вторник, 10 июля 2012 г.

Глава 14. Avec toi, je suis enfin a la maison


Гостиная Эдварда
Нас окутало мелодичное журчание двигателей, непрекращающаяся вибрация в совокупности с успокаивающей темнотой кабины первого класса пытались склонить мой изнуренный организм ко сну. Не сработало. Даже если тело и хотело отдыха, разум не позволил бы. Один за другим, образы мелькали у меня в голове, как кадры фильма. Каждый проведенный с ней момент, неважно насколько несущественным он казался в тот миг, теперь словно выжигался в мозгу и проигрывался перед закрытыми веками.
Они проносились передо мной в смутном потоке. Первый раз я увидел, как она улыбается и смеется, возрождая в памяти глубину осознания, что теперь моя жизнь уже никогда не будет прежней. Я вспомнил, как впервые позволил себе дотронуться до нее, как ползла моя рука вверх по ее бедру в приглушенном свете конференц-зала, как узнал непостижимую полноту, находясь внутри нее. Я посмеялся над тем, сколько раз я обманывал сам себя, думая, что овладев ею раз, я смогу спокойно двигаться дальше, но, тайно осознавая с момента, как мы кончили, что мне все время будет мало. Сердце сжалось, и меня переполняла та же буря эмоций, что и в ночь у бассейна, стоило мне вспомнить тот самый момент, когда я понял, что не смогу жить без нее.

Я посмотрел вниз туда, где в данный момент моя рука крепко сжимала ее, спрятанная под синим покрывалом на наших коленях. Мне пришлось выпустить ее руку, когда мы вышли в холл отеля, и с той минуты, как мы сели в машину, я не отпускал ее, пока мы не доехали до аэропорта. Когда мы уселись на наши места, стало очевидно, что она утомлена, и уже через несколько минут после взлета, я заметил, что ее глаза стали закрываться. Зная, что я не смогу не дотрагиваться до нее в течение всего полета, я попросил принести нам одеяло и сразу же накрыл им наши колени, снова взяв ее за руку.
Было раннее утро, и небо все еще оставалось темным, тусклость салона нарушалась только несколькими лампами для чтения, расположенными над головой и отбрасывающими маленькие лучики света через всю кабину. Создавалось странное чувство умиротворения. Я слегка развернул голову, чтобы взглянуть на нее и почувствовал, что улыбаюсь. Ее глаза были закрыты, а рот чуть приоткрыт, в то время как ее грудь вздымалась и опускалась в унисон ее мирному дыханию. Ее голова опустилась на мое плечо, и хотя я знал, что мне следовало бы убрать ее, я не смог заставить себя. Аккуратная прядь темных волос упала ей на лоб, и я был не в силах препятствовать свободной руке, чтобы смахнуть непослушный локон. Она такая красивая.
Я знаю, что она не спала всю ночь из-за меня, и утром, пока я спал, она была занята организацией нашего перелета и планированием моего расписания. У меня до сих пор в голове не укладывается все, что она сделала для меня: позвонила моей матери, чтобы узнать о моих любимых лакомствах; убедилась в порядке ли каждая мелочь, касаемо работы; и, по большей части, просто заботилась обо мне. И хотя болеть так унизительно, я бы перенес это снова и не раз, только чтобы провести с ней еще один день вроде этого.
Мы беседовали и смеялись, и если бы был на свете один единственный не наскучивающий мне звук, им бы оказался ее смех. Я знал, как доставить наслаждение ее телу, но знать, что я могу осчастливить ее и другими способами, было чем-то, к чему мне еще предстоит привыкнуть. Мы говорили о книгах и фильмах, любимом цвете и друзьях детства, удивляясь тому, как много между нами общего. Должен признать, я был слегка потрясен, когда она поинтересовалась о местонахождении своих трусиков. Я не сдержал улыбки, растянувшейся на моем лице, как только представил ящик стола в своем офисе, теперь уже полный дорогого кружева и атласа.
Казалось, мы бесспорно подходим друг другу, и я был приятно удивлен, заметив, что такое времяпрепровождение было для нас настолько же естественным и удобным, как и занятия сексом. Я чувствовал, что увлекаюсь ей все больше с каждой проведенной вместе минутой, и я вдруг стал осознавать, что не хочу искать выход из сложившейся ситуации.
В какой-то момент мы уснули, переплетая вместе руки и ноги, и я проснулся, обнаружив совершенно отстраненную Беллу, приближающуюся ко мне. Я знал и без ее слов, что уже пора. Она сказала, что пойдет в душ, и я решил сделать то же самое и направился в свой номер, останавливаясь перед выходом и кладя руку на дверь ванной. Мне нужно было сказать ей что-то, но я не знал что.
Я вернулся в свой номер и тут же почувствовал разницу. Комната была холодной и безмолвной, лишенной тепла и уюта, которыми был пропитан каждый дюйм номера Беллы. Атмосфера уединения, которую я однажды так желал, теперь казалась пустой, одиночество в буквальном смысле ощущалось в воздухе. Я быстро оделся и упаковал вещи, зная только, что хочу поскорей вернуться к ней. Все мои эмоции представляли собой сплошную неразбериху, и хотя я не имел понятия, как нам быть дальше, я знал, что вместе мы найдем выход.
Пока я шел то небольшое расстояние до ее номера, я немного волновался о том, что я там обнаружу. Выражение ее лица, когда я проснулся, резко контрастировало с ее ранним беззаботным настроем. Я чувствовал, что с каждой секундой она отдаляется от меня, и надеялся, что она даст нам шанс.
Сердце сжалось у меня в груди при виде, что ждал меня, когда она отворила дверь. Она была прекрасна, как всегда, но в ее чертах отражалась боль, и казалось, что она плакала. Она быстро отвела взгляд, и я не мог не заметить, как она смущена, что я застал ее в таком состоянии. Сжав покрепче зубы, чтобы невольно не сказать что-нибудь, я прошел в номер, едва касаясь ее, и был сильно поражен, когда она вдруг пихнула меня на стену.
