вторник, 10 июля 2012 г.

Глава 11. Je ne regrette rien


Сознание затрепетало где-то на затворках моего сонного разума, и я постаралась прогнать его прочь. Я не хочу просыпаться. Мне так тепло и уютно. Господи, это, наверное, лучшая в мире гостиничная кровать.
Смутные образы моего сна замелькали перед закрытыми глазами, и я, заворочавшись, прижалась к самому теплому, самому ароматному одеялу, под которым я когда-либо спала. И оно прижалось в ответ.
Что-то теплое прислонилось ко мне, и, распахнув глаза, я увидела голову со знакомым беспорядком в волосах всего в нескольких дюймах от своего лица. В ту же секунду сотни картинок безудержным потоком пронеслись у меня в голове, и реальность прошлой ночи шквалом обрушилась на мой помутненный рассудок. Твою мать! Это все – правда.

Сердце чаще застучало, когда я слегка приподняла голову, чтобы рассмотреть этого прекрасного мужчину, прильнувшего ко мне. Его голова покоилась на моей груди, эти безупречные губки были немного приоткрыты, позволяя струйкам его теплого дыхания щекотать мою голую грудь. Всем телом он плотно прижимался ко мне, спутав вместе наши ноги, а его сильные руки крепко сжимали меня вокруг туловища.
Он остался.
Интимность нашего объятия поразила меня сокрушительной силой – у меня даже перехватило дыхание. Меня переполняла волна эмоций, и я почувствовала, как в груди что-то болезненно сжалось. Он не просто остался, он буквально прилип ко мне.
Никогда, за всю жизнь, у меня не было такого значимого момента – я изо всех сил старалась дышать равномерно и не паниковать. Я остро ощущала каждый дюйм наших соприкасающихся тел. Я чувствовала, как его теплое дыхание расплывается по моей коже, как каждый удар его сердца отдается у меня в груди. Мои пальцы сгорали от желания дотронуться до его кожи. Мои губы жаждали прикоснуться к его волосам. Это слишком для меня. Он слишком для меня.
Этой ночью что-то изменилось, и я не уверена, готова ли я к этому. Я не знаю, что это изменение за собой повлекло, но оно уже здесь. В каждом движении, каждом прикосновении, каждом слове и каждом поцелуе – мы были едины. От этой мысли меня сотрясла мелкая дрожь. Еще ни с одним мужчиной я не испытывала такого – будто мое тело создано для него.
Я спала с другими парнями, но никогда не было ничего подобного. Было такое ощущение, словно меня уносит какой-то немыслимой природной силой, и я совершенно не в состоянии изменить курса. Это вселяло страх, однако, каким-то образом это казалось правильным. И я уже не знаю, смогу ли я и дальше бороться с этим.
Плотно закрыв глаза, я постаралась подавить растущее чувство паники. Я не сожалела о том, что случилось. Это было впечатляюще и великолепно, но мне нужно несколько минут наедине с собой, прежде чем я смогу посмотреть ему в глаза.
Положив одну руку ему на голову, а другую на спину, я умудрилась перекатить его с себя. Он начал шевелиться, и я замерла, прижимая его к себе и беззвучно умоляя его вернуться ко сну. Он пробормотал мое имя, и его дыхание снова выровнялось. Я легко выскользнула из-под него, и непроизвольно улыбнулась. Его сон обо мне? Интересно, а он знает, что я все еще здесь?
Какое-то время я просто наблюдала за тем, как он спит, паника потихоньку отступила, и я снова была поражена тем, как же он красив. Во сне черты его лица были мирными и безмятежными, и так сильно отличающимися от выражений, которые он надевал в моем присутствии. Его волосы были в жутком беспорядке – несомненно, из-за моих рук, играющих с ними всю ночь. Одна маленькая прядь упала ему на лоб, и мои пальцы страстно желали смахнуть ее назад. Длинные ресницы, совершенные скулы, полные губки и легкая щетина завершали портрет самого безукоризненного мужского лица.
Его тело было стройным и мускулистым с тоненькой дорожкой волос, тянущейся от его груди и прячущейся под скомканной белой простыней, находящейся у него на бедрах. Против моей воли, мое тело незамедлительно среагировало на мужчину, лежащего передо мной. Нужно уходить отсюда.
