искренне верил, что может контролировать меня?
- Итак, вы организовали для меня, - я покачала головой, стараясь сохранить хоть какую-нибудь видимость спокойствия, - покупку нижнего белья.
- Просто, замените вещи, которые я… - он замолчал, возможно, пытаясь переформулировать ответ. – Вещи, которые были повреждены. Не хотите, не пользуйтесь этой проклятой карточкой, - проговорил он гневно, снова разворачиваясь, чтобы уйти.
- Чертов сукин сын. – Я встала перед ним, хрустящий конверт с документами превратился в комок мятой бумаги в кулаке. – Думаешь, это смешно? Думаешь, я какая-нибудь игрушка, которую ты можешь одевать для своих развлечений?
Не знаю, на кого я злилась больше: на него, за то, что мог так обо мне подумать, или на себя, за то, что позволила всему этому начаться.
Он усмехнулся:
- О, да, мисс Свон. По-моему, это безумно весело.
Я знала, к чему это все ведет, поэтому мне надо было уносить оттуда ноги, прежде чем я сделаю что-нибудь, о чем пожалею.
- Забери это и засунь себе в зад, - я швырнула бумаги ему в грудь и схватила сумочку. Взглянув на него со всей яростью, на которую я была способна, я бросила с насмешкой: - Я не ваша шлюха, мистер Каллен.
Оттолкнув его в сторону, я буквально побежала к лифту. Долбанный эгоистичный бабник. Рассуждая логически,  я знала, что он не хотел меня обидеть, по крайней мере, я на это надеялась. Но это? Вот почему не стоит трахаться с боссом. Господи, думаю, я пропустила это во время проф.ориентации.
- Мисс Свон, - прокричал он, но я его проигнорировала и вошла в лифт. Ну, давай же, повторяла я сама себе, неустанно нажимая на кнопку подземной стоянки. Его лицо мелькнуло как раз, когда двери закрылись, и я самодовольно улыбнулась, сделав его. Очень по-взрослому, Белла.
- Черт. Черт. Черт! – прокричала я в пустой лифт, практически топая ногами. Всё. Никогда больше. Возможно, он был чертовски горяч, и у него член, который заставляет мое тело петь, но я, черт возьми, выше этого. И я поставлю точку в этой долбанной неразберихи. Этот подонок порвал свои последние трусики.
Лифт звякнул, оповещая меня о том, что я доехала до гаража, и, бормоча что-то себе под нос, я направилась к машине. Здесь было довольно тусклое освещение, и я была совсем одна среди нескольких машин, оставшихся на этом уровне, но я была слишком взбешена, чтобы подумать об опасности. Я бы посочувствовала неудачнику, осмелившемуся связаться сейчас со мной. Не успела я об этом подумать, как услышала, как распахнулась дверь, ведущая на лестницу, и мистер Каллен позвал меня. Превосходно.
- Господи! Да можете вы подождать, черт возьми? - прокричал он. От моего внимания не ускользнул тот факт, что он буквально задыхался. Думаю, забег через восемнадцать лестничных пролетов может и не такое сделать с человеком.
Отключив сигнализацию, я открыла дверь и бросила сумочку на пассажирское сидение.
- Какого хрена тебе надо, Каллен?
- Уделишь мне всего одну минуту? Господи, можешь ты просто выключить эту суку на пару гребанных секунд и послушать меня? - он тяжело дышал.
Я обернулась.
- Ты что, думаешь, я какая-нибудь игрушка?
Сотни различных эмоций промелькнули на его лице: раздражение, шок, смятение, ненависть; и чтоб я провалилась, если он не выглядел восхитительно. Его галстук был ослаблен, а его взъерошенные волосы и капелька пота, медленно скользящая вдоль его скулы, никак не помогали моему самоконтролю. Я была в бешенстве, черт подери! Почему даже после всего этого, я не могла не думать о том, как он овладевает мною, нагнув меня у своего стола?
Осмотрительно сохраняя дистанцию, он провел рукой по волосам и усмехнулся, покачав головой.
- Господи, - он проговорил больше самому себе и огляделся вокруг. - Ты думаешь, ты моя игрушка? Черт, я просто решил, что если… - он остановился, пытаясь привести мысли в порядок.
- Что? Ты действительно думаешь, что это случится снова? - сказала я, не скрывая отвращения в своем голосе.
- Боже мой, нет! - он закричал, его голос эхом отдавался от бетонных стен. – Может быть, я просто устал от того, что ты постоянно вертишь передо мной своей соблазнительной задницей и потом еще этот чек, - добавил он, глядя мне в глаза и ожидая моего ответа. Неуправляемый приступ гнева словно пронзил меня насквозь, и, прежде чем я смогла остановиться, я шагнула к нему и отвесила ему звонкую пощечину. С шокированным и в тоже время неистовым взглядом на своем лице, он поднял руку и потер то место, куда я его ударила.