Я застыл, шокированный ее действиями, пока мое тело не стало реагировать самостоятельно. Ее поцелуи были безумными и отчаянными, и я снова почувствовал ту непреодолимую тягу. Слова страсти слетали с языка, и хотя у нас не было на это времени,  я позволил себе поддаться ее настойчивости. Наши стоны отскакивали от мраморной прихожей, и единственное, о чем я помнил, было толкающее нас вперед желание. Она провела наши сцепленные руки вниз по ее телу и скользнула под юбку. Я простонал, почувствовав под своими пальцами пояс с подвязками, и двинулся дальше, захватывая изящную ткань трусиков в кулак.
- Трахни меня, Эдвард. Пожалуйста.
Ее слова еще больше завели меня, и я осыпал ее шею дикими поцелуями.
- Один последний раз. Прошу тебя.
Слова прозвучали отчаянно и тревожно, и я отстранился, вглядываясь ей в глаза. Это не та Белла, которую я знаю. Она выглядела испуганной и пристыженной, и я абсолютно уверен, что никогда снова не хочу видеть это выражение на ее лице.
- Что? Не останавливайся. – Она подалась вперед, чтобы поцеловать меня, но я отодвинулся.
- Белла, остановись, - проговорил я, скользя руками вверх по ее телу. – Эй, малыш, что ты делаешь? – Сердце сжалось от того, как она опустила глаза, избегая моего взгляда. Неужели она думает, это все, что я от нее хочу?
- Не знаю, о чем ты говоришь.
- Послушай меня, Белла, - начал я, обхватывая ее лицо руками и обращая ее взор на меня. – Я хочу от тебя больше, чем это. И когда мы сядем на самолет, все, что мы обрели здесь, улетит вместе с нами. Я обещаю тебе. Ты веришь мне? Je suis à toi. Я. Твой. – Пожалуйста, поверь мне, Белла.
Она посмотрела на меня так сосредоточенно, что я понял, она хочет мне верить. Она прошептала единственное, что мне нужно было услышать.
- Да. – И я прижался лбом к ее голове, безмолвно обещая, что я обязательно что-нибудь придумаю. – А я твоя.
Я взглянул на нее и не смог сдержать улыбки. Я и не представлял, насколько необходимы мне были эти слова. Я выдохнул с облегчением, позволяя этому чувству окутать меня. Она моя.
Я помог ей поправить одежду и взял ее за руку, переплетая наши пальцы.
- Готова? – спросил я тихо, надеясь, что она поняла весь смысл моего вопроса. Она кивнула и посмотрела мне в глаза, нежно улыбаясь, когда я сжал ей руку в ободряющем жесте. Мы оба знали, что значит для нас – покинуть это место. В ту же секунду, как мы выйдем за дверь, мы снова станем мистером Калленом и мисс Свон.
- Портье заберет наш багаж, - сказал я, указывая на сумки. Слегка приоткрыв дверь, я заметил на ее лице вернувшееся чувство тревоги. Подняв ее руку к губам, я нежно поцеловал ее. – Je suis à toi, - прошептал я, стараясь вложить всю глубину своих чувств в эти простые слова. Как только я переступил через порог и оказался в холле, я нехотя выпустил ее руку, мгновенно почувствовав утрату. Я вежливо поприветствовал группу туристов, проходящих мимо нас, кивком головы и закрыл дверь за нами, уже считая минуты до момента, когда снова смогу дотронуться до нее.
Голос пилота, доносящийся из динамиков, прорвался сквозь мои воспоминания, и я снова открыл глаза, чтобы лучше разглядеть Беллу. Она все еще крепко спала, и я, мельком взглянув на других пассажиров, наклонился к ней. До меня донесся запах апельсинов, когда я нежно прижал губы к ее волосам.
- Белла, - прошептал я, придвигаясь ближе, чтобы чмокнуть ее в лоб. – Белла, малышка. Мы почти прилетели. – Я провел пальцами по ее волосам, и она заворочалась. Открывая глаза, она улыбнулась, а затем резко села, слегка удивившись, увидев меня так близко.
- Все в порядке, - начал я, поглаживая ее по лицу. – Все еще спят. За весь полет никто на нас даже не посмотрел. – Она кивнула и снова придвинулась ко мне, свободной рукой накрывая наши сплетенные пальцы.
- Мы уже дома? – Я посмотрел на нее внимательно, пытаясь понять, почему ее вопрос так поразил меня. Сказать по правде, за все это время я даже не задумался над тем, что мы были не дома. Белла была со мной, и, несомненно, это все, что мне нужно. – Эдвард?
Я слегка потряс головой и улыбнулся.
- Да, приземлимся в любую минуту.
Она кивнула и отвернулась к окну, а я подумал, что случится, когда мы прибудем в аэропорт. Одна мысль назревала у меня в голове еще со вчерашнего вечера: я хочу, чтобы она поехала ко мне домой. Может это слишком быстро? Господи, я понятия не имею. Это все так ново для меня. Я только знаю, что мы уже не можем вернуться к привычному положению вещей. Меня не устроят столкновения в офисе в течение недели и быстрые перепихоны, ограниченные случайными встречами в укромных местах. Я хочу заниматься с ней любовью в своей кровати. Я хочу увидеть ее квартиру, сводить ее на ужин и не бояться, что нас увидят. Прочистив горло, я решил – сейчас или никогда.
- Белла, я…
Мой вопрос был прерван объявлением от экипажа самолета, информирующего нас о скором приземлении. Пассажиры вокруг нас стали просыпаться, и я понял – момент упущен.
Следующие десять минут мы готовились к приземлению, собирали вещи, и я параллельно пытался снова настроить себя на разговор. Посадка прошла гладко, и прежде чем я успел понять это, мы уже приближались к пункту выдачи багажа. Мы стояли рядом друг с другом, едва соприкасаясь плечами, и я обнаружил, что украдкой изучаю ее профиль. Как я мог думать, что смогу устоять перед этой женщиной, было выше моего понимания. Она такая нежная и красивая, и было поразительно узнать, что внутри она еще красивее.
Меня распирала нахлынувшая волна чувств, и я понял, что не хочу никогда расставаться с ней. Твою мать, и когда я стал такой бабой? Я повернулся к ней лицом и взял ее за руку.
- Белла, я хо…
- Белла! – Мы оба повернулись и увидели блондинку, приблизительно ее возраста, несущуюся к нам сквозь толпу. – Белла, это ты. Боже мой, я думала, что видела тебя в аэропорту в Сиэтле, но не была уверена. – Я отпустил ее руку и отошел немного в сторону, когда девушка подошла к нам.