Бесшумно выбравшись из кровати, я решила укрыться в безопасности ванной комнаты. Тропинка из мокрых вещей, разбросанных на безупречно белом ковре, оставляла след, ведущий из ванной к кровати. Осторожно перешагивая через них, я продолжала идти, пока не почувствовала холодный кафель под ногами.
Закрыв дверь с мягчайшим щелчком, я включила свет и уставилась на свое отражение в зеркале. Вау. Свеже оттраханная. Это про меня.
Придвинувшись ближе, я изучила едва заметные красноватые царапины, которыми были усыпаны мои шея, плечи, груди и живот. Взглянув вниз, я провела рукой по внутренней стороне бедра. Ага. Там тоже. Мои соски напряглись, как только я вспомнила ощущения, вызываемые его небритым лицом при соприкосновении с моей кожей.
Моя прическа превратилась в кучу растрепанных и спутанных волос, и я закусила губу, вспомнив, как он вплетал в них свои руки. Как он притянул меня сначала к своему поцелую, а затем на свой член… Не помогает.
У меня есть время подумать. Чего я хочу? Честно, понятия не имею. Могу ли я вернуться к прежнему положению вещей? Конечно, нет. Я без него всего несколько минут, и я уже чувствую непреодолимую тягу с той стороны двери. Как бы жутко это не звучало, я хочу вернуться к нему.
Еще один взгляд в зеркало напомнил мне, что прежде мне надо кое о чем позаботиться. Достав из сумочки шампунь и кондиционер, я открыла дверь душевой кабины и остановилась – у меня даже сердце опустилось. Вот дерьмо. В углу, сваленное в мокрую, дорогостоящую кучу, лежало мое платье.
- Черт!
Нагнувшись, я подняла его и расправила перед собой. Хотя я, безусловно, не жаловалась, когда он срывал его с меня прошлой ночью, я не могла не поежиться, вспомнив, сколько я за него заплатила. Или за все остальные вещи, которые он также уничтожил.
Я всерьез задумалась над тем, чтобы предоставить ему счет.
Положив платье на стойку, я остановилась, припоминая неиспользованную кредитную карту из La Perla, которую он любезно мне предоставил. На секунду я подумала воспользоваться ее, чтобы припадать ему урок, например, пуститься в оргазмо-стимулирующий шопинг, угоняя карту в минус, но быстро отказалась от этой затеи. Боюсь даже представить, какими могут быть последствия.
Мысленно проклиная его, я повесила платье на вешалку для полотенец и зашла в душ.
Почувствовав, как вода заструилась по моим рукам, я невольно подумала о том, как началась прошлая ночь. Ревность – не то чувство, к которому я привыкла. Однако это был уже второй раз, когда именно это чувство толкало меня на безрассудные поступки.
По крайней мере, мы наконец-то были предельно честны друг с другом. Впервые с тех пор, как все это началось, я имела более четкое представление о том, кто он есть. Сгоряча, я выболтала то, что предпочла бы хранить в секрете, но с другой стороны, казалось правильным, наконец-то, сказать это вслух.
Самой большой неожиданностью для меня была его реакция. Я чувствовала себя напуганной и уязвимой, не в состоянии дальше бороться с эмоциями, бурлящими во мне. Тем не менее, он успокоил меня, нехотя говоря мне то, что мне нужно было услышать. Он хочет меня. Только меня. Насколько его слова поразили меня, настолько же они и утешили меня.
Но куда мы можем двинуться отсюда? Чувство тревоги засело у меня в груди, когда я рассмотрела возможные варианты. Я хоть и признаю, что начинаю видеть его в новом свете, это не меняет того, кем он является или скорее кем он являлся. Бывали моменты, когда мне казалось, будто я видела проблески другого Эдварда Каллена, но они также быстро исчезали.
Я нахмурилась, еще более озадаченная, чем прежде, и нисколечко не приблизившаяся к ответу, и шагнула под теплые струи воды. Закрывая глаза, я вздохнула, чувствуя, как напряжение потихоньку покидает мое тело. Как бы то ни было, ум, оказалось, не так-то просто успокоить. Чтобы я ни делала, я не представляла, как все это будет работать. Мы не можем вернуться назад, но я и не вижу варианта, с каким мы можем двигаться вперед. Секс был… неописуемым. Ничего близкого к этому я даже не представляла. Но какой бы сильной не была наша физическая связь, смогу ли я жить только с этим?
Одна лишь мысль о том, что было прошлой ночью, смогла снова разбудить этих бабочек в животе. То, что мы говорили, то, что мы делали. Даже, несмотря на то, что наш разум не мог понять, что между нами происходит, наши тела уже все знали.
С первым поцелуем, я словно растворилась в нем. Ощущения его губ на моих губах, его рук на моей коже было достаточно, чтобы стереть в порошок всю мою силу воли. Осознание того, что он чувствовал себя таким же бессильным перед этим как и я, что он тоже не мог уйти, стало моей погибелью.
Его поцелуй был грубым и безумным, в каждом его прикосновении отражалось мое собственное отчаяние. Он никогда не сдерживался, всегда воспринимая меня как равную себе, будто зная, что это то, что мне нужно.
Затем, в какой-то момент этой ночью, все изменилось. Границы были пересечены, а барьеры опущены, и я не думаю, что их возможно восстановить. Он не был боссом-мудаком, к которому я уже привыкла. Что-то сдвинулось, и я увидела перед собой мужчину, которого уважал его отец, мужчину, которого я ожидала встретить десять месяцев назад. Та же неистовая страсть, которая, казалось, вспыхивала каждый раз, когда мы были вместе, все еще поглощала нас, но появилось что-то еще.
Исчезли мистер Каллен и мисс Свон. Теперь мы были Эдвард и Белла, и я до сих пор не могу поверить, каким правильным и реальным это все ощущается. Никогда в жизни я не чувствовала себя настолько физически привязанной к другому человеку. Он был нежным и чутким, впервые мы просто поддразнивали и наслаждались друг другом. С ним я чувствовала себя… обожаемой.
Словно двигаясь сама по себе, моя рука переместилась к груди, и пальцы стали теребить чувствительный сосок. Бесшумно простонав, я вспомнила звуки его голоса, когда он кончал, пошлые вещи, что он шептал мне на ухо, и силу, с которой он входил в меня.
Я закрыла глаза, чувствуя, как горячая вода орошает мою кожу, и моя рука заскользила вниз по животу к разгоряченной плоти. Я была уже влажной там, и, закусив губу, я тихонько простонала, проводя пальцем по нежной коже.
Я вздрогнула, когда пара сильных рук обвилась вокруг меня, и большая ладонь накрыла мою.
- Позволь, я помогу тебе, - прошептал он сиплым голосом мне на ухо.
Резкий вздох сорвался с моих губ, и я откинулась назад, облокачиваясь на его грудь.
- Интересно, о чем же ты здесь думала? – Он нежно поцеловал мои мокрые волосы и носом слегка наклонил мою голову, получая доступ к моей шее.
- О тебе, - ответила я хриплым от желания голосом. – О прошлой ночи.
- М-м-м, - его мягкий стон отдался легкой вибрацией на моей коже, и он начал медленно перемещать наши руки, теребя клитор нашими сцепленными пальцами. – Я тоже думал об этом. Чувствуешь, что ты со мной делаешь? – Он слегка наклонился, и его эрегированный член проскользнул у меня между ног. – Я так же на тебя влияю, Белла? – Он спустил наши руки ниже, к входу во влагалище, чувствуя там влагу.
- Господи, Эдвард, - я тихонько вздохнула. Не знаю, что было приятней: наши сплетенные руки на моей коже или звуки его бархатного голоса, произносящего мое имя.
- Черт, как же я люблю, когда ты называешь меня по имени. – Он начал двигать бедрами, скользя пенисом вдоль лона. – М-м-м, Белла.
Я застонала от удовольствия, когда он расположил наши руки так, что каждый из нас погрузил по пальцу в меня.
- Чувствуешь? Какая ты мокренькая и горячая? – Он протолкнул наши пальцы глубже, и этот момент был таким эмоциональным, что у меня даже подкосились ноги. Свободной рукой он обхватил меня под грудью, прижимая к себе, пока его большой палец поглаживал сосок. – Детка, тебе нравится? Как же охеренно быть внутри тебя!
Он скользнул еще глубже и начал трахать меня нашими пальцами.
- М-м-м… Да, Эдвард… Черт возьми… Как же хорошо.
Мой голос был слабым и бездыханным, и наслаждение грозило переполнить меня с головой. То, что этот мужчина делал со мной, превращало меня в распутную и бесстыдную женщину. Кажется, мне всегда будет мало.
Наши намокшие тела скользили вдоль друг друга, и, откинув голову ему на плечо, я громко простонала, чувствуя приближающийся оргазм. Подняв свободную руку к его волосам, я повернула голову и, притянув его к себе, жадно поцеловала. Его стон растаял на моих губах, и я знала, он наслаждается этим так же, как я.
- Ты хочешь кончить, Белла?
- Да, черт возьми, - меня снедало безрассудное желание, я хотела большего.
Я застонала от потери его прикосновения, когда он поднес наши переплетенные пальцы к своим губам, и медленно облизал их. Это было самое эротичное зрелище, которое я только видела, и я не смогла сдержать отчаянных всхлипов желания, соскакивающих с моих губ.
- Я бы мог вылизывать тебя каждый день на протяжении всей оставшейся жизни и никогда не уставать от этого. Ты знала это, Белла?
Я попыталась сформулировать вразумительный ответ, но, казалось, здравый смысл покинул меня на время. Он прикоснулся своим пальцем к моему рту и медленно провел вдоль губ. Я коснулась его своим язычком, и его глаза потемнели.
- Ты такая испорченная девчонка! – Развернув меня к себе лицом, он толкнул меня спиной к прохладной кафельной стене и поднял мои руки у меня над головой. – Не двигайся, - произнес он строго.
Он начал осыпать поцелуями шею и плечи, его шероховатая щетина приятно покалывала кожу. Его губы перемещались вниз к моей груди, и я резко вдохнула, когда он обхватил ее своими ладонями, нежно приподнимая вверх и глядя мне в глаза. Большими пальцами он проводил по моим соскам, и я закрыла глаза от наслаждения. И когда он заговорил, я почувствовала, как его горячее дыхание обвеяло мой сосок, заставляя его затвердеть.
- Скажи, что ты не хочешь, чтобы я останавливался. – Он обхватил ртом мой сосок, и я сильно закусила губу, чтобы не закричать от удовольствия. – Не упрямься, Белла, - прошептал он, двигаясь губами вдоль кожи к другой груди. – Скажи, что ты не хочешь, чтобы я останавливался, и я не буду.
Он начал посасывать мои груди, и я больше не могла сдерживаться.
- Не останавливайся, - прошептала я.
- Что это было? – Его губы продолжили путешествовать от моей груди к пупку.
- Я сказала «не останавливайся», - я буквально обезумела от желания, мое тело молило о разрядке. Он довел меня до крайней точки, только чтобы потом отступить. Он нужен мне, и сейчас я готова сделать или сказать все, о чем он только попросит.
- Кто доставляет тебе неземное наслаждение, Белла?
- Ты. Только ты, Эдвард.
Поднявшись, он поцеловал меня нежно, не спеша, и прошептал.
- Только я.
Его рука скользнула вниз по моему телу, он поднял мою ногу и обернул ее вокруг своего бедра. Взглянув вниз, я не смогла сдержать стона, когда увидела его достоинство, твердое и готовое, устроившееся между нами. Мои глаза пробежались по его телу.
Он просто идеален.
Убрав руки от стены, я позволила пальчикам поблуждать по его груди и мышцам пресса. Он слегка задрожал, когда я провела рукой по напряженным бедренным мускулам, и замерла. Это что… это что, татуировка?
- Что…? – Я запнулась, потрясенная. Я и двух слов не могла связать. Немного отодвинув его от себя, я взглянула ему в глаза, а затем снова на эту отметину. Прямо под бедренной костью вырисовывалась надпись на французском, свернутая в элегантное колечко. Какого хрена я не замечала этого раньше? Я быстренько прокрутила в голове все наши рандеву. Мы всегда были либо в спешке, либо в темноте, либо полураздетыми. Он, должно быть, заметил мой озадаченный вид.
- Это татуировка, - проговорил он смеясь.
- Я знаю, что это татуировка, но… - как же трудно собрать мысли в кучу. – Как… Что… Что там написано?
Не могу поверить, что у него татуировка. У мистера Серьезность есть чертова татушка, и как же она сексуально выглядит. Еще чуть-чуть приспустилась завеса с мужчины, которого, как я думала, я знала.
- Je ne regrette rien[1].
Мой взгляд устремился на него, и каждый дюйм моего тела накрыло волной чистой страсти.
- Что ты сказал?
Он определенно усмехнулся.
- Je ne regrette rien.
Он медленно произнес каждое слово, акцентируя каждый слог. Я откинула голову, закрывая глаза и позволяя этим словам захлестнуть меня с головой. Похоже, это самая сексуальная и возбуждающая вещь, которую я когда-либо слышала. От этого и от его татушки, я могу просто самовоспламениться.
- Твою… Скажи это еще раз, - захныкала я.
Он придвинулся ближе и, обжигая мое ухо горячим дыханием, прошептал.
- Je ne regrette rien. Тебе нравится это, Белла? – Он прижался ко мне, подтягивая мою ногу чуть выше.
Я закивала.
- Скажи что-нибудь еще.
Моя грудь вздымалась с каждым затрудненным вздохом, и мои соски терлись о его грудь. Слегка нагнувшись, он крепко сжал руками мои ягодицы и приподнял меня, позволяя мне обхватить его ногами. Он держал меня, плотно прижимая к стене, и шептал на ухо низким, но убедительным голосом.
- Tu es faite pour moi[2].
Я не могла больше ждать.
- Трахни меня, Эдвард.
Он не колебался ни секунды, и одним неистовым толчком погрузился глубоко в меня. Я закричала от силы ощущений – звук эхом отдался от мраморных стен.
- Белла, Белла, - его голос был скрипучим и натянутым, когда он начал вдалбливать меня в стену. – Tu es faite pour moi. – Нежно целуя мои волосы, он продолжил шептать эти слова мне на ухо. Снова и снова.
Его движения были плавными, но сильными, с каждым толчком я скользила вверх-вниз по гладкой стене. Наши открытые рты соприкасались, обмениваясь прерывистыми глотками воздуха, и я чувствовала, что эмоции берут надо мной верх.
- А, черт, Белла… Я не могу… пожалуйста… я не продержусь долго.
Его голос, такой безрассудный, такой неуправляемый, только усилил мое желание, мою потребность в нем. Казалось, все вокруг исчезло: шум воды, прохлада стены за моей спиной. Единственное, что продолжало существовать, это великолепный мужчина и невероятные ощущения, которые он пробуждал во мне.
Положив голову на его плечо, я закрыла глаза и сфокусировалась на восхитительных чувствах, растекающихся по моему телу. Я была так близка к концу, буквально балансировала на грани. Протиснувшись между нами, мои пальцы отыскали клитор и начали медленно потирать его.
Наклонив голову, он посмотрел вниз на мою руку и тихо выругался.
- Мать моя женщина, - его голос был доведен до отчаяния, и воздух выходил резкими выдохами. – Трогай себя, детка. М-м-м, Белла, да так. Дай мне посмотреть.
Его слова – как раз то, что мне нужно, и с последним прикосновением пальцев, я почувствовала, как оргазм уносит меня на крыльях блаженства.
Я кончила интенсивно, сжимаясь вокруг него, впиваясь ногтями в его спину. Он громко закричал, и я почувствовала, как напряглось все его тело, когда он кончил внутри меня. Саму меня сотрясало от послеощущений, легкая дрожь продолжалась даже после того, как оргазм утих. Я вцепилась в него, а он замер, медленно спускаясь по мне. Он целовал мои плечи и шею, перед тем как запечатлеть одиночный поцелуй на губах. Наши взгляды встретились на мгновение, и затем он выпустил меня, позволяя моему телу соскользнуть по нему.
Ухватившись за стену для поддержки, он нагнулся слегка, переводя дух.
- Господи Иисусе, - он тяжело выдохнул.
Я кивнула. Мне нечего добавить. Мы стояли друг напротив друга, между нами, не переставая, текла вода из душа, и я не могла отвести от него глаз. Я чувствовала, как каждая, даже самая незначительная, мысль о том, что следующий раз будет менее мощным, что наша связь со временем прервется, таяла и растворялась в воздухе. Этого не случалось и не случится. Каждый раз будет только интенсивнее и лучше, чем предыдущий. Взглянув на него, я поняла, что когда это закончится, мне будет больно.
Страх сковал мое сердце, и паника вернулась, принося с собой неловкое молчание.
- Нам, наверное, пора собираться, - я неожиданно заговорила, пытаясь разрядить обстановку.
- Да. – На его лице промелькнуло смущение, прежде чем он заговорил. – У меня здесь нет никаких вещей. Я даже не знаю, где находится мой номер.
Я залилась легким румянцем, вспоминая, как быстро все вчера произошло.
- Точно, эм… Я… я схожу и принесу тебе чего-нибудь.
Я умышлено избегала его глаз, ситуация становилась все более неловкой.
- Хорошо. Я пойду, а ты заканчивай тут.
Он продолжал смотреть на меня какое-то время, затем кивнул головой и вышел из душа. Я пыталась не смотреть на него, пока он стягивал полотенце с перекладины и оборачивал его вокруг себя, но, конечно же, мои старания не увенчались успехом.
Как только он закрыл дверь, я съехал вниз по стене. Какого черта я делаю? Соберись, Белла! Итак, мне нужно просто вернуть некоторые границы на свои места. Во-первых, не называть его больше Эдвардом. В животе снова затрепетали крылышки, стоило мне только подумать о его имени. Похоже, это будет труднее, чем я думала. Мое тело – чертов предатель.
Я быстро закончила с водными процедурами и обернулась полотенцем, ругая себя за то, что мне не хватило ума захватить с собой какую-нибудь одежду. Глубоко вздохнув, я отворила дверь и вышла из ванной.
Он сидел на кровати, и как только я вышла, его глаза тут же встретились с моими.
- Мне просто нужно… - я замолчала, указывая на сумку. Он кивнул, но промолчал. Вообще-то, я никогда не стеснялась наготы – я была довольна своим телом. Но стоя здесь в одном полотенце, зная, что он наблюдает за мной, я чувствовала себя неловко.
Схватив первые попавшиеся вещи, я промчалась мимо него, не останавливаясь, пока я не оказалась за дверью ванной комнаты. Одевшись со скоростью света, я решила, что с волосами и макияжем я закончу чуть позже. Взяв со стойки ключи от номеров, я вернулась в спальню.
Он не сдвинулся с места. Сидя на краю кровати, расположив локти на коленях, он казался погруженным в размышления. О чем он думает? У меня все утро нервы на пределе, эмоции хаотично перекатываются из одной крайности в другую, а он выглядит таким… спокойным. Таким уверенным. Но в чем он уверен? Что он решил?
- Ты хочешь, чтобы я принесла тебе что-нибудь определенное?
Посмотрев на меня, он выглядел слегка удивленным, будто эта мысль никогда не приходила ему в голову. Может все стать еще более неловким?
- Эм… я сегодня произношу речь, правильно? – Я кивнула, с облегчением осознавая, что мне не придется быть рядом с ним весь день. – Что бы ты ни выбрала, все подойдет.
- Конечно… Скоро вернусь.
Развернувшись, я словно спринтер выбежала из номера, останавливаясь отдышаться, только когда за мной закрылась дверь. Блин, ну я и влипла.
У меня не заняло много времени, чтобы найти его номер – он был на том же этаже, через несколько дверей от моего. Его чемоданы были уже там, и я остановилась на секунду, понимая, что мне придется копаться в его вещах.
Подняв самый большой из них и поместив его на кровати, я открыла замок. Меня тут же поразил запах его туалетной воды, и у меня подкосились ноги. Взяв одну из рубашек, я поднесла ее к лицу, вдыхая восхитительный аромат, который сводил меня с ума. Я положила ее обратно и провела пальцами по аккуратно упакованным вещам.
Все, что касается его, было таким опрятным и организованным, что мне стало интересно, как выглядит его квартира. Я никогда не размышляла об этом, но я вдруг задумалась, увижу ли я ее когда-нибудь, увижу ли я его кровать. Я остановилась, осознавая, что хочу этого. Но захочет ли он?
Тут до меня дошло, что я стою уже какое-то время, уставившись в одну точку, и я продолжила перебирать его вещи, останавливаясь, наконец, на красивом темно-сером костюме от Dior, белой рубашке, черном шелковом галстуке, носках и туфлях.
Сложив все на место, я собрала выбранные вещи и направилась в свой номер. Я не смогла побороть нервного смеха, пока шла по холлу, и покачала головой, осознавая всю абсурдность ситуации. Слава Богу, я все-таки смогла совладать с собой, когда приблизилась к двери. Вставив ключ в слот для карты, я вошла внутрь и застыла как вкопанная.
Он стоял перед окном, омываемый лучами утреннего солнца. Тени, падающие на его тело, идеально подчеркивали каждую безупречную линию его точеной фигуры. Полотенце висело неприлично низко на бедрах, и прямо из-под него высовывалась его татуировка.
- Увидела что-то, что тебе нравится?
Звуки его веселого голоса отвлекли мое внимание, и я неохотно перевела взгляд на его лицо. Смущенная от того, что он поймал меня, пожирающей его глазами, я начала заикаться, пытаюсь придумать разумный ответ.
- Я, эм…
Мои глаза снова сместились на линию его бедер, пока я пыталась прояснить мысли. У меня это не особо получалось.
- Я спрашиваю, увидела что-то, что тебе нравится? – Он пересек комнату, останавливаясь прямо передо мной, на его прекрасной дерзкой мордашке расплылась самодовольная ухмылка.
- Что? Эм, нет, - соврала я, пытаясь быстро что-нибудь придумать. – Я просто… задумалась кое о чем.
- И о чем же ты задумалась? – Он поднял руку, заправляя прядь моих все еще мокрых волос за ухо. Такой простой жест – а мое сердце пропустило удар.
- Что нам нужно придерживаться расписания.
Он придвинулся еще ближе.
- И почему я тебе не верю?
- Потому что ты эгоцентричен? – Спросила я с издевкой, глядя ему в глаза. Он недоверчиво изогнул бровь и задержал взгляд на мне, прежде чем забрать свои вещи из моих рук.
- Это правда?
От моего внимание не ускользнул поддразнивающий тон его голоса. Сделав шаг назад, он положил вещи на кровать и посмотрел на меня. Не успела я и двинуться, как он стянул с себя полотенце и бросил его на кровать. Милостивая Матерь Божья. Если где-нибудь на этой планете имеется лучший экземпляр мужчины, я заплачу любые деньги, чтобы его увидеть.
Взяв свою рубашку, он просунул руки в рукава и остановился, глядя на меня.
- Разве ты не говорила, что нам нужно придерживаться расписания? – Спросил он, еле сдерживая улыбку. – Разве что, ты увидела что-то, что тебе нравится.
Сукин сын. Сузив глаза, я быстро развернулась и направилась в ванную, чтобы привести себя в порядок.
Пока я сушила волосы, меня все не покидало тревожное чувство, что он хочет мне что-то сказать. Что он скажет мне? Что я обнаружу, открыв дверь? Незнакомая боль поселилась в груди, и я не могла понять, откуда она. Чего я боюсь больше – что он захочет остаться или уйти?
Закончив с волосами и макияжем, я поняла, что пришло время расплаты. Войдя в спальню, я увидела, что он уже был одет и ждал меня. Он стоял ко мне спиной, глядя в огромной окно. Услышав, как я вошла, он повернулся, на его лице было задумчивое выражение.
Не разрывая зрительного контакта, он направился ко мне. Мое сердце начало выбивать чечетку. Он положил свои теплые ладони по обеим сторонам моего лица и посмотрел на меня. В его глазах отражались чувства, которых я никогда раньше не видела.
- Я не хочу выходить за эту дверь и терять то, что мы здесь нашли.
Его настолько простые слова потрясли меня до глубины души. Он ничего не утверждал, ничего не обещал, однако, он сказал все то, что я чувствовала, хоть и не догадывалась об этом.
Я попыталась что-то сказать, но я прекрасно знала, что никакие слова не способны выразить все те мысли и эмоции, струящиеся во мне. Слабо вздохнув, я положила ладони на его грудь и кивнула. Нежно улыбнувшись, он тоже кивнул.
- Мы можем поговорить об этом позже. Готова идти?
- Да, - я поспешила ответить, улыбаясь в ответ.


[1] Я ни о чем не жалею (фр.)
[2] Ты создана для меня (фр.)

Комментариев нет:

Отправка комментария