вторник, 10 июля 2012 г.

Глава 15. Шепот


- Эдвард!
Затаив дыхание, я заглянула в его шокированные глаза. Неужели это, правда, с нами происходит? Я вздрогнула, услышав новую череду ударов, когда кулак Эммета столкнулся с входной дверью.
- Эдвард, я знаю, что ты там, говнюк, я слышал твой телефон. И я не уйду, пока ты не откроешь дверь.
Я поежилась, увидев на его лице следы явной паники. Ну как такое может быть? Ведь только несколько часов назад все было идеально. Меня сковал страх, зажимая грудь, словно в тиски, и я поняла, что мне нужно больше времени. Я думала, я понимала, что повлечет за собой раскрытие наших отношений. Я всегда знала, что однажды этот день придет, но он казался мне неясным образом будущего. Я еще не готова.

- Он и правда это сделает, -  голос Эдварда вернул меня в реальность, и я посмотрела ему в глаза. Напряжение в его теле было очевидным, судя по пальцам, которые почти болезненно впились в мои бедра. Он выглядел напуганным. Обхватив его лицо руками, я наклонилась и слегка прикоснулась своими губами к его. Он закрыл глаза, и я почувствовала, что он немного расслабился.
- Все будет хорошо. Я просто закроюсь в твоей комнате и подожду, пока ты с ним поговоришь. Идет?
- Но, Белла. Я не…
Я прервала его, прежде чем он успел закончить:
- Все в порядке, Эдвард. Правда.
Он замолчал, и мириады различных эмоций отразились на его лице. Покорно вздохнув, он кивнул и помог мне слезть с его колен. Я развернулась, чтобы уйти, но теплые пальцы, обернувшиеся вокруг моего предплечья, потянули меня назад. Он опустил голову, и его губы встретились с моими. Его поцелуй был жадным, требовательным, полным отчаяния, что мы оба испытывали. Настойчивый стук Эммета и нескончаемый трезвон мобильника Эдварда растворились на заднем фоне, как только я оказалась в его объятиях. Поднимаясь на носочки, я попыталась максимально приблизиться к нему, стараясь усмирить растущее чувство страха в груди. Его сильные руки крепче обняли меня, и я почувствовала, как мои ноги оторвались от пола.
Постепенно поцелуй превратился в нечто более контролируемое. Его губы задержались на мгновение на моих в легком, нежном прикосновении, прежде чем он снова опустил меня на холодный деревянный пол. Его глаза оставались закрытыми, а его лоб покоился на моем.
- Ты помнишь, о чем просила меня вчера вечером?
Я сразу поняла, что он имеет в виду – чтобы все оставалось только между нами.
- Да, - прошептала я в ответ.
- Я обещаю. Мой ответ – да. Столько, сколько пожелаешь. Просто помни об этом.
У меня скрутило живот из-за чувства вины – неужели, он делает это только ради меня.
- Я не…, - начала я, но меня прервала новая череда оглушительных ударов и, вне всякого сомнения, крайне раздраженный голос Эммета.
- Клянусь Богом, Эдвард. Я слышу твой чертов телефон, а ты без него даже в туалет не ходишь.
Отходя в сторону, я просто кивнула и направилась в его спальню, закрыв за собой дверь на замок. Дыхание у меня было тяжелым, а напряженная тишина, казалось, только нагнетала обстановку. Прижавшись ухом к двери, я закрыла глаза и прислушалась. Я слышала какое-то шуршание, за которым последовал металлический щелчок замка, и я задержала дыхание, распознав звук открывающейся двери.
Тишина. Почему так тихо?
- Какого хрена тебе надо в такую рань, Эммет? Сегодня воскресенье, - тон Эдварда был резким с примесью раздражения, когда он обратился к своему брату.
- Нехера говорить со мной таким тоном, придурок. Думаешь, я не заметил, что ты избегаешь меня?
- Понятия не имею, о чем ты, Эммет.
Я слышала какие-то движения, и изо всех сил старалась распознать их источник.
- Белла.
Из-за последовавшей тишины вся моя спина покрылась мурашками.
- И что с ней? – голос Эдварда изменился, и теперь до меня доносился тон, в котором я узнала «мистера Каллена». Слушая эти, так знакомые мне, звуки, я почувствовала, как на лбу у меня выступила  легкая испарина.
- Не включай дурака, Эдвард. Я знаю, между вами что-то происходит.
- И что же такое между нами происходит? Она – мой служащий, я – ее босс. Все!
Я закрыла глаза, почувствовав приступ тошноты. Это неправда. Это неправда.
- Ты прав – так должно быть. Но почему-то мне кажется, что все совсем по-другому.
- Ты не знаешь, о чем говоришь.
Я слышала, как Эммет кашлянул, по крайней мере, я думала, что это был Эммет.
- Никогда бы не подумал, что ты настолько глуп, Эдвард.
- Эммет, если тебе есть что сказать, так говори, черт возьми, и проваливай отсюда.
- Я думаю, ты встречаешься с Беллой.
Эдвард отлично держал оборону.
- Ты ошибаешься.
- Неужели?
- Да, Эммет. Ты ошибаешься. Между мисс Свон и мной нет ничего, кроме профессиональных отношений.
На последних словах у меня закрылись глаза. Его голос был спокойным, в какой-то степени хладнокровным, и даже находясь за дверью, я могла с полной уверенностью сказать, что командовал парадом – Прекрасный Подонок. Это меня не удивило, но когда я попыталась отыскать в его голосе хоть нотку сожаления, я с болью поняла, что его там не было.
- Думаешь, я идиот? Я знаю, как вы двое ладите между собой. Я никогда не встречал людей, которые бы ненавидели друг друга больше, чем вы. Ты вел себя с ней, как последний кретин. Я наблюдал это каждый божий день на протяжении почти целого года. А затем, словно по мановению волшебной палочки, ты пялишься на нее, как оголодавший на кусок мяса. Я думаю, что-то произошло, пока вы двое были в Сиэтле, и поэтому ты не отвечал на мои звонки. Я также думаю, это с ней ты переписывался вчера в зале заседаний.
Я не могу позволить ему расхлебывать все это в одиночестве. Я обхватила пальцами дверную ручку и слегка повернула.
- Ты понятия не имеешь, о чем говоришь. Теперь можешь идти, Эммет.
- Так, что тогда? Ты ее просто трахаешь? Потому что я тебе задницу надеру, если ты позволишь себе вот так воспользоваться ею.
- Я не пользуюсь ею, - впервые в голосе Эдварда промелькнуло некоторое сомнение, и мне стало интересно – это было сказано для Эммета или для себя.
- И как прикажешь это понимать? Ты либо спишь с ней, либо нет.
- Господи, Эммет! Сколько раз тебе нужно объяснять, что между нами ничего нет? Неужели, ты и, правда, думаешь, что я такой идиот? Она ничего для меня не значит!
Мои пальцы соскользнули с дверной ручки, и я отошла назад. Его последние слова эхом звенели у меня в ушах. Резкая боль пронзила мою грудь, и, закрыв глаза, я почувствовала, что мне надо срочно присесть. Умом я понимала, почему он так сказал, но те страхи, что таились у меня в сердце, лишь укрепились от его слов. Сидя на краю кровати, я крепко зажмурила глаза, стараясь перебороть подступающие слезы. Это все неправда. Он сказал лишь то, что ты просила его сказать.
На мгновение по ту сторону двери воцарилась тишина, затем Эммет спросил:
- Ты это серьезно, да?
- Да, - ответил он тихо, но решительно.
- Слушай, чувак, извини за все это. Я просто… я думал… не важно. Твою мать. Ты не стал бы мне врать, мне следовало знать  об этом.
В комнате повисло неловкое молчание. Я слышала тихое жужжание кондиционера и тиканье часов в гостиной. Все казалось таким неподвижным, только усиливая гложущее меня чувство вины. Вдруг тишину нарушил звонок мобильного телефона, доносящийся с той стороны двери, и комнату заполнили звуки так знакомого мне рингтона.
Боже мой.