- Что ж, тебе не придется больше об этом волноваться. Ты и близко к моим трусикам не подойдешь. Никогда. Больше.
Как же всё это извращенно – даже когда я сказала это, я почувствовала, как напряглись мои соски.
Нас окутала тишина, звуки улицы и транспорта едва достигали моего сознания.
- Знаешь, - начал он с мрачным взглядом, делая маленький шаг в моем направлении. – Я это уже говорил, но… я не слышал, чтобы ты жаловалась.
О, как умно, недоносок.
- Тогда в примерочной. – Еще один шаг. – Когда ты наблюдала за тем, как я тебя трахаю. – И еще. – Я не слышал ни единого слова из твоего милого ротика, которое убедило бы меня, что ты не получала удовольствие от каждой минуты нашего небольшого представления.
Моя грудь вздымалась от глубоко дыхания, и сквозь тонкое платье я чувствовала холодный металл своей машины. Даже, несмотря на то, что я была на каблуках, он был выше меня на голову, и я могла чувствовать его теплое, обжигающее дыхание на своих волосах. Все, что мне надо было сделать, это поднять голову вверх, и тогда наши губы встретились бы.
- Ну, этого больше не случиться, - я прошипела сквозь стиснутые зубы, но с каждым затрудненным вздохом мои соски слегка касались его груди, покалывая от мимолетного удовольствия.
- Нет, конечно, нет, - ответил он, неторопливо покачивая головой, и двигаясь ближе ко мне – его эрекция теперь слегка задевала мой живот. Поместив руки по обе стороны от меня, он прижался ко мне своим телом, и мне пришлось подавить стон.
- Возможно, - прорычала я, неуверенная в том, хотела ли я сказать это вслух или нет.
- Только один раз, - сказал он, его рот в опасной близости с моим.
Подняв лицо вверх, я фыркнула в его манящие губы.
- Ненавижу тебя, черт возьми.
- Я тоже это ненавижу.
Наши рты парили в дразнящей близости друг от друга, наши губы едва касались друг друга, каждый из нас разделял дыхание другого. Я видела, как его ноздри слегка раздувались, и когда я уже думала, что сойду с ума, не в силах больше терпеть; он грубо обхватил мою нижнюю губу своими губами и потянул меня к себе. Прорычав мне в рот, он углубил поцелуй и страстно прижал меня к машине. Как и в прошлый раз, он поднял руку и вытащил заколки из моих волос, позволяя им рассыпаться вокруг нас.
Наши поцелуи были дразнящими и грубыми, руки зарылись в волосах, а языки скользили вдоль друг друга. Я открыла глаза, ловя воздух ртом, когда он слегка согнул колени, упираясь членом вниз моего живота.
- О Господи, - простонала я, прерывисто дыша, обхватывая его ногу своей, и упираясь каблуком в его икру.
- Да, я знаю, - он тяжело дышал. Взглянув вниз на мою ногу, он переместил руки на мой зад и грубо сжал его, дразня меня. – Я уже говорил тебе, что эти туфли чертовски сексуальны? Что за непослушная девчонка, с маленьким бантиком на своих “трахни меня” туфельках? Мисс Секси Попка.
Я вдруг почувствовала волну возбуждения, прокатившуюся по моему телу, и мои трусики стали еще более влажные. Мне следовало бы влепить ему еще одну пощечину за такие слова, но когда он сказал это своим низким шепотом, я только еще сильнее захотела его.
- О, правда, засранец? Кое-где есть еще один бантик, если повезет, найдешь и его, - я огрызнулась, мои губы почти касаются его уха.
Он отодвинулся от меня, похоть плещется в его глазах.
- Залазь в эту чертову машину, - его голос прогремел глубоко из груди, и он резко распахнул дверь машины.
Я стояла, уставившись на него, желая, чтобы разумные мысли проникли в мой затуманенный рассудок. Что мне делать? Чего я хочу? Должна ли я позволить ему снова овладеть моим телом? Твою мать! Эмоции взяли верх надо мной, захватывая тело, заставляя его трепетать. Рациональное мышление быстро покидало меня, как только я почувствовала, что его рука заскользила вверх по моей шее, запутываясь в волосах. Он схватил их крепко и резко притянул мою голову к себе, уставившись мне в глаза.
- Сейчас же!
В тот момент я поняла, что сражаюсь в уже проигранной битве. Как бы я ни старалась отрицать это, мое тело принадлежало ему.