- Сара, привет! Ты видела меня в Сиэтле? – Она улыбалась подруге, но когда она мельком взглянула на меня, на ее лице промелькнула едва заметная паника.
- Да. Я хотела подойти к тебе, но мой телефон просто разрывался. Слушай, может, возьмем одно такси до дома? – Сара ждала ответа с надеждой, и внутри меня все опустилось.
- Эм… конечно, - ответила она, запинаясь и поглядывая в мою сторону. – Сара и я живем в соседних домах.
Я улыбнулся и кивнул, когда Сара начала в деталях описывать Белле свою поездку к бойфренду. Ей не нужно такси до дома. Она никуда не едет. Я не хочу говорить ей «прощай». Я громко сглотнул, и грудь сжалась от этой мысли. Очевидно, Белла чувствовала то же самое, потому что продолжала украдкой поглядывать на меня через плечо подруги.
На багажной ленте показались наши сумки, и я взял их, предлагая помочь донести до машины. Засунув чемоданы в багажник, я поймал взгляд Беллы через крышу машины. Я нежно улыбнулся и надеялся, что она поняла все, что я хотел сказать. Она подошла, чтобы уложить ручную кладь, и я незаметно коснулся своей рукой ее внутри багажника.
- Я позвоню тебе, - произнес я тихо. Наши взгляды встретились, и она кивнула, на секунду сжав пальцами мою руку, и затем отошла. К нам приблизилась Сара и втиснула свою сумку рядом с чемоданом Беллы.
- Готова ехать? – спросила она, не обращая внимания на безмолвный разговор.
- Конечно, - Белла колебалась некоторое время, прежде чем взглянуть на меня. – Увидимся в понедельник, мистер Каллен.
Быстро развернувшись, она забралась в такси и захлопнула дверь. Отойдя к бордюру, я смотрел им в след, пока они не скрылись из виду, уже чувствуя боль от ее утраты. Настойчиво и пронзительно сигналящий автомобиль вырвал меня из ступора, и, взяв свой багаж, я направился к стоянке.
Оказавшись в салоне своей машины, я завел двигатель и достал телефон, печатая первое, что пришло в голову.
Я все еще чувствую аромат твоих волос.
~*~*~*~*~*~*~*~*~*~
Позже тем вечером я сидел в зале заседаний совета директоров напротив отца и брата. Отец был приятно взволнован моим возвращением из Сиэтла и даже еще больше взволнован тем, что мы с Беллой поладили.
- Эдвард, я даже не могу передать словами, как я горд, что вы двое наконец-то устранили ваши разногласия. Говорю тебе, теперь работа станет для вас еще большим удовольствием.
- Да, пап, не могу не согласиться, - ответил я, опустив глаза в папку перед собой. Ненавижу врать отцу, но хуже того, я не могу избавиться от ощущения, будто мой братец что-то знает. Розали дала мне слово, что ничего не расскажет, но у Эммета была способность видеть то, что ты предпочел бы от него скрыть. В колледже он был тупоголовым качком, но, похоже, за эти годы он превратился в весьма сообразительного сукиного сына. Я проигнорировал четыре его звонка и два смс-сообщения, пока был в отъезде, и тот взгляд, с которым он меня встретил, как только я появился на встрече ранее этим утром, говорил мне, что я не смогу и дальше откладывать этот разговор.
- Итак, - начал он, постукивая пальцами по столу. – Белла к нам присоединиться?
Я взглянул на него, сузив глаза. Иди на хер, Эммет.
- Нет, - ответил я категорично. – Мисс Свон встретила подругу в аэропорту, и я думаю, они собирались развлечься сегодня вечером.
Я не спускал с него пристального взгляда, зная, что он не посмеет сказать что-нибудь в присутствии отца. Наше соревнование «кто кого переглядит» было прервано появлением клиента, и мы приступили к работе.
Час спустя я сидел в задней части темной комнаты и смотрел подготовленную презентацию, радуясь оказаться вне зоны видимости моего придурка-братца. Мой телефон завибрировал, и сердце учащено застучало, надеясь, что это будет она. Она не ответила на мое утреннее сообщение, и я бы соврал, если бы сказал, что не волновался по этому поводу. Стараясь казаться невозмутимым, я достал телефон из кармана и посмотрел на дисплей.
Я все еще чувствую твои прикосновения.
Положив телефон на стол дисплеем вниз, я постарался стереть с лица любые признаки шока, что я испытывал. Удостоверившись, что никто не смотрит в мою сторону, я снова перевернул его и перечитал сообщение. Черт. Я взглянул на часы – интересно, сколько мы еще здесь просидим. Пытаясь выглядеть безразличным, я быстро напечатал ответ и засунул телефон обратно в карман.
Я все еще чувствую вкус твоих губ.
Три минуты спустя я снова почувствовал, как завибрировал мой пиджак.
Я скучаю по твоей татушке.
Я откинул голову назад, прокручивая слова в голове. Она скучает по моей татушке. Черт. Я даже не знаю, как ответить на это.
Я скучаю по твоему похотливому взгляду на ней.
Я беспокоился не получив от тебя ответа. Все в порядке?
Поверить не могу – нервничаю, как первокурсник. А что если она передумала?
Извини. Звук был выключен, а я уснула. Кое-кто всю неделю не давал мне и глаза сомкнуть.
Твою мать. Не знаю даже, какое из чувств оказалось сильнее: облегчение от того, что она не сменила решения, или желание, возникшее, как только я вспомнил все те способы, которыми мы не давали друг другу заснуть. Подавив стон, мне пришлось поправить те части, которым вдруг стало тесно в штанах.
Не могу сказать, что сожалею об этом. Я бы повторил все снова, если бы ты дала такую возможность.
Я не мог сдержать самодовольной ухмылки, невольно растянувшейся на моем лице, но взглянув вверх, заметил, что мой всевидящий брат довольно сильно откинулся назад на своем стуле и в данный момент наблюдал за мной. Бля. Похоже, он становится проблемой. Спустя несколько секунд пришло еще одно сообщение. Я бросил на брата взгляд, явно дающий ему понять, чтобы он занимался своим делом. Он отвернулся, и я взглянул на сообщение.
Думаю, мне бы это понравилось.