- Эдвард, твой телефон у тебя в руке, так чей же звонит на кухне? – спросил Эммет озадаченным голосом. Я задержала дыхание, и казалось, прошли целые часы, а не несколько секунд, прежде чем он ответил.
- Это не то, что ты думаешь.
- Постой, здесь кто-то есть? – мое сердце буквально выпрыгивало из груди, пока я ждала, что меня поймают. – Господи, Эдвард, почему ты не предупредил меня, что у тебя гости, и не сказал мне заткнуться?
Я слышала, как он засмеялся.
- Да, и почему я не подумал об этом? – его голос был тихим, и мне пришлось напрячь слух, чтобы услышать его. Какое-то время они говорили шепотом, и я встала с кровати, снимая его рубашку и надевая свое платье, которое я предусмотрительно занесла в комнату сегодня утром. Послышался звук закрывающейся двери, за которым последовал тихий стук.
- Белла? – я быстро пересекла комнату и открыла дверь, выдавливая из себя улыбку, а затем, вернувшись к кровати, села и начала застегивать туфли.
- Эй, - начал он нерешительно, облокачиваясь на дверной косяк. – Ты ведь знаешь, почему я это все сказал?
- Что? А, конечно, знаю. Не беспокойся об этом, - ответила я, изо всех сил стараясь убедить нас обоих. Он пристально наблюдал за мной, пока я собирала свои вещи.
- Тогда куда ты собираешься?
- Э… я… эм, я забыла, что у меня… встреча с Элис, - ответила я, размахивая руками. – На самом деле, ничего важного, просто я забыла про это, пока не услышала, как она звонит мне. Кстати, извини за звонок.
Я встала и направилась к двери, все еще избегая его взгляда. Его аромат окутал меня, когда, проходя мимо него, я коснулась своим плечом его.
- Посмотри на меня, - его пропитанный мукой голос заставил меня остановиться, и я медленно повернулась, наблюдая, как он приближается ко мне. – У нас все хорошо, ведь так? – он поднял правую руку, нежно касаясь моего лица и выводя большим пальцем круги на моей коже.
- Конечно, - я кивнула и подалась вперед, прижимаясь к его губам в мимолетном поцелуе. Я глубоко вздохнула, пытаясь унять бушующие внутри меня сомнения. А он лишь крепче стиснул меня в своих объятиях, и с его губ слетел тихий стон.
- Я хочу снова тебя увидеть, сегодня вечером, - прошептал он вдоль моих губ. – Моя постель будет невыносимо пуста без тебя. – От его слов у меня защекотало где-то внизу живота. – Пожалуйста, Белла.
- Так нечестно, - прошептала я, когда он запустил руки мне в волосы.
- До тех пор, пока это помогает мне заполучить тебя, мне плевать, - его губы нежно коснулись моих, и я снова поняла, что, несмотря на нескончаемый поединок между сердцем и разумом, и не зависимо от того, как сильно в итоге я буду страдать, я принадлежу ему. Слегка отстранившись, я заглянула ему в глаза.
- Мне надо идти.
Он кивнул и проводил меня до двери, захватывая по пути мобильник из кухни и сумочку из гардеробной. Возникшее ранее напряжение покинуло нас, оставляя некую неловкость.
- Ты уверена, что у нас все в порядке? – слегка согнув колени, он поравнялся с моим лицом, и я заметила смятение в его глазах. – Я догадываюсь, как все это прозвучало, но я…
Я приложила указательный палец к его губам, не давая ему договорить.
- У нас все хорошо, - ответила я тихо, стараясь продержаться хотя бы еще чуть-чуть. Я поцеловала его еще раз и открыла дверь. Не дожидаясь ответа, я направилась к лифту. Войдя внутрь, я нажала на кнопку первого этажа и, повернувшись, увидела, что он стоит в дверях и смотрит на меня. Судя по выражению его лица, он был в некотором замешательстве, и я постаралась улыбнуться для него, прежде чем двери закрылись. Наконец, оказавшись наедине с собой, я достала мобильник и нажала кнопку вызова.
- Элис? – начала я, и слезы покатились по щекам.
~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~
Спустя несколько часов и пинту горячего шоколада, я лежала на кровати, устроив голову на коленях у Элис, а она спокойно поглаживала мои волосы. Слезы закончились, остались только случайные всхлипы. Я пыталась рассказать Элис все по телефону, но сообщив, что она не сильна в мямле-рыдающем английском, она приехала ко мне домой.
- Итак, Белли, - начала она нежно, и мои глаза закрылись от ее убаюкивающих движений. – Я сбита с толку. При нашем последнем разговоре ты сказала, что это только секс, в принципе, ничего страшного. Так что же изменилось?
- Я просто… я люблю его, Элис, - прошептала я, тряся головой, и мой пульс участился, стоило мне осознать, что я впервые произнесла это вслух.
- Ты любишь его? – переспросила она, и от меня не утаилось очевидное потрясение в ее голосе. – Когда это произошло?
- Не знаю. Сиэтл? Может раньше, - я повернула голову и посмотрела в окно, где деревья тихонько раскачивались на ветру.
- Белла, я в замешательстве. Я думала, вы двое терпеть друг друга не можете?
- Я не знаю. Все изменилось, он изменился. Будто того мужчины, которого, как я думала, я знаю, вовсе не существует.
Сделав глубокий вдох, я все ей рассказала. Рассказала о первой ночи в Сиэтле, о том, как мы ругались и в чем друг другу признались. Рассказала ей о целой неделе, что мы провели вместе, о ночи у бассейна, о его недомогании и о том, как больно было расставаться с ним в аэропорту. Наконец, я рассказала ей о прошлой ночи, о том, какие чувства он во мне пробуждал, о том, как близка я была к тому, чтобы признаться ему в любви, и о том, что случилось сегодня утром. Сказать, что она была шокирована, все равно, что ничего не сказать.
- Белла, милая, я понимаю, почему ты так расстроена. Но ты же влюблена, - проговорила она, улыбаясь, - в этом нет ничего плохого. Да, возможно, все не так идеально, но у кого бывает иначе? Когда я встретила Джаспера, я была в постоянных разъездах, и хотя я знала, что у меня нет времени на отношения, я так же осознавала, что не смогу без него. Мы понимали, что созданы друг для друга, и нашли способ все устроить.
- Элис, - начала я, поднимая голову с ее колен и садясь рядом, - все не так просто. Здесь дело не в загруженном графике или нежелании быть с ним. Просто, такое ощущение, что все против нас. Я работаю на него. Даже не взирая на тот факт, что формально мы оба должны быть уволены, я лгала людям, которых люблю, людям, которых уважаю, которые приняли меня в свою семью.
Я покачала головой в отвращении, вспоминая сегодняшнее утро:
- Я взрослая женщина, а этим утром я пряталась в его спальне, пока он врал своему брату, что между нами ничего нет. Я знаю, что он должен был это сказать, просто было чертовски больно услышать эти слова, - мой голос дрогнул, и я отвернулась, не в силах выносить ее взгляд, полный жалости.
- Но Белла, что если он в действительности любит тебя? Он ведь делал только то, о чем ты его попросила.
- Допустим, Эдвард и правда любит меня, и что тогда? Я трахала своего босса, Элис. Я не хочу, чтобы меня запомнили, как «ту самую» женщину. Знаешь, когда я только начала работать на компанию, там была девушка, у которой был роман с одним из исполнительных директоров. Им обоим сделали выговор, и дело закрыли. Но для нее все так и не закончилось. Прошло уже несколько лет, но когда бы ни зашел разговор о ней, на нее всегда ссылаются, как на «ту, которая спала со своим начальником».
- Ладно, давай тогда поищем решение. Что если тебе уволиться, пока никто ничего не узнал? Поработать на кого-нибудь другого?
- Нет, - я тут же возразила.
- Почему нет? – спросила она с озадаченным видом. Я встала и прошествовала к комоду, рассеяно переставляя тюльпаны в вазе.
- Потому что, - ответила я, зная, как по-детски это прозвучало.
- Боюсь, Белла, мне потребуется нечто более веское, чем просто «потому что».