Решение было принято, и снова обмотав его галстук вокруг запястья, я потянула его на заднее сидение. Как только за ним захлопнулась дверь, он не тратил время попусту, скидывая с себя пиджак и занимаясь завязками моего платья. Я застонала, когда почувствовала его руки на своей обнаженной коже. Заставляя меня откинуться назад на прохладное кожаное сидение, он встал на колени у меня между ног и положил ладонь между моих грудей, медленно скользя рукой вниз живота к белому кружевному поясу с подвязками. Его пальцы пробежали вниз по изысканной тесьме на краях моих чулок и обратно вверх, двигаясь вдоль кромки моих трусиков. Мышцы моего живота стали сжиматься с каждым его движением, и я постаралась контролировать дыхание. Дотрагиваясь пальцами до маленького беленького бантика, он посмотрел на меня.
- Везение здесь ни при чем. – Чтоб. Меня.
Я схватила его за рубашку и притянула к себе, проникая языком в его рот, издавая стон, как только его ладонь прижалась к моей киске, заставляя кружево приятно ласкать клитор. Наши губы изучали друг друга; наши поцелую долгие, страстные. Я вытянула рубашку из его брюк и исследовала руками его мускулистые руки и рельефную грудь, оставляя след из мурашек на его коже. Я хотела, чтобы он разделся. Все, о чем я могла думать, это его обнаженное тело надо мной.
Желая подразнить его так же, как он это делал со мной, я провела ноготками вниз по его животу, вдоль ремня, к твердой как скала выпуклости в его штанах.
- Ммм, - простонал он мне в рот. – Ты не знаешь, что делаешь со мной.
- Скажи мне, - я прошептала в ответ. – Скажи мне, и я дам тебе, что ты хочешь. – Я использовала его собственные слова против него, а то, что мы теперь поменялись ролями, лишь еще больше подстегивало меня. – Скажи мне, что ты хочешь, мистер Секси Попка.
- Бля! - простонал он и прикусил нижнюю губу, его лоб упал на мой лоб, и он закрыл глаза. – Я хочу, чтобы ты меня трахнула, - прорычал он. Затем он слегка отстранился, чтобы взглянуть на меня, неподдельное отвращение исказило его прекрасные черты лица, и он добавил: - И я ненавижу тебе за это.
Трясущейся рукой он зажал мои новые трусики в кулак, и как бы безумно это не звучало, я хотела, чтобы он сорвал их. Необузданная страсть между нами была чем-то новым для меня, чем-то, что я никогда прежде не испытывала, и, если это было в последний раз, я не хотела, чтобы он сдерживался. Не говоря ни слова, он сорвал их с меня, боль от врезающейся в кожу ткани только еще больше возбудила меня.
- Ты хочешь, чтобы я тебя трахнула, да? – Усмехнулась я, подтягивая свои ноги к себе и сталкивая его с себя. Я откинула его на спинку сидения и уселась на него верхом. Схватив его за ворот рубашки, я резко потянула края в разные стороны, усыпая сидение пуговицами и обнажая его грудь.
- Долбанная сучка, - огрызнулся он. Я быстро стянула с себя платье и заткнула его страстным поцелуем. Его руки жадно схватили мои бедра и притянули ближе к его возбужденному достоинству.
Меня переполняли чувства, и я была не в силах больше ждать. Я так сильно хотела ощутить его внутри, что меня буквально трясло от желания. В тот момент для меня не существовало ничего, кроме него, кроме этого: ощущения воздуха на моей нагой коже, звуков нашего неровного дыхания, жара его поцелуя и мысли о том, что ожидало меня впереди. В несколько безумных движений, я расстегнула его ремень и брюки, и с его помощью приспустила их вниз. Я села на него верхом, головка его члена едва касалась входа во влагалище. Я потянула его за волосы так, чтобы наши глаза смотрели друг на друга, и опустилась на него.
- Боже мой! - простонала я, ощущение его внутри меня только распалило мое желание. Поднимая и опуская бедра, я начала скакать на нем, каждое движение доставляло больше наслаждения, чем предыдущее. Ощущение боли от его грубых прикосновений лишь разжигало страсть. Его глаза были закрыты, и он заглушал стоны, уткнувшись мне в грудь. Скользя губами вдоль кружева моего лифчика, он приспустил одну чашечку и захватил возбужденный сосок между зубов. Я стиснула его волосы сильнее, чем вызвала его сладкий стон. Он приоткрыл рот и впустил мою жаждущую грудь внутрь.
С каждым движением я все дальше отдалялась от своих намерений. Мое тело полностью гармонировало с ним – оно реагировало на каждый его взгляд, звук, прикосновение. Я и обожала и ненавидела то, как он заставляет меня чувствовать. Я никогда прежде не теряла контроль над собой, но я больше не могла игнорировать то, как мое тело отвечало на его ласки.
- Тебе нравится? - я дразнила его. - Нравится быть оттраханным?