Я чуть не запустил телефон в стену. Поморщившись, я вспомнил о том, что у меня уже есть на сегодня планы – отец попросил навестить маму вечером. Сделав глубокий вздох, я напечатал ответ.
Мне нужно съездить к родителям сегодня. Могу я позвонить тебе после этого?
Конечно.
Хочу увидеться с тобой завтра.
Мой палец навис над клавишей «Отправить». Я готов к этому, но готова ли она? Мне нужно это, нам нужно это. Закрыв глаза, я отослал сообщение и ждал. Несколько секунд спустя, телефон завибрировал у меня в руке.
Я тоже хочу увидеться.
Спасибо, мать твою, Господи. Спасибо. Я опустил голову и с облегчением выдохнул. Она хочет этого. У меня в голове начал формироваться план.
У меня? Я приготовлю ужин.
С удовольствием. Могу я кое о чем попросить?
Попросить? Я засмеялся, осознавая, что я, наверное, дал бы ей все, что она только попросила бы. Я быстро ответил.
Все, что угодно.
Надень джинсы.
Что? Она хочет, чтобы я был в джинсах? Я покачал головой и тихонько усмехнулся, отвечая ей.
Джинсы, а? Заметано. Могу я кое о чем попросить?
Все, что угодно.
Улыбаясь самому себе, я подумал о ее длинных ножках и моих руках, скользящих вверх по ним.
Надень платье.
Платье, а? Хм… Заметано. Ах, да, и не брейся.
Я уставился на телефон в своей руке, вспоминая издаваемые ей звуки, когда я проводил щекой по внутренней стороне ее бедра, и почувствовал, что снова возбуждаюсь. Это будет долгая ночь.
Я все еще на собрании. Поболтаем с тобой через пару часов. Идет?
Идет.
Я поколебался какое-то время, прежде чем написать ответ, и, потирая пальцем клавишу «Отправить», я задумался – а правильно ли я поступаю.
Я скучаю по тебе, Белла.
Я тоже по тебе скучаю.
Она скучает по мне. Проведя пальцем по дисплею, я перечитал ее слова, уже предвкушая минуту, когда снова ее увижу.
~*~*~*~*~*~*~*~
На следующее утро я проснулся в состоянии нервной сверхактивности. Сегодня вечером она будет здесь, в моем доме и возможно в моей постели. Я представлял это себе сотни тысяч раз, и никогда не думал, что однажды это воплотится в реальность. Осознание того, что через каких-то десять часов она будет находиться в моей квартире, наполнило меня неописуемым восторгом. Я быстро надел шорты, футболку и кроссовки. Я знал, что только пробежка поможет освежить голову и достаточно успокоиться, чтобы прожить этот день без проблем. О походе в тренажерный зал не может быть и речи, так как есть вероятность столкнуться там с Эмметом, а пока мы с Беллой не обсудили некоторые вопросы, я не хотел бы нарываться на разговор с ним.
Захватив бутылку с водой и свой iPod, я вышел из квартиры и поднялся на лифте на крышу, где располагалась беговая дорожка. Включив музыку, я начал разминаться, уже чувствуя, как напряжение постепенно покидает тело. Я бегал до тех пор, пока мышцы не стали гореть, а грудь ломить от боли, оставляя разум блаженно чистым.
Спустя семь миль я перешел на шаг, а затем и вовсе остановился около стеклянных перил, опоясывающих беговой трек. В такие минуты я понимал, что проживание здесь стоит каждого цента. С этой высоты открывался необычайный вид. Я обнаружил, что всматриваюсь в простирающийся внизу город, за высокие здание, в направлении, где, как я знал, располагалась квартира Беллы. Пять минут. Даже трудно поверить, что все это время мы жили в пяти минутах езды друг от друга.
Я понимал, что этим вечером нам необходимо поговорить. Я хочу продолжать видеться с ней. В этом нет никаких сомнений. Но что скажут люди? Я знаю, что мы не должны встречаться, пока я все еще ее босс, но моя эгоистичная натура не позволит отпустить ее. Я покачал головой, прекрасно понимая, что я окажусь подонком в любом случае. Часть меня осознавала, что при каком бы то ни было раскладе, любые отношения между нами будут опорочены в глазах других. Белла всегда будет секретаршей, которая трахала своего шефа, а я всегда буду тем мерзавцем, что воспользовался своим положением.
Небрежно потерев лицо руками, я тяжело вздохнул. Я просто поговорю с ней и предоставлю ей право принять решение. У нас все получится. Должно получиться.
Позже тем вечером я совершил финальный рейд по комнатам. Все идеально. Я сходил в магазин, купил все необходимые продукты, чтобы приготовить то, что она, как я подметил, неоднократно заказывала на деловых обедах – цыпленок Piccata. Я взял в прокате все ее любимые фильмы, те, которых у меня нет. Купил цветы и даже оделся, как она просила, в джинсы и черную футболку. На лице осталась легкая щетина. Все было готово, и я был на кухне, нарезал овощи, когда раздался звонок. Рука с ножом застыла, а сердцебиение тотчас же ускорилось. Она, наконец-то, здесь.
Я открыл дверь, и воздух покинул мои легкие, как только я увидел ее, стоящую в проходе. Она обернулась на звук, и наши взгляды встретились. Легкая улыбка приподняла уголки ее губ. Распущенные волосы обрамляли ее плечи, и у меня уже руки чесались запутаться в них. На ней было простое черное платье, которое с высоким воротником и длинными рукавами считалось бы скромным, если бы не его длина. Оно едва доходило до середины бедра, акцентируя каждый дюйм ее длинных, сексуальных ножек. Из-за этого, ее туфлей и мыслей о том, что у нее под платьем, все мои намерения не торопить события вылетели в окно.
- Привет, - сказал я с улыбкой. Она приподняла бровь, несомненно, видя мою признательность, и улыбнулась в ответ.
- Привет.
- Белла, ты выглядишь сногсшибательно, - прошептал я, не в силах больше ждать и секунды без ее прикосновений. Я вышел в проход навстречу к ней, скользя ладонью вдоль ее шеи. Никто из нас не двигался, взгляды устремились друг другу в глаза, и легкий аромат ее парфюма соблазнительно вскружил голову. Мои пальцы сжались крепче, и я притянул ее к себе, замечая, что она затаила дыхание. Мой взгляд упал на ее губы, и я мысленно простонал, зачарованный, увидев, как она закусила нижнюю губу. Мучительно медленно я притянул ее к себе, закрывая глаза, когда мы, наконец, поцеловались.