- Видишь ли, - начала я, - во-первых, я действительно люблю свою работу. Я профессионал в своем деле и знаю это. Я упорно трудилась, чтобы завоевать то доверие, что мне оказывают.
- Так… Белла, такое ощущение, что ты рассказываешь мне о своем резюме, а не о том, почему ты не хочешь пожертвовать работой ради любимого мужчины.
- И… думаю, я просто боюсь, что все изменится. Что без этого, мы изменимся. Боюсь, что наша связь ослабеет или станет другой. И я боюсь себе представить, что случится, если я не буду видеть его каждый день.
- Ты ведь не серьезно, правда?
- Не знаю, - начала я, все еще пытаясь собраться с мыслями. – Элис? Ты слышала когда-нибудь о том, чтобы у него была девушка?
- Нет, но я ведь не знаю его так хорошо, как ты. А что?
- Когда я была в Сиэтле, я ужинала с девчонками, с которыми обычно встречаюсь на подобных мероприятиях, и я спросила их, - я оглянулась через плечо и увидела, что она смотрит на меня.
- И?
- Они сказали, что была одна. Ее звали Рашель, и очевидно, они долгое время встречались. Все думали, что они поженятся, но затем все вдруг закончилось, и он вернулся в Чикаго. Никто не знает почему.
- И что? Люди расстаются каждый день, Белла. У всех есть «бывшие». Почему тебя это так беспокоит?
- Просто, то, как мы начали отношения, не позволяет нам поговорить о наших бывших. И вот они, мы, полюбуйтесь, со всеми этими чувствами и переживаниями, а я понятия не имею, испытывает ли он тоже самое. Понимаешь, я ведь даже не слышала о его бывшей подружке от него самого, я узнала о ней со сплетен за бокалом вина. Как далеко могут зайти наши отношения, если у нас до сих пор не было этого разговора. И я не могу этого объяснить, просто, по какой-то причине я чувствую, что это важно.
- Ну, - начала она, вставая с кровати, - мы спросим об этом Розали, завтра за ланчем.
Я быстро развернулась и заметила, как округлились ее глаза, когда она увидела выражение моего лица.
- Белла? Что такое?
- Боже мой, Элис. Я совсем забыла о Розали. Я не видела ее с… в общем, с последнего раза.
Падая на кровать, я уронила голову на руки, вспоминая взгляд на лице Розали, когда открылась дверь ванной.
- Успокойся, Белла. Господи. Послушай, она наверняка ничего не сказала Эммету, иначе он бы не сдался так просто. Может, она на твоей стороне? – я лишь удрученно простонала в ответ. – Итак, ты сказала, что он поверил Эдварду, правильно?
- Думаю, да, - ответила я уныло.
- Ну, вот видишь. Если бы его жена сказала ему, что застукала вас двоих за этим делом, не думаю, что он стал бы слушать все эти отговорки.
- Она не застукала нас за этим делом, Элис.
- Ты знаешь, что я имела в виду. - Взяв мои руки в свои, она присела рядом со мной, решительно глядя мне в глаза. – Я просто хочу вставить свои две копейки. Я знаю, что ты напугана, Белли, и я все понимаю. Но что если… Что если он действительно любит тебя? Возможно, не обойдется без трудностей, но ведь все может быть так чудесно.
Я слушала ее и чувствовала, как знакомая, хоть и отдаленная искра надежды зарождается у меня в душе.
- Тебе нужно спросить себя, стоит он того, чтобы рискнуть. Не думаешь ли ты, что он, вероятно, стоит этого?
Позже тем вечером, все еще прокручивая в уме слова Элис, я вышла из лифта и не спеша направилась по коридору в сторону квартиры Эдварда. В глубине души я знала, что Элис права, но от этого не становилось легче. Готова ли я рассказать ему? Это все до сих пор было так ново для меня, и мне хотелось насладиться этим еще немного, прежде чем впустить остальной мир с его предвзятыми суждениями. Идя по коридору, я чувствовала, как постепенно расслабляется мое тело, с каждым шагом, приближающим меня к его квартире. Казалось, как и прежде, оно определило, что мне нужно больше всего за долго до того, как это вычислил мой мозг.
Спустя несколько секунд после того, как я постучала, дверь распахнулась, и я оказалась в его объятиях.
- Господи, как же я соскучился.
Я почувствовала его слова, когда он прижался губами к моим волосам, и они заставили меня непроизвольно улыбнуться. Прильнув лицом к его груди, я глубоко вдохнула, с жадностью вбирая его запах.
- Я тоже соскучилась, - ответила я, упираясь в него подбородком и глядя вверх в его лицо. Боже мой, как же он прекрасен.
- Заходи, - проговорил он, приглашая меня внутрь и закрывая за нами дверь. – Я приготовил ужин, и кино уже ждет.
Я улыбнулась и проследовала за ним на кухню, с восхищением разглядывая, как низко сидели его джинсы и вспоминая, какая нежная на ощупь кожа под ними. Мы вошли на знакомую кухню, и я прикусила губу, сдерживая улыбку, так как передо мной всплыли воспоминания того, как мы проводили здесь время совсем недавно. Ужин выглядел великолепно, и я не возражала, когда он забрал сумочку из моих рук и, чмокнув в губы, протянул мне тарелку, полную еды.
- Эдвард, все выглядит потрясающе. Несомненно, ты готовишь не как типичный холостяк.
Я глубоко вдохнула. Еда пахла даже лучше, чем выглядела, и у меня тут же потекли слюнки. Захватив свою тарелку, он взял меня за руку.
- Ну, большинство холостяков не имели возможности жить во Франции в течение шести лет, к тому же, есть много вещей, которыми я люблю заниматься на кухне, Белла, - ответил он, самодовольно улыбаясь. Я лишь закатила глаза, а он продолжал:
- Я научился готовить – одно из многих преимуществ проживания в Париже.
Мы сели рядом на диван, и он включил кино.
- Эдвард, ты выглядишь таким счастливым, когда рассказываешь о жизни в Париже. Почему же ты уехал? – может, я все это воображаю, но мне показалось, он немного напрягся, услышав вопрос.
- Нет никакой очевидной причины. Просто пришло время вернуться домой.
Я кивнула и откинулась назад на спинку дивана, обдумывая его ответ, когда начались вступительные титры  фильма «Окно во двор». Понимая, что он запомнил название моего любимого фильма, я взглянула на него с улыбкой. Он засмеялся и, обнимая меня за плечи, притянул ближе к себе. Мы закончили есть, и во время фильма незаметно сместились еще ближе друг к другу. Я развернулась к нему, забрасывая ногу ему на колено, кладя голову ему на грудь, а руку на живот. Пальцы лениво выводили круги на его торсе, и я улыбнулась, чувствуя, как сжимаются его мышцы под моими прикосновениями. Его подбородок покоился у меня на макушке, и время от времени что-то теплое прижималось к моим волосам.
В какой-то момент я уснула и, проснувшись, обнаружила, что Эдвард раздевает меня и укладывает в свою кровать. Его теплое тело скользнуло под одеяло рядом со мной, и я развернулась к нему. Мои губы мимолетно коснулись его груди, и его руки крепче обняли меня.
- Эдвард, - прошептала я в темноту.
- Ш-ш-ш. Я здесь, малыш. Засыпай.
Его голос был низким и успокаивающим, и я сильнее прижалась к нему, чувствуя себя защищенной, желанной и самой счастливой. Впервые с тех пор, как все это началось, мы с Эдвардом просто уснули в объятиях друг друга.
~*~*~*~*~*~
Когда наступило утро понедельника, оно принесло с собой осознание того, что этот день будет означать для нас. Сегодня я буду сидеть за тем же столом, за которым сижу уже почти год, буду говорить с теми же людьми, но все будет по-другому.
Я увижу, как он войдет и направится к своему кабинету, зная, что там произошло между нами, но не зная, как реагировать на это. Я буду знать, какого это чувствовать на себе его обнаженное тело, его ласковые прикосновения, слышать, как он шепчет нежные слова, но буду вынуждена хранить все это в секрете. Будет ли он смотреть на меня по-прежнему? Захочет ли дотронуться до меня, когда мы будем одни?
Будет ли он называть меня «Белла»?
Я выскользнула из-под него и чмокнула в губы, зная, что мне нужно домой. Он заворочался и пробормотал мое имя, стараясь нащупать меня руками и, не найдя, схватил подушку и перевернулся на живот. Я смахнула волосы с его лица и нагнулась, запечатлеть последний поцелуй на его плече, прежде чем установить будильник на его мобильнике, и оставить небольшую записку, куда я ушла. Несмотря ни на что, я улыбалась, покидая его квартиру и направляясь на стоянку.
Несколько часов спустя я сидела за своим столом с Анджелой, пытаясь найти хоть крупицу здравого смысла во всем том беспорядке, что оставили мне мои многочисленные замены. Дверь офиса распахнулась, и вошел Эдвард. У меня перехватило дыхание, и мне пришлось быстро взять себя в руки, пока я наблюдала, не в силах оторвать взгляда, как он вошел в своем черном костюме, отлично подчеркивающем его стройной тело.
- Доброе утро, мистер Каллен, - Анджела и я произнесли в унисон.
- Хорошо провели время в Сиэтле, мистер Каллен? – спросила Анджела, поворачиваясь на стуле к нему лицом. Я закусила губу, чтобы не засмеяться, когда он перевел взгляд с нее на меня.
- Да. Я отлично провел время, мисс Веббер. Поездка была довольно… поучительной, - ответил он вкрадчиво, задерживая взгляд на мне. – Мисс Свон, могу я поговорить с вами в своем кабинете?
- Конечно, - ответила я спокойно.
Я встала и взглянула на Анджелу:
- Я скоро вернусь.
Покачав головой, она улыбнулась и произнесла одними губами «удачи», прежде чем вернуть все свое внимание к папкам, разбросанным на столе. Эдвард ждал, придерживая для меня дверь своего кабинета, и встретился со мной взглядом, прежде чем я прошмыгнула внутрь. Как только за нами тихо щелкнул дверной замок, он схватил меня, жадно отыскивая своими губами мои.
- Ты ушла, - прошептал он, передвигаясь вниз к моей шее. – Я хочу, чтоб такого больше не повторялось.
- Я оставила тебе записку, - ответила я, еле дыша – мои глаза почти закатились к затылку, когда его губы спустились к вырезу на блузке.
- Да. Я нашел твою маленькую, невинную записочку. – Я постаралась сдержать смех, вспомнив, что я добавила к своему объяснению. – Я не разрешаю тебе уходить по утрам, не поцеловав меня на прощание. Договорились? – Он слегка отстранился, и наши глаза встретились, и серьезность его взгляда меня удивила.
- Договорились.
- Отлично. Ну, и так как я не помню сегодняшнего прощального поцелуя, тебе лучше предоставить его прямо сейчас.
Я улыбнулась и потянулась, чтобы поцеловать его, закрывая глаза, как только его нежные губы соприкоснулись с моими. Его поцелуй был ласковым и трепетным, а затем он отстранился и посмотрел мне в глаза:
- Белла, - прошептал он, обхватывая ладонями мое лицо, и снова целуя меня. Мои губы раскрылись, и я тихонько застонала, когда его язык скользнул внутрь, заставляя меня забыть о том, что мы в его кабинете и что Анджела находится прямо за дверью. Его руки соскользнули с моего лица к плечам, затем вниз вдоль спины до юбки, сжимая в руках мои ягодицы. Он притянул меня ближе к себе и простонал:
- Что у тебя сегодня под юбкой? Я не чувствую ничего кроме пояса с подвязками.
- Может, это все, что есть, - поддразнила я. Из него вырвался не тихий стон, и он прижался своим лбом к моему.
- Пообедаем сегодня вместе?
- Не могу. Я обедаю с Розали и Элис.
Он поднял голову и пристально посмотрел на меня.
- Розали? – переспросил он. Я кивнула, и он слегка покачал головой. – Извини, Белла.
- Тебе не за что извиняться. Все будет хорошо.
Он кивнул, но мне показалось, я его не убедила. Я собиралась привести еще несколько доводов, но в офисе зазвонил телефон.
- Мне надо возвращаться, - добавила я, снова целуя его. Он ответил на поцелуй и проводил меня взглядом, в котором читалось какое-то странное выражение.
День оказался далеко не из легких, и не успела я и глазом моргнуть, наступил обеденный перерыв – внешняя дверь открылась, и маленькое тельце наткнулось на мои ноги.
- Белла! – комнату заполнил восторженный крик, и, взглянув вниз, я увидела маленькую головку с сияющими кудряшками и довольной улыбкой в пол-лица.
- Мисс Кэррингтон! – воскликнула я в ответ, поднимая девчонку и усаживая ее на колени. – Где же твоя мамочка?
- Там, - ответила она, указывая на дверь. И только тогда слегка измотанная, но все еще прекрасная Розали вошла в офис.
- Вот ты где, непослушный гномик! Как только она умудряется так быстро передвигаться на своих маленьких пухленьких ножках, выше моего понимания.
- Ей просто хотелось поскорей добраться до моего ящичка с сокровищами, не так ли? – спросила я малышку, радуясь, что она может быть своеобразным буфером между мной и Розали. Кэррингтон захлопала в ладоши и потянулась к ящику стола, который я всегда держала наполненным всякими мелочами для нее, и открыла его. Внимательно изучив его содержимое, она подняла два маленьких пальчика.
- А можно мне две? – спросила она.
- Хм, - я сделала вид, что задумалась, стараясь не рассмеяться над ее умоляющим взглядом. – Я предлагаю сделку. Ты можешь взять две вещи, но взамен я получу два поцелуя. Согласна?
Девчушка радостно запрыгала у меня на коленях, а затем приподнялась, обхватывая меня своими маленькими ручками и дважды целуя меня в щеку.
- Дядя Эдди!
Я быстро обернулась и обнаружила Эдварда, стоящего в дверном проеме и наблюдающего за нами, на его лице красовалась озорная ухмылка. Кэррингтон соскочила с моих колен и ринулась к нему. Он подхватил ее на руки и подбросил в воздух, прежде чем осыпать ее поцелуями.
- Как поживает мой медвежонок? – поинтересовался он, с любовью проводя рукой по ее золотистым кудряшкам.
- Мисс Белла собилалась дать мне сокловища, - ответила она, указывая на меня.
- Да? Ну, тогда пойди, возьми.
Он поднес ее к моему столу и поставил, и сам присел на корточки, пока она изучала содержимое моего ящика, наконец, остановившись на блеске для губ и стикерах. Я видела, как Эдвард перевел взгляд с ящика на меня, в его глазах застыл вопрос.
- У Беллы всегда есть сокровища для тебя, правда, медвежонок? – добавила Розали с другого конца комнаты. Малышка кивнула и еще раз поцеловала меня в щеку, а затем вернулась на руки к дяде. На лице Эдварда отразилось потрясение, но он никак это не прокомментировал, когда поднялся на ноги.
- Ну, - начал он, глядя на Кэррингтон, - может, я не такой милый, как мисс Белла, но, возможно, у меня тоже есть кое-что для моего маленького медвежонка, если, конечно, она хорошо себя вела.
- Jolie, - прошептала она, играя с его блестящими, растрепанными волосами. Он засмеялся и кивнул.
- Да. Jolie – значит «милый». А можешь еще что-нибудь сказать? – и он указал на ее носик.
- Le nez! – закричала она.
- Magnifique, ma petite cherie![1] Глаза?  - спросил он, слегка касаясь пальцем ее глазок.
- Les yeux, - ответила она, немного подумав. Я взглянула на Розали, а она покачала головой:
- И они проделывают это при каждой встрече.
Я снова повернулась к ним, с изумлением наблюдая эту сторону Эдварда. Только сейчас я поняла, что никогда раньше не видела их вместе. Розали и Эммет всегда сразу заводили ее в его кабинет после того, как пообщаются со мной, и он никогда не выходил.
- Très bien[2]. Рот? – она насупила бровки, вспоминая.
- La bouche! – воскликнула она, очевидно очень довольная собой. – Тепель подалок? – она жалобно посмотрела на него, снова накручивая его волосы на пальчики.
- Как же я могу отказать самой прелестной девочке во всем мире, - ответил он, подмигивая мне, и повернулся в сторону своего кабинета. Звуки ее визга и смеха привлекли мое внимание и, подойдя к двери, я увидела, как он щекочет ее, при этом целуя в щеки. Она смеялась, а он, усадив ее на колени, достал красиво запакованный подарок из нижнего ящика стола.
- Эдвард! – предупредила Розали, но он лишь отмахнулся от нее, наблюдая, как Кэррингтон развязывает атласный бант на крышке подарка. – Он постоянно так делает – покупает ей вещи, которые, на мой взгляд, слишком дорогие для маленькой девочки. Он испортит ее.
Платье Кэрри
- Тише, Розали. Как я могу испортить самую красивую девочку в мире? – ответил он. Я наблюдала за тем, как он помог ей снять упаковочную бумагу и достал из коробки самое красивой розовое платьице, которое я только видела.
- Эдвард! – закричала Розали. Кэррингтон раскрыла рот в восхищении, осторожно касаясь маленькими ручками изысканной ткани.
- Jolie, - прошептала она благоговейно.
- Да, очень милое. Я подумал, что ты захочешь надеть новое платье на наше следующее чаепитие. Тебе нравится?
Она обвила ручками его шею, и они заговорили шепотом, очевидно забывая, что в комнате был кто-то еще.
- Пойдем, Белла. Это будет еще долго продолжаться. Эдвард, - позвала она его, - если она будет тебе мешать, отведи ее к Эммету.
Я кивнула, но не нашла в себе сил оторваться от этого зрелища – Эдвард и малышка Кэрри, и мне в голову закрались мысли, над которыми я никогда прежде даже не задумывалась.
- Белла? – я обернулась и увидела, что Розали уже стоит около двери и ждет меня. Неохотно оторвавшись от этой картины, я последовала за ней.
Почти всю дорогу до ресторана между нами было неловкое молчание. Я надеялась, что мне удастся избежать разговора с ней о том, что случилось, но Розали вдруг заговорила.
- Я должна извиниться.
Я посмотрела на нее, не веря своим ушам.
- Знаю, знаю, невероятно, - она глубоко вздохнула и, казалось, будто она все еще пытается сформулировать то, что хочет сказать. – Белла, я просто стараюсь защитить свою семью, но… даже я должна признать, что я слишком остро отреагировала. Я не оправдываю то, чем вы двое занимались… или точнее где вы этим занимались…, - она замолчала, переполняемая эмоциями, но вскоре пришла в себя. – Но вы взрослые люди, и в действительности, это не мое дело.
Я улыбнулась, молча принимая ее извинения.
- Однако я полагаю, это уже в прошлом? – она бросила на меня вопросительный взгляд. Дьявол. Я с трудом сглотнула и попыталась сформулировать правдоподобный ответ.
- Я так и знала! – сказала она, тряся головой.
- Знала, что? – поинтересовалась я тревожно.
- Я люблю своего мужа, но иногда он бывает таким глупцом. Ты была у Эдварда в квартире вчера утром, не так ли?
Я потупила взгляд, придумывая отговорку, но решила выложить все на чистоту.
- Да, - сказала я.
- Да уж, - был ее единственный ответ. Я ждала, что она скажет что-нибудь еще, но она молчала. Мы ехали в тишине, каждый погруженный в свои собственные мысли. У меня скрутило живот – хорошо, что я сегодня еще ничего не ела.
- Знаешь, у вас плоховато получается скрываться.
- Прости, Розали. Ты понятие не имеешь, как отвратительно я себя чувствую из-за того, что приходится всем врать.
- Белла, я просто не понимаю. Все это, - проговорила она, жестикулируя, - ради секса? То есть, секс не может быть настолько ошеломительным, чтобы ради него рисковать работой, не говоря уже о репутации.
Все, что потребовалось, это минутное колебание, едва уловимое изменение выражения моего лица, когда я посмотрела ей в глаза, чтобы она все поняла.
- Белла, - она тяжело вздохнула и покачала головой. Она провела рукой по своим длинным волосам и откинулась назад на сидение. – Откуда я могла знать, что это случится? – проговорила она тихо, скорей себе, чем мне, и мне вдруг захотелось открыться ей.
- Я понятия не имею, - ответила я, рассматривая проезжаемые здания.
- Белла, я просто… Пойми меня правильно, я люблю Эдварда…, - она замолчала, и я видела, что внутри нее идет борьба между ее преданностью деверю и дружбой со мной.
- Розали, кто такая Рашель? – выпалила я, удивляя даже саму себя.
- Опа! И почему этот разговор не состоялся в ресторане за бокалом вина, - ответила она, усмехнувшись и качая головой. – Ладно, с чего начать?
Я сосредоточенно наблюдала за ней, практически задержав дыхание, и ждала ответа.
- Рашель была девушкой Эдварда в Париже, и насколько нам было известно, они были отличной парой. Рашель была моделью, а Эдвард – умопомрачительным плейбоем. О них писали в журналах, они были на каждом модном мероприятии – идеальная пара. Короче говоря, мы все ожидали получить конверт с приглашением, гласящим, где нужно появиться для церемонии бракосочетания. Но однажды Эммет пришел с таким серьезным выражением на лице, что мне даже стало страшно. То есть, я никогда раньше не видела его таким. Оказалось, Рашель сказала Эдварду, что она хочет большего. Она хотела свадьбу, дом, детишек, а он просто… порвал с ней. Прежде чем мы даже узнали об этом, в компании было объявлено, что Эдвард возвращается домой, и что ты будешь его новым ассистентом.
Я видела, как Розали посмотрела на меня, ожидая какого-нибудь ответа. Я медленно кивнула, производя впечатление внешне спокойного и сдержанного человека, но внутри у меня мысли метались с запредельной скоростью.
Сердце вырывалось из груди, стоило мне подумать об этой бедной девушке, которой я и сочувствовала, и восхищалась. У нее хватило храбрости сказать ему, что она хочет создать с ним семью, а он, в свою очередь, бросил ее и уехал на другой конец света.
- Белла?
Я повернулась к Розали, тотчас же понимая, что она заметила мою внутреннюю борьбу.
- Белла, ты в порядке?
- Да, все хорошо, - ответила я, стараясь выбросить все из головы. – Думаю, я уже знала, что услышу нечто подобное.
- Ты любишь его?
Боковым зрением я заметила, что она повернулась ко мне. У меня вдруг закружилась голова, и я лишь кивнула в ответ.
- А он любит тебя?
Любит ли он меня?
- Я… я не знаю. Я не знаю, чувствует ли он то же самое, - ответила я, теребя подвеску на браслете. – Я знаю, что нравлюсь ему, но он никогда не говорил о любви.
- Я хочу, чтобы ты правильно меня поняла. Я видела его с Кэррингтон. Я даже видела его с Рашель. Он любил ее, Белла. Я видела это, мы все видели, но… почему-то этого было недостаточно. Он замечательный человек и способен любить безгранично. Просто, я не хочу видеть, как ты страдаешь, - она сделала глубокий вдох, прежде чем продолжить.
- Я встретила ее через пару месяцев после того, как он ее бросил, она была абсолютно разбита. Она и предположить не могла такого исхода событий. Я… - она замолчала, и я почувствовала, как покрываюсь мурашками. Первый раз вижу, чтобы Розали не знала, что сказать. – Я просто не хочу, чтобы ты рисковала всем ради мужчины, который, возможно, никогда не захочет того, что и ты.
Она говорила медленно, обдумывая каждое слово, и я чувствовала, как с каждым из них я все больше впадаю в отчаяние. На мои руки напала легкая дрожь, и я положила их на колени. А разве она сказала мне что-то, чего я еще не знала? Да, новые подробности, но чувство то же самое. По существу, она лишь подтвердила все то, чего я так опасалась – то, что есть между нами, прекрасно, но этого не достаточно, чтобы удержать его. Я попросила его сохранить все в секрете, и он совсем не возражал, он даже слова не проронил о том, что хотел бы, чтобы все узнали о нас. Он не дал ни единого намека, что хотел бы изменить статус наших отношений.
Его и так все устраивало.
- Я все понимаю, Роуз, - ответила я инертно, когда мы подъехали к ресторану. Она посмотрела на меня с беспокойством, заглушая двигатель. – Не волнуйся, ты не сказала мне ничего, что я уже не знала бы. Я буду осторожна, - я улыбнулась для убедительности, а она, прежде чем вылезти из машины, обнадеживающе пожала мне руку.
Весь ланч прошел на автомате: я отвечала, когда меня спрашивали, смеялась, когда необходимо, но в действительности я была в другом месте. Голова была забита тем, что мне рассказала Роуз. Я знаю, что она права. По сути, она предупредила меня, что я собираюсь разбить себе сердце, но разве я этого уже не знала? Я люблю его и хочу его, и, несмотря на все эти предупредительные сигнала, звучащие весь день, я знаю, что не смогу уйти.
Разве не так бывает, когда ты по-настоящему влюбляешься? Не перестаешь ли ты прислушиваться к разуму и идешь вперед, не задумываясь о последствиях?
Мы как раз заканчивали с едой, когда завибрировал мой телефон. Роуз и Элис просматривали новый каталог и не заметили удивления на моем лице, когда я увидела сообщение от Эдварда.
Малышка интересуется, когда ты вернешься.
Прочитав сообщение, я невольно улыбнулась. Взглянув на Розали, я поняла, что она увлечена беседой с Элис. Я устала бороться с этим. Скрывать от него свои чувства оказалась так же трудно, как трудно было поначалу скрывать от него свои желания. Глубоко вздохнув и сдув с глаз челку, я решила отбросить в сторону все сомнения и просто наслаждаться моментом.
О, неужели ей это так важно?
Да. А так же она хочет узнать, что ты делаешь сегодня вечером.
Я на секунду задумалась, вспоминая, что он говорил. Он хотел прийти ко мне, и, черт возьми, я хочу, чтобы он пришел. Столько раз в своих фантазиях я видела его в своей кровати, что и признаться страшно. К тому же приглашая его к себе, я принимала своего рода решение. Стоит мне однажды увидеть его в своей квартире, и он навсегда останется там. Не зависимо от того, где он будет находиться физически, для меня он всегда будет там.
Хмм. Я надеялась пригласить одного сногсшибательного мужчину к себе на ужин.
Я знаю этого красавца? Потому что, если я не знаю, я могу возразить.
Обдумывая ответ, я постаралась сдержать смех. Прошлой ночью мы просто спали, и я прекрасно понимала, что если он придет сегодня вечером, то сон точно не будет входить в его планы. Я напечатала ответ и закусила нижнюю губу, размышляя над тем, отсылать или нет. Сделав глубокий вдох, я все-таки нажала на зеленую кнопку.
Думаю, знаешь. Высокий, сексуальный, член как произведение искусства, доводит меня до безумного оргазма.
Прошла целая минута, а он так и не ответил, и я уже заволновалась, вдруг я сказала что-то не то. И когда мой телефон снова завибрировал, я практически подпрыгнула на месте.
Господи, Белла. Во сколько?
Я заулыбалась, чувствуя себя окрыленной от его ответа. Я могу ясно представить, как он закрыл глаза и откинул голову на спинку кресла. Не говоря уже о другой реакции, которую, я надеюсь, тоже спровоцировала.
7… Не опаздывай.
Я ДЕЙСТВИТЕЛЬНО не думаю, что это будет проблемой.
Я захихикала, читая его сообщение, и услышала, как кто-то прочищает горло. Подняв глаза, я увидела, что Элис внимательно за мной наблюдает. Роуз говорила по телефону с Эмметом, и Элис улыбнулась мне, без труда догадываясь, с кем я переписываюсь. В голове у меня уже сложился план на вечер, в котором мы участвуем в скачках, причем я в роли наездницы.
Хорошо. Не хотелось бы тебя наказывать.
Уже 7?
Прикрыв рот ладонью, я тихонько засмеялась, и в этот момент Роуз повесила трубку и посмотрела на меня.
- Это был Эммет. Они с Эдвардом уезжают, поэтому Кэрри оставили на Папочку Карлайла. Мне лучше забрать ее, пока она не разнесла ему весь офис.
Мы оплатили счет и обнялись на прощание, пообещав вскоре снова встретиться. Я направилась к выходу, по пути печатая ответ, пока Элис и Роуз обменивались контактными телефонами.
Еще несколько часов.
Я уже отсчитываю. Скучаю по тебе.
Бабочки в животе принялись с рвением хлопать крылышками, как только я прочитала его сообщение.
Я тоже скучаю.
Мне пора идти на встречу. Хочу поцелуй от тебя, как только увидимся. Договорились?
- Готова? – спросила Роуз, подходя к двери. Я посмотрела на нее и искренне улыбнулась, впервые за весь ланч.
- Думаю, да, - ответила я, сама удивляясь тому, как умиротворенно я себя чувствовала. По дороге к машине Роуз шла впереди, и я написала ему последнее сообщение.
Договорились.
~*~*~*~*~*~*~*~
Из-за пробок я попала домой точно за пятнадцать минут до его прихода. Устремившись в ванную, я поправила макияж и удостоверилась, чтобы все выглядело идеально. Ужин придется заказать. Достав меню, я начала их просматривать и в этот момент раздался звонок в дверь. Сердце учащено застучало, и я, встав из-за стола, направилась к двери.
Взглянув в дверной глазок, я невольно выругалась, пораженная представшим передо мной видом. Он стоял, запустив руку в волосы, без пиджака, с закатанными по локоть рукавами своей белой рубашки. Потолочный светильник, отбрасывая на него теплый свет, живо поймал золотой отблеск в его волосах. Глубоко вздохнув, я уже знала, что нет ни единого шанса, что сегодня вечером этот мужчина проведет хоть пару минут за пределами моей спальни.
Я открыла дверь, и, не говоря ни слова, он подошел ко мне, обхватывая мое лицо руками, и притянул к себе. В тот момент как его приоткрытые губы коснулись моих, раздался обоюдный стон. Мои чувства были настолько обострены, что я забыла обо всем кроме него: его аромата, который окружил меня, вкуса его языка, который скользил вдоль моего, звуков, слетающих с его губ и упругости его тела, прижатого к моему.
- Детка, я ждал этого весь день.
Его слова осели теплым дыханием на моих губах, и я слегка отстранилась, чтобы посмотреть ему в глаза.
- Тогда почему ты опоздал? – спросила я с притворной суровостью. Он посмотрел на меня в замешательстве, затем взглянул на свои часы.
- О чем это ты? Я не опоздал. Я же написал тебе, что на дороге жуткие пробки, и сейчас только…
Я посмотрела на него, изогнув бровь.
- Ты. Опоздал, - проговорила я медленно, выделяя каждое слова, и наблюдала за ним, ожидая, когда на него снизойдет озарение. Подыграй мне, Эдвард.
- Точно. Я опоздал. Ты, кажется, говорила что-то про наказание? – спросил он, ухмыляясь, когда до него, наконец, дошло. Хороший мальчик.
- Говорила.
Положив ладонь ему на грудь, я не спеша провела пальцами вверх-вниз по мягкой материи его рубашки, чувствуя, как напрягаются мышцы под моими прикосновениями. Я снова взглянула ему в глаза – он тяжело дышал, его грудь вздымалась и опускалась в темп ускоренного сердцебиения. Схватив его галстук, я обернула его вокруг руки, игриво изогнув бровь, когда из его груди вырвался тихий стон. Скрутив галстук еще раз, я слегка потянула его вперед.
- Боже, Белла.
- За мной.
Я сделала шаг назад, ведя его за собой. Мне нравилось, что он, наконец-то, беспрепятственно отдавался мне, забыв про контроль. Я сделала еще шаг, и он послушно следовал за мной. Улыбнувшись самой себе, я медленно развернулась, крепко держа его галстук через плечо, и направилась в спальню.
- Садись, - скомандовала я, указывая на кровать. Он сделал, как я просила, и я заметила, что его глаза изучают комнату.
- Она выглядит как раз так, как я себе ее и представлял, - проговорил он тихим, низким голосом.
- И как же? – спросила я, стоя в дверях, безумно желая услышать, что он не раз представлял себе мою комнату, так же как я его. Он провел рукой по бледно-розовому с черной окантовкой пуховому одеялу и по белому балдахину, что свисал с потолка.
- Комната выглядит совсем как ты. Нежная, женственная, сексуальная, утонченная – в точности, как я и представлял. И я совру, если скажу, что не представлял это… много-много раз, - он посмотрел на меня, и я замерла в предвкушении. – Я хочу тебя, Белла. Больше, чем когда-либо. Разденься для меня.
У меня чуть сердце не выскочило из груди, и я почувствовала, как от его слов напряглись мои соски. Покачав головой, я улыбнулась ему с напускной скромностью.
- Не думаю. Сегодня вечером командую я.
Не говоря ни слова, он встал, нащупывая руками галстук, и, ослабив узел, снял и бросил его на пол. Не разрывая зрительного контакта, я дотянулась рукой до заколки в волосах и вытащила ее, позволяя волосам рассыпаться по плечам. Мы стояли друг напротив друга в нескольких шагах, и мне пришла в голову мысль, что я могу либо наблюдать, как он раздевается, либо сделать это вместе с ним. Недолго думая, я выбрала второе.
Почти синхронно, наши руки потянулись к переду наших рубашек, расстегивая пуговицы и стягивая с себя ненужный материал; мягкий хруст ткани, падающей на пол, эхом отдавался в безмолвной тишине комнаты. Я закусила губу, когда он скинул с себя туфли. Нагнувшись, я сделала тоже самое, плавно снимая туфли с ног. Мне показалось, будто его руки слегка дрожали, добираясь до ширинки на его брюках, расстегивая их и спуская вниз. Я представала обнаженной перед ним уже несчитанное количество раз, но и движения моих рук казались неуверенными, когда я потянулась к застежке бюстгальтера.
- Белла, ты прекрасна.
Его голос прогнал все сомнения и страхи, и я медленно потянула лямки вниз, позволяя лифчику съехать по рукам на пол. Я почувствовала прилив гордости, когда его взор упал на мои груди и на мгновение он перестал дышать. Мои руки переместились к молнии на юбке, и я потянула ее вниз, звук металлических зубчиков снова вернул все его внимание к моим глазам.
Было что-то настолько эротичное в таком способе раздевания друг напротив друга, без возможности дотронуться, что мое тело буквально ломило от желания почувствовать его руки на своей коже. Не спеша, я спустила юбку вниз, позволяя ей упасть на пол, оставаясь только в поясе с подвязками и чулках. Он нагнулся, чтобы снять свои боксеры, и я прикусила губу, наблюдая за выражением его лица, когда он выпрямился и увидел, что на мне не было трусиков.
- Хотела удивить тебя, - поддразнила я.
- Ты охерено красива, - прошептал он с благоговением, почти с обожанием, снова глядя в глаза.
- Ты тоже.
- Иди ко мне.
Глубоко вздохнув, я сделала несколько шагов и оказалась прямо перед ним, ощущая эту невидимую связь между нами. Я знаю, что нашла мужчину, которого буду любить до конца жизни, и мое сердце рвалось наружу, чтобы рассказать ему об этом. Обхватив руками мое лицо, он закрыл глаза и прислонился своим лбом к моему.
- Ты – все, что я когда-либо желал. Как бы мне хотелось, чтобы я никогда не противостоял этому, - он посмотрел мне в глаза, и то, что я там увидела, вселило в меня надежду. – Как бы мне хотелось, чтобы я догадался впустить тебя раньше.
Он наклонился и прижался к моим губам, и мое сердце разрывалось от любви к нему. Я хочу его, и я готова пожертвовать всем на свете, лишь бы удержать его около себя хоть на какое-то время. В тот момент я отбросила все сомнения и тревоги о том, что может случиться или о том, что скажут люди, и посвятила себя ему. Я принадлежу ему, пусть даже он об этом еще не знает.
Поднимаясь на цыпочки, я плотнее прижалась к нему, блаженно вздыхая, почувствовав на своей нагой коже тепло его тела. Его язык пробежал по моей нижней губе и скользнул внутрь, от силы ощущений у меня даже подкосились ноги. Одну руку он запустил мне в волосы, притягивая меня ближе, а другая бродила вдоль моей груди, своими нежными прикосновениями возбуждая нервные окончания под кожей. Легкая дрожь сотрясла мое тело. Он накрыл ладонью мою грудь, лаская ее, выводя маленькие круги вдоль сосков.
- Такие совершенные, - прошептал он, сжимая их сильнее. Я провела щекой вдоль его скулы, наслаждаясь приятным покалыванием его щетины. Постепенно передвигаясь вниз по его шее, я заулыбалась, услышав стон, и почувствовав его под своими губами. Я продолжала прокладывать дорожку из поцелуев все ниже и ниже.
Потянув меня за волосы вверх, он снова отыскал своими губами мои и страстно поцеловал меня. В это время мои пальчики исследовали его плечи и грудь, спустились вниз вдоль ребер и обернулись вокруг его возбужденного дружка.
- Мне так нравится чувствовать тебя в своей руке, - произнесла я, едва отрываясь от его губ, и продолжая водить рукой вверх-вниз по всей длине его члена. Он резко выдохнул, уткнувшись лбом мне в плечо, и я почувствовала, как он задрожал. Я сжала его немного сильнее, и он застонал, поднимая голову и захватывая в рот мою нижнюю губу.
Схватив его за волосы, я наклонила его, приближаясь губами к его уху.
- Но даже больше этого, мне нравится чувствовать тебя внутри, - прошептала я, радуясь низкому стону, заполнившему тишину.
- Я хочу тебя, Белла. Пожалуйста, не заставляй меня ждать, - умолял он, сбивчиво дыша.
- Больше никаких ожиданий.
Я с трудом распознала свой собственный голос, толкая его на кровать. Заваливаясь на спину, он не выпустил меня из рук, а наоборот, потянул на себя. В ту секунду, когда я увидела его на своих подушках, внутри меня словно щелкнул переключатель. Меня всю трясло от переполняемых эмоций, будто страсть и желание каждой из тех фантазий, что были у меня за последние девять месяцев, в этот момент разом овладели мною. Садясь на него верхом, я немного приподнялась, направляя его член, и затем медленно опустилась. Стоило ему физически заполнить мое тело, и я, наконец-то, почувствовала себя полноценной, впервые, с тех пор, как он вошел в мою жизнь.
- Ты была создана для меня, Белла, - его пальцы заскользили от моего соска, между грудей, вниз по животу туда, где я крепко сжимала его внутри себя.
- Ты чувствуешь это? – его пальцы двинулись дальше, через клитор к основанию его члена. Я приподнялась на нем и увидела, как напряглись его скулы, пока он наблюдал за тем, как его член выходил из меня, и затем плавно скрывался обратно.
- Боже мой, сделай так еще раз, - его дыхание было прерывистым, и он с благоговением смотрел, как я двигаюсь на нем. – Твою мать, - простонал он, откидывая голову на подушки. – Это самое совершенное, что я когда-либо видел. То, как ты принимаешь меня внутрь.
Я снова приподнялась, и он громко застонал.
- Не знаю, долго ли… черт.
- Тогда закрой глаза, - прошептала я, наклоняясь и целуя его в грудь. – К тому же я не думаю, чтобы у тебя были проблемы с выносливостью.
- Господи, Белла. Не самый подходящий момент для подобных слов.
Плотно закрыв глаза, он поднял руки над головой и ухватился за спинку кровати. У меня даже дыхание сперло, когда я увидела, как играют мышцы у него на руках и груди. Закрыв глаза, я стала медленно раскачивать бедрами, абсолютно растворяясь в безупречном единении наш тел. Мне в голову пришла одна идея, и, согнув ногу, я перебросила ее через его грудь на другую сторону, разворачиваясь так, что я теперь была к нему спиной. Я почувствовала, как он напрягся подо мной, и его руки ухватились за мои бедра.
- Ммм! Что ты…, - он замолчал, так как я начала двигаться на нем. Новый угол проникновения породил ощущения, о которых я даже не подозревала.
- Боже мой, как хорошо, - проговорила я на выдохе. Одна из его рук двинулась вверх по спине. И в следующую секунду обе его руки уже слажено работали: одна направляла мои бедра, другая, схватив меня за плечо, с силой опускала меня на него.
Какое-то время мы продолжали заниматься любовью в этой позе, и я заметила, как поменялся оттенок солнечного света, становясь более золотистым, двигаясь вдоль стены, а затем и вовсе исчезая. Его бедра стали подниматься навстречу моим, каждое движение становилось все более неистовым, неуправляемым. Я наклонилась вперед, для поддержки опираясь руками на его ноги, чувствуя, как интенсивность сего акта угрожает поглотить меня целиком. Весь мир отошел на задний план, и все мое внимание было обращено к физическим ощущениям и мужчине, что дарил их мне. Я слышала, как его дыхание превратилось в отдельные, прерывистые глотки воздуха, его стоны стали похожи на мольбы, и мое имя неустанно слетало с его губ. Вдруг несколько внезапных движений, и я оказалась на животе, его взмокшая грудь прижималась к моей спине, когда он снова вошел в меня.
- Черт возьми, детка, как в тебе хорошо, - его голос был натянутым, дрожащим, и каждый толчок перемешивался со стоном. Я чувствовала его вспотевший лоб на своем плече. – Боже мой, такое ощущение, будто я никак не могу насытиться.
- Я знаю, - прошептала я, понимая, что он имеет в виду. Моя потребность в нем, казалось, никогда не будет удовлетворена, а мое желание быть рядом с ним никогда не уймется. Я хочу поглотить его, и быть поглощенной им. Навсегда.
Я закрыла глаза, ощущая щекой прохладу простыней. Он сжал в кулак мои волосы, слегка запрокидывая мою голову так, что его губы занялись моей шеей – каждый затрудненный выдох окутывает мою взмокшую кожу волной теплого дыхания. Он целовал мои плечи, пробуя их языком, пощипывая и покусывая зубами. Я прогнулась в пояснице, приподнимая бедра навстречу его проникновениям. Вытянув перед собой руки, я стиснула в кулаках простыни, чувствуя, как трясется все мое тело, желая немедленной разрядки.
Его ладонь заскользила вверх по моей руке, крепко переплетая наши пальцы. Я задрожала, чувствуя, как его свободная рука гладит мое тело, останавливаясь на бедре, чтобы контролировать его движения. Я чувствовала, как его губы бродят вдоль моей шеи и плеч. Он содрогался надо мной, его тело тряслось, словно сдаваясь, и он прошептал, едва уловимо для моего слуха.
- Я люблю тебя, Белла.
Я мгновенно замерла, как только его слова достигли моего сознания.
- Я так сильно тебя люблю.
Он повторял это снова и снова, тихий шепот, прерываемый лишь нежными поцелуями вдоль моей спины. Я вжалась лбом в матрац и крепко зажмурила глаза, когда значимость его слов пронзила меня.
- Я не знал, - шептал он. – Я не знал, что смогу так сильно тебя полюбить.
- Эдвард.
Я была полностью охвачена эмоциями. Ощутимая дрожь прошлась по мне, пока он продолжал проникать в меня, а его губы нависали, едва касаясь моей кожи. Его движения стали совсем неистовыми, и, как по сигналу, мышцы влагалища стали сжиматься. Я крепче схватилась за его руку и сильнее переплела наши пальцы, когда невообразимая волна наслаждения накрыла меня с головой. Я кричала его имя снова и снова, все еще вжавшись лицом в простыню, я продолжала отталкиваться бедрами навстречу ему. С последним глубоким толчком и громким стоном, его тело напряглось и замерло надо мной, и он кончил внутри меня. Мое имя слетело с его губ вместе с изнуренным выдохом, и он упал мне на спину.
Мы лежали так в тишине, пока дыхание не успокоилось, и пульс не усмирился. Сдвигаясь с меня на бок, он убрал мокрые волосы у меня со лба и приподнял мой подбородок, чтобы я взглянула на него. Выражение его лица сменилось с прежнего безотлагательного желания на то, в котором отражалась та же преданность, что я слышала в его голосе.
- Это, конечно, не то, как я собирался признаться тебе в этом, - проговорил он тихо, с ноткой извинения в голосе. Наши взгляды задержались, и я кивнула, не в силах произнести слова. Мое дыхание было поверхностным, и сердце колотилось в груди так громко, что он наверняка слышал его.
Скажи еще раз. Пожалуйста.
Он поймал мой взгляд, продолжая играть с волосами. На мгновение закрыв глаза, он будто вытащил что-то из потайных уголков своего сердца.
- Я действительно люблю тебя, Белла.
У меня задрожал подбородок, и мне пришлось отвести взгляд. У меня закружилась голова. Он любит меня. Внезапно, мне стало все равно, почему он это сказал, и неважно, если завтра, он заберет свои слова обратно. Сегодня, прямо сейчас, мужчина моей мечты любит меня.
Я снова посмотрела на него и увидела тревогу, вызванную моей нерешительностью. Уголки моих губ изогнулись в легкой улыбке, и я положила ладонь на его щеку. Он прильнул к моей руке, и у меня даже дыхание захватило от того, каким уязвимым он казался в этот момент. Все мое тело будто трепетало от любви к этому мужчине. Я хочу, чтобы он знал, что я с ним.
- Я тоже люблю тебя, Эдвард. Так сильно, - мой голос задрожал, когда я, наконец, сказала ему эти слова. – Очень сильно.
Я моргнула и почувствовала, как из глаз потекли слезы. Он улыбнулся и крепко обнял меня.
- Люблю тебя, - прошептал он, целуя мои мокрые от слез щеки. Положив руку мне на затылок, он внимательно осмотрел мое лицо. Его взгляд упал на мой рот, и он притянул меня к себе, нежно касаясь своими губами моих, и снова отстраняясь.
- Скажи еще раз, Белла. Скажи, что любишь меня.
Перекатывая его на спину, я нависла над ним, волосы рассыпались по обеим сторонам, образуя своеобразный занавес.
- Я люблю тебя, - сказала я, удивляясь, насколько счастливым можно стать просто произнеся эти три слова вслух.
Отрывая голову от подушки, он провел рукой по моим волосам и поцеловал меня, улыбаясь.
- Думаю, тебе придется говорить это каждые пять минут, - прошептал он, подтягивая меня наверх, на него. Положив голову ему на грудь, я закрыла глаза и умиротворенно вздохнула. Его руки крепко сомкнулись вокруг меня, и я почувствовала, как он поцеловал меня в макушку.
- Можно мне остаться? – спросил он тихо, перебирая пальцами мои локоны.
- Да, - вздохнула я. – Никогда не уходи.
Его сердцебиение под моим ухом и размеренный ритм дыхания вместе с эмоциональным истощением взяли свое – мои веки стали тяжелеть. Я передвинулась чуть выше, устроив голову в изгибе его шеи, и оставляя нежный поцелуй на его груди.
- Теперь я знаю, что ты имел в виду, - прошептала я.
- Хм? О чем, малыш? – пробормотал он сонно.
 Я скользнула рукой вниз по его обнаженному телу, проводя пальцем по его татуировке.
- Об этом, - ответила я, засыпая в его руках. – Je ne regrette rien.


[1] Великолепно, малышка! (фр.)
[2] Отлично! (фр.)

Комментариев нет:

Отправить комментарий