Он крепко сжал мои бедра, прекращая мои движения, и бросил на меня бешеный взгляд.
- Ты совершенно не знаешь, когда нужно закрыть этот маленький прелестный ротик, не правда ли? - он прорычал, не сводя с меня глаз. А когда я замахнулась, чтобы снова врезать ему, он поймал мое запястье и покачал головой. – Хочешь узнать, что значит быть оттраханной?
Прежде чем я успела ответить, он поднял меня с себя и швырнул на сидение. Грубо раздвинув мои ноги, он вошел в меня. Я громко застонала, когда он начал трахать меня с неистовой силой. Моя машина была слишком мала для этого, но в тот момент, ничто в этом мире не могло остановить нас. Даже, несмотря на то, что его ноги были согнуты в неловкой позиции, а мои руки сложены над головой, чтобы защитить ее от ударов об дверь, удовольствие было неописуемым.
Встав на колени, в более удобную позу, он закинул одну мою ногу себе на плечо, входя в меня глубже.
- О, Боже мой, да, - мое дыхание сбилось.
- Да? - простонал он, поднимая мою вторую ногу и устраивая ее на другом плече. Слегка нагнувшись вперед, он оперся рукой на дверь для поддержки и углубил фрикции. – Так тебе нравится?
Изменение угла проникновения доставило моему телу самые восхитительные ощущения.
Уперевшись руками в дверь, я приподнимала бедра навстречу каждому движению его бедер.
- О, черт, да. Сильнее, - я стонала в полный голос.
- Охеренно, - прошептал он, поворачивая голову и нежно целуя мою ногу, везде, где он мог дотянуться. Наши тела блестели от пота, окна совсем запотели, а стоны заполнили тишину салона. Тусклое освещение подземного гаража акцентировало каждую выемку, каждый мускул этого шедевра надо мной. Я смотрела на него с благоговением; его тело напрягалось с каждым движением, его волосы спутались и прилипли к его вспотевшему лбу, сухожилия на его шее натянулись, и ничего прекрасней его я в жизни не видела.
Он опустил голову между вытянутых рук, и на мгновение наши взгляды встретились. Мы смотрели друг другу в глаза как завороженные, дыхание частое и поверхностное – мы оба были уже близки. Зажмурив глаза, он покачал головой.
- О Господи, - он сбивчиво дышал. – Я не могу остановиться.
- Я тоже, - проговорила я, еле дыша, копируя его отчаянный взгляд. Оторвав голову от сидения, я притянула его лицо к себе руками и запечатлела на его губах обжигающий поцелуй. Каждый нерв моего тела умолял о разрядке, и каждое грубое и резкое погружение его члена толкало меня все ближе к краю. На секунду я позволила себе представить, какого было бы всегда иметь это тело у себя под рукой, чтобы он безудержно трахал меня в моей кровати. Одной только мысли было достаточно, чтобы во мне прогремел взрыв, бьющий рикошетом через все мое тело, и я сильнее сжала его волосы.
- Аааа!.. - я прокричала, прогибаясь в пояснице, и чувствуя, как стенки влагалища сжимаются вокруг него.
- Господи… Твою… Мать! - его голос был низким и хриплым, и с последним глубоким проникновением он замер надо мной, его член пульсировал внутри меня. Измученный, дрожащими руками, он снял мои ноги с плеч и аккуратно положил их по обе стороны от себя, зарываясь мне в шее своим лицом. Я не могла противостоять желанию дотронуться до его волос в последний раз. Трясущимися руками я провела по его мокрым волосам, пока мы лежали, восстанавливая дыхание, и я чувствовала, как неистово бьется его сердце на моей груди. Проходили минуты, и миллионы мыслей пронеслись через мою голову. Постепенно наше дыхание успокоилось, и я уж было подумала, что он уснул, когда он поднял голову.
Мое взмокшее тело сразу же покрылось гусиной кожей, как только он встал с меня и начал одеваться. Я наблюдала за ним с минуту, затем села и натянула на себя платье. Это был самый страстный опыт в моей жизни. Я и не знала, что секс может быть настолько насыщенным. Меня тянуло к нему с необъяснимой силой физически, но не более того. Как такое может быть, что я безумно хочу мужчину в сексуальном плане, но не желаю иметь с ним ничего общего в других аспектах?
- Это не должно случиться снова, - сказал он, вырывая меня из моих мыслей. Я повернулась к нему: он надевал свою порванную рубашку, его взгляд был устремлен вперед, зубы стиснуты. Мне показалось, прошла целая вечность, прежде чем он повернулся ко мне. – Мы понимаем друг друга, мисс Свон?
Я знала, что мне нужно делать.
- Скажите Эсми, что я приду, мистер Каллен. И выметайтесь из моей машины.

Комментариев нет:

Отправка комментария