Нежно прикасаясь к ее губам, я простонал, наслаждаясь сладким вкусом знакомого мне поцелуя. Неторопливо я отстранился, еще раз взглянув ей в глаза, и затем снова наклонился, захватывая ее нижнюю губу. Она тихо вздохнула, окутывая мое лицо своим дыханием, принося вместе с ним вкус шоколада. Я улыбнулся вдоль ее губ, вспоминая про ее привычку есть Hersheys kiss, когда она нервничает.
Она приоткрыла рот и тихонько простонала, когда мой язык проник внутрь, лениво скользя вдоль ее языка. Мои руки стиснули ее волосы, и я наклонил ее голову, углубляя поцелуй. То, что начиналось, как нежный, неторопливый момент, быстро возросло в интенсивности. Мои губы стали жадными, пробуя и поддразнивая ее, ощущение ее губ на моих поглотило меня.
Где-то дальше по коридору захлопнулась дверь, и я вспомнил, что мы все еще стоим около моей квартиры. Нехотя, я отстранился от нее, все еще касаясь ее носа своим.
- Нам нужно войти внутрь или я возьму тебя прямо здесь в этом холле.
Она оставила на моих губах мимолетный поцелуй и улыбнулась.
- Думаю, я не возражала бы.
Простонав, я через силу отстранился от нее, в то время как мои пальцы нежно съехали вниз по ее руке, захватывая ее ладонь.
- Пойдем, красотка, я накормлю тебя.
Я подмигнул, и ее улыбка стала шире, когда я провел ее в квартиру. Закрыв за собой дверь, я выжидательно наблюдал за ней, пока ее глаза бродили по комнате. В течение довольно долгого времени она молчала, и я желал знать, о чем она думает.
- Как красиво, Эдвард.
Я наблюдал за ее движениями по гостиной и был удивлен, каким правильным казалось ее пребывание здесь. Ее взгляд упал на большие, от пола до потолка, окна, и она подошла к ним, проводя пальцами по спинкам моих обеденных стульев, проходя мимо них. Остановившись перед огромным стеклом, она вздохнула.
- Вау. Это просто изумительно.
Солнце заходило за горизонт, и огни города окутали комнату, переливаясь в стеклах, которые охватывали две наружных стены. Медленно я подошел к ней, вдруг пораженный чувством вины, вспомнив наш первый раз.
Я встал рядом с ней и, не в силах устоять, я положил палец ей на подбородок и развернул ее лицом к себе, нагибаясь, чтобы запечатлеть легкий поцелуй на ее губах. С неохотой отстраняясь, я встретился с ней взглядом.
- Я уже говорил тебе, что ты выглядишь сногсшибательно? – Она улыбнулась и поцеловала мою ладонь, прежде чем ответить.
- Говорил, и спасибо. Ты сам выглядишь, - она сделала паузу, оценивающе оглядывая меня с головы до ног. – Чертовски привлекательно.
Я засмеялся и взял ее за руку – как же я люблю ее манеру так легко перевести стрелки на меня.
- Спасибо, - ответил я, потащив ее за собой. – Давай проведем экскурсию.
Спальня Эдварда
Я показал ей квартиру, радуясь ее реакции на каждую комнату. Стоя в дверях своей спальни, я указал жестом внутрь.
- Это моя комната, - проговорил я тихо, уже представляя ее в своей кровати. Наши взгляды встретились, и между нами заметалось обоюдное предвкушение того, что преподнесет нам этот вечер. Я подавил в себе порыв схватить ее прямо там, и вместо этого сжал ее руку, указывая обратно на кухню. – Пойдем, проверим, как там ужин.
Я привел ее на кухню, и ее глаза округлились, изучая комнату. Я люблю готовить, и поэтому не поскупился, проектируя дизайн. Большая комната была выполнена в теплых коричневых и вишневых тонах. Полы были покрыты широким паркетом, а мягкий свет, льющийся из углубленных в потолке лампочек, отражался в наполированных приборах из нержавеющей стали и отсвечивал обратно. Верхняя часть столешницы была изготовлена из темно-серого гранита, и я наблюдал с сосредоточением, как она проводит рукой по гладкой поверхности.
Кухня Эдварда
- Безупречно, - вздохнула она, встречаясь с моим взглядом через островок по центру кухни. – В точности, как я себе и представляла.
Я вернулся к нарезанию овощей, заброшенных мною ранее, но остановился, услышав ее слова.
- Ты представляла, как выглядит моя квартира? – спросил я, не сумев спрятать удивление в своем голосе. Она кивнула, не отрывая взгляда.
- Снова и снова. – Ее слова повисли в воздухе, и сердце мое забилось чаще.
- И как долго?
- Месяцы.
Я не мог поверить в то, что слышу. Положив нож на разделочную доску, я обошел стол вокруг и встал перед ней. Подняв руку, я пригладил прядь ее волос, прежде чем погрузить пальцы в шелковистые волны, и притянул ее к себе.
Чистая необузданная страсть, которую я всегда испытывал, стоило мне дотронуться до нее, захватила меня, когда наши рты нашли друг друга. Слегка отстранившись, я скользнул языком в ее открытый ротик, и простонал, когда волна желания начала формироваться у меня в животе и затем хлынула прямиком к моему члену. Прижав ее спиной к столешнице, я крепко стиснул ее волосы в руке, и был вознагражден хриплым стоном.
- Белла, я не хотел спешить, - пробормотал я, не отрываясь от ее губ.
- Позже.
Ее ответ лишь распалил мое желание, которое я пытался укротить, и член стал еще тверже. Больше не сдерживаясь, мои пальцы заскользили вниз по ее телу и стали играть с подолом ее платья, постепенно двигая его вверх по бедрам. Я оставил ее губы и закрыл глаза, почувствовав, как ее руки перемещаются вниз, цепляясь за пояс моих джинсов.
- Мне нравится твое платье, - сказал я, целуя ее шею. Мои руки заскользили вверх под платьем, едва касаясь ее живота. Я уронил голову ей на плечо, как только наткнулся на другой слой тонкой материи. – Черт возьми, детка. Что это?
Обхватив ее руками вдоль ребер, я застонал от ощущения шелка под своими пальцами. Ее тихий смех наполнил мой слух, и я поблагодарил Бога за то, что у нее есть пунктик на счет нижнего белья. Слегка развернув голову, она проложила тропинку из поцелуев вдоль моей шеи к уху.
- Мне нравятся твои джинсы, - прошептала она, своим горячим дыханием посылая мурашки по моей коже. Она сильнее сжала пояс моих штанов, и я почувствовал на животе легкое касание тыльной стороны ее пальцев, от чего мышцы стали сжиматься в ответ.
Мои губы встретились с ее в новом неистовом поцелуе, и одним быстрым движением я стянул с нее платье и отбросил его в сторону. Я невольно выругался, когда мой взгляд упал на ее изгибы, едва прикрытые крошечными клочками прозрачной ткани. Ее руки схватились за края моей футболки и стянули ее, швыряя на пол. Обхватив ее лицо руками, я притянул ее к губам, позволяя нашим языкам заняться любовью. Я прижался к ней, чувствуя, как мой член натягивает джинсы. Пробегая подушечками пальцев вдоль ее шеи и плеч, мои руки стали путешествовать вниз по ее гладкой коже, останавливаясь на кромке изысканного материала.
- Ты нужен мне, Эдвард, - она выдохнула вдоль моих губ. В безумном движении я стянул с нее пинюар, простонав, едва ее обнаженные груди коснулись моей груди. Ее пальчики начали колдовать над пуговицами на моих джинсах, и мой член подергивался каждый раз, как она его случайно задевала. Я почувствовал, как джинсы спустилась по моим бедрам, и мое эрегированное достоинство уперлось ей в живот. Устроив руки на ее бедрах, я развернул ее, пробегая пальцами вверх и располагая ее ладони на прохладном граните.
Прижимаясь к ней членом, я убрал волосы с ее плеч, и осыпал спину жаркими поцелуями.
- Знаешь ли ты, как безумно я хочу тебя, Белла? Все, что мне не терпится сделать с тобой? – Мои руки исследовали ее талию и двинулись вниз к тоненьким завязкам, на которых держались ее трусики. – Чего ты хочешь? Хочешь, чтобы я овладел тобой? – Она оттолкнулась назад навстречу мне, и я застонал от удовольствия, доставляемого мне трением моего возбужденного члена о теплую кожу ее поясницы. – Скажи мне, Белла. Попроси оттрахать тебя.
Она громко застонала и откинула назад голову, рассыпая волосы по плечам и моей груди. Ощущения были невероятными, и я сжал сильней ее трусики, используя их, чтобы притянуть ее ближе.
- Их придется убрать, Белла, - прошептал я ей на ухо. – Они встали между мной и тем, что я хочу больше всего. – Я пропустил атлас между пальцев и слегка потянул. – Они очень милые, - я замолчал, поглаживая нежную кожу под трусиками. – Но то, что под ними, еще милее.
Я резко рванул, и тонкая материя легко подалась, бесцеремонно приземляясь на пол.
- Ты выглядишь чертовски сексуально, стоя здесь, обнаженная, в одних только туфлях, посреди моей кухни, - прошелестел я вдоль ее плеча. Я откинул в сторону джинсы и провел рукой вниз по ее бедру, молча прося ее открыться для меня. – Ты уже готова впустить меня?
Моя рука скользнула между ее ног, и с губ слетело ее имя, как только я почувствовал там влагу. Я выводил медленные круги около ее клитора, закрывая глаза, когда она затаила дыхание, реагируя на мои прикосновения. Рука скользнула дальше, и мой член передернулся в предвкушении жара, что окутал мои пальцы.
Низкий стон сорвался с ее губ, и она прогнулась в пояснице, прижимаясь ко мне попкой. Высунув пальцы, я положил руку ей между лопаток и нежно нагнул ее вперед, чувствуя, что головка моего члена теперь касается входа во влагалище. Ухватив ее за бедра, я резко притянул ее на себя, громко застонав от ощущений, когда я, наконец, вошел в нее.
Без предупреждения, она двинула бедрами вперед, а затем резко назад, снова принимая меня внутрь. Ощущение было неописуемым. Я был всецело окружен ею. Она прошептала мое имя и положила голову на столешницу, когда я вышел и затем снова глубоко вошел в нее.
Наши тела двигались как одно, отталкиваясь и притягиваясь друг к другу, и я наклонился вперед, оставляя поцелуи у нее между лопаток. Она резко оттолкнулась бедрами назад навстречу мне, и я поднял голову и увидел, что она наблюдает за нашим отражением в наполированной поверхности дверцы холодильника. Наши взгляды встретились, и из меня вырвались непристойные слова дикого восхищения. Ее груди были прижаты к холодному граниту, и я смотрел, как пронзаю ее своим членом, и от силы проникновения ее тело каждый раз подавалось вперед.
- Тебе нравится, Белла? – спросил я у ее отражения. Она громко простонала, и этот звук возымел должное влияние на мой член. Господи, как же я люблю ее реакцию на непристойные словечки.
 - О, да, - ответила она, сбивчиво дыша. Не разрывая зрительного контакта, я продолжал трахать ее.
- Черт, Белла, - выругался я, мой голос казался сиплым и отчаянным. – Ты и не знаешь, сколько раз я представлял себе это… представлял, как трахаю тебя на каждой возможной поверхности в своей квартире. Когда я доведу тебя до оргазма, я отнесу тебя на кровать и повторю все снова.
Растущая сила внутри меня начала выстраиваться, и я знал, что не могу больше сдерживаться.
- Потрогай меня, Эдвард. Я уже близко.
Громко простонав, я стиснул зубы. Ее слова практически лишали возможности сдержать надвигающийся оргазм. Скользнув рукой вниз к ее клитору, я зажмурил глаза, коснувшись пальцами ее влажного лона. Я стал поглаживать ее, и через несколько секунд почувствовал, что она начала сжиматься вокруг меня. Я чувствовал каждое движение члена внутри нее, и совершенность момента позволила мне ступить через край.
- Боже мой, Белла, - простонал я, когда она со всей силой прижалась ко мне бедрами. Она прогнулась в спине и с громким криком кончила. Мне больше не нужно было сдерживаться, и я схватил ее сильно за бедра и притянул на себя, неустанно повторяя ее имя, в то время как кончал внутри нее.
Белла упала на столешницу, и я нагнулся вперед, пробегая губами по ее спине, шепча ее имя.
- Никогда еще такого не было, - пробормотал я, уткнувшись лбом в ее влажную кожу. Не знаю, предназначались ли эти слова для нее или для меня, но я чувствовал, что должен сказать их вслух. Восстановив дыхание, я вышел из нее и развернул ее лицом к себе. Я посмотрел в ее бездонные карие глаза, и мысль о том, что она может уйти, больно кольнула меня.
- Белла, останься на ночь.
Положив руки мне на лицо, она приподнялась на носочки и коснулась своими теплыми губами моих.
- Я никуда не ухожу.
Она еще раз меня поцеловала, прежде чем, отстранившись, взглянуть на меня.
- Эдвард, скажи это еще раз.
Я прекрасно знал, что она имеет в виду. Слегка присев, я поднял ее на руки, улыбаясь, когда она обхватила меня ногами за талию. Она обняла меня руками вокруг шеи, и я развернулся, неся ее в свою спальню, совершенно позабыв об ужине.
- Je suis à toi, - сказал я тихо, опуская ее на кровать. Я посмотрел на нее, лежащую на моих простынях – ее волосы простирались вокруг нее, и мою грудь распирало от счастья. – Ты не представляешь, сколько раз я мечтал увидеть тебя здесь.
Мы лежали лицом друг к другу в темноте, однако, город за окнами отбрасывал достаточно сумеречного света, чтобы увидеть ее черты. Мои руки играли с ее волосами, а она в то время проводила пальчиками по моему грубому подбородку. Это был миг совершенства, и я, наконец, был готов поговорить с ней.
- Белла, - прошептал я, дрожа от ее мимолетного прикосновения к моей нижней губе.
- М-м-м?
Я убрал руку от ее волос и расположил на ее талии, поглаживая пальцами ее нежную кожу.
- Что ты думаешь делать? – я замолчал, подыскивая правильное пояснение. – С этим, с нами?
Ее рука тут же замерла, а затем переместилась на мое бедро.
- Не знаю. – Ее голос был не более чем шепот, и я притянул ее ближе.
- Я хочу быть с тобой, Белла. Все, что я сказал в Сиэтле, это правда. Я…
Внутри меня забурлили эмоции, и я притянул ее еще ближе, но мне все равно было недостаточно. Я знал, что влюбляюсь в нее, но готов ли я произнести эти слова? И что еще более важно, готова ли она их услышать?
- Ты мне очень нравишься, Белла. Я хочу пойти к тебе домой и спать на твоих подушках. Я хочу знать, какого цвета у тебя полотенца в ванной и ставишь ли ты тостер на место, после использования. Ты – все, о чем я думаю. – Я посмотрел ей в глаза и увидел там слезы. – Эй, малыш, не надо плакать.
- Я не плачу, - соврала она, улыбаясь, пока я вытирал пальцами ее слезы. – Я тоже этого хочу. Я очень рада, что ты пригласил меня к себе, и я хочу, чтобы ты пришел ко мне домой. Но…, - ее голос дрогнул, и она отвернулась. Но? Мое дыхание участилось, и меня охватила внезапная паника. – Но может это остаться между нами какое-то время? Только между нами?
Приятное облегчение наполнило меня, как только я осмыслил ее слова. Я нужен ей, просто она хочет оставить это только между нами на время. Я могу справиться с этим. То есть между нами все отлично. Мы можем сохранить все в секрете и продолжать встречаться, и она все еще может работать на меня. Мы взрослые люди. У нас все получиться. Не вижу причин для обратного.
Я не мог сдержать улыбки и, сократив дистанцию между нами, поцеловал ее.
- Да, это может остаться между нами. Так долго, как ты пожелаешь. – Я снова поцеловал ее и произнес. – Oui. Tu es mon confort[1].
В ту же секунду, как наши губы встретились, мое тело начало возбуждаться.
- Я снова хочу тебя, - прошептал я ей в рот. Она тихонько простонала, углубляя поцелуй, а моя рука переместилась с ее талии к бедру. Выводя маленькие круги вдоль ее кожи, я приподнял ее ножку и подтянул ее вверх на свое бедро, идеально выравнивая положение наших тел. Я начал поступательные движения, легко скользя членом между ее ног. Слегка изменив наклон ее таза, я повторил движение еще раз и вошел в нее.
Никогда раньше я не занимался любовью в такой позе, чтобы каждый дюйм наших тел соприкасался. Наши руки были свободны, чтобы исследовать, а губы – чтобы целовать. Я ощущал связь с ней во всех смыслах этого слова. Быть с ней вот так – было лучше любой из моих самых изощренных фантазий.
Казалось, будто каждый день я открывал с Беллой что-то новое. Я думал, я любил и прежде, но я еще никогда не испытывал этого всепоглощающего чувства, как если бы она ушла от меня, она забрала бы с собой часть меня. Я держал ее лицо в руках и целовал ее с истинным благоговением, надеясь передать с помощью своего тела все те слова, что я не мог сказать.
Она закрыла глаза, и мое имя слетело с ее губ, ее голос становился все более требовательным с каждым движением моих губ и прикосновением моей руки. Удовольствие в этот раз нарастало медленно, с каждым равномерным движением толкая нас дальше.
- Эдвард, - произнесла она тихо, но с такой долей эмоций, что у меня защемило в груди.
- Я здесь, малыш. Я никуда не уйду.
Я сильнее сжал ее, не знаю даже, кто больше нуждался в этом подтверждающем жесте. Она перевела свободную руку вниз, где моя ладонь покоилась на ее бедре, и я притянул ее ближе к себе, чувствуя, что сила нашего единения грозится поглотить нас обоих. Наши раскрытые рты дрейфовали в миллиметрах друг от друга, никогда не соприкасаясь. Наши мышцы трепетали, наши тела раскачивались, но ни единого слова не было произнесено, когда мы достигли экстаза в выразительной тишине.
Я преодолел расстояние между нашими губами и поцеловал ее страстно, никто из нас не выпускал другого из объятий. Не могу поверить, как много она стала для меня значить. Она держит мое сердце в своих руках, и мне безумно хочется сказать ей об этом. Выйдя из нее, я присел, натягивая покрывало на нас, и затем вернулся к ней. Белла улыбнулась и глубоко вздохнула, закрывая глаза. Я провел носом вдоль ее нежной кожи за ухом, стараясь навсегда запомнить ее аромат. Ее дыхание стало глубоким и ровным, и я понял, что она заснула. Едва касаясь губами ее кожи, я крепко прижал ее к себе.
Лишь осознание того, что она не может меня слышать, позволило мне сказать то, что я отчаянно хотел сказать.
- Думаю, я влюблен в тебя.
~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~
На следующее утро я проснулся, чувствуя, как чьи-то пальчики нежно перебирают мои волосы. Я вздохнул удовлетворенно и притянул ее ближе, в то время как воспоминания о прошлой ночи пронеслись у меня в голове. Я люблю ее.
Я внезапно распахнул глаза и увидел, что она наблюдает за мной.
- Доброе утро, - промурлыкала она, продолжая играть с моими волосами.
- Доброе, - ответил я, широко улыбаясь. Она осталась. Подтянувшись вверх, я поцеловал ее в губы. – Спасибо, Белла, - прошептал я, прежде чем улечься обратно на ее груди.
Она тихонько вздохнула, а затем ответила.
- Всегда пожалуйста.
Я закрыл глаза, позволяя смыслу слов постепенно просочиться в сознание. Она не сбежала с наступлением утра, она все еще была здесь. Мы лежали так, молча, в течение нескольких минут, потом я заговорил.
- Как на счет совместного душа?
- Вообще-то, я хотела приготовить тебе завтрак. Ты не против?
Я посмотрел  на нее, положив подбородок ей на грудь.
- Было бы очень здорово, Белла.
Она улыбнулась довольная, а я снова подтянулся вверх, чтобы поцеловать ее. Я хочу начинать так каждый день.
В конце концов, мы встали, и я направился в душ, а она на кухню. Пятнадцать минут спустя, помывшись и переодевшись, я вышел. У меня чуть сердце не остановилось, когда я увидел Беллу, стоящую у плиты, разливая тесто на сковороде… в моей рубашке. Беспорядок с прошлого вечера исчез, и я подошел к ней сзади, оборачивая руки вокруг ее талии.
- Тебе не обязательно было убирать.
Я сдвинул в сторону ее волосы и стал целовать ее шею, улыбаясь ее тихим стонам.
- Мне хотелось, - ответила она. – Иди, садись, и я принесу тебе завтрак.
Я усмехнулся и поцеловал ее еще раз, прежде чем занять место за обеденным столом. Я просматривал газету, когда она подошла с тарелкой блинчиков, чашкой кофе и бутылочкой сиропа. Она осторожно расставила все на столе, а затем поразила меня, забравшись мне на колени, лицом ко мне.
- Вот то, что я называю завтраком, - засмеялся я, кладя руки на ее бедра. Она улыбнулась и наклонилась вперед, запечатлевая поцелуй на моих губах.
- Согласна. – Ее губы были мягкими, и от нее пахло зубной пастой.
- Ты почистила зубы? – спросил я с любопытством.
- Угу, я всегда ношу зубную щетку в сумочке, - ответила она, поливая сиропом большую стопку блинчиков.
- Господи. Мы идеальная пара.
- О чем это ты?
- Так, кое-что, что Эммет однажды сказал о тебе и обо мне. Будто между нами больше общего, чем я хочу видеть, и именно поэтому мы с тобой не ладим, - проговорил я отвлеченно, не в силах выбросить его слова из головы. – Знала ли ты, что у меня…
- Одна щетка в выдвижном ящике стола, две в ванной в твоем кабинете и одна в бардачке? Ага, - ответила она, поднося к моему рту вилку с блинчиками. – Я знаю почти все из твоих многочисленных педантичных привычек.
Я засмеялся и покачал головой. Она продолжила кормить меня, а я регулярно ухватывал поцелуи, наслаждаясь вкусом сиропа на ее губах. Мои руки переместились на ее бедра и нырнули под рубашку, останавливаясь, когда не нащупали там ничего кроме нежной кожи. Я самодовольно ухмыльнулся, а она покачала головой.
- Кто-то порвал мои трусики прошлой ночью.
Она подмигнула мне, и я притянул ее к себе, забывая про завтрак.
- Мне бы хотелось уложить тебя на стол и разлить сироп по всему твоему телу, - прошептал я ее губам.
- Хм, ну не знаю. Ты станешь липким, а ты только что из душа, - поддразнивала она.
- Думаю, это того стоит.
Она засмеялась, и я почувствовал, как растет моя любовь к ней. Никогда не думал, что быть с ней будет так легко. Мой мобильник зазвонил, но я его проигнорировал, не желая вторжения со стороны внешнего мира. Единственный человек, с которым я хотел говорить, сидел здесь, вместе со мной.
- Эдвард, научишь меня, как сказать кое-что по-французски?
Я слегка отстранился и посмотрел на нее с удивлением.
- Конечно, - ответил я, взволнованный ее вопросом. – Что ты хочешь знать?
Она потянулась в сумочку у меня за спиной и достала клочок бумаги.
- Это, - сказала она тихо. Я смотрел на нее с минуту, затем взял бумажку у нее из рук.
С тобой я, наконец-то, дома.
Я устремил взгляд ей в глаза, как только смысл слов дошел до меня. Неужели она… неужели она говорит то, о чем я подумал? Я снова посмотрел на слова, написанные ее красивым подчерком.
- Белла, - прошептал я, зная, что никогда не забуду этот момент. Взглянув на нее, я запустил руку в ее волосы, проводя большим пальцем по ее щеке. – Avec toi, je suis enfin à la maison.
Я проговорил их медленно, не отводя от нее взгляда.
- Avec toi… je suis enfin... à la maison? – спросила она неуверенно.
- Превосходно.
Я взял в руки ее лицо и поцеловал со всей нежностью, надеясь вложить в этот поцелуй всю любовь, что я к ней испытываю. Наши губы танцевали восхитительный танец любви. Я не хотел отпускать ее. Какое-то время спустя, мы все же прервали поцелуй, и она подняла руку, поглаживая мою скулу.
- Эдвард, - начала она, но ее прервали громкие удары в дверь. Наши полные паники взгляды встретились.
- Эдвард! – Грохочущий голос Эммета донесся до нас из холла, а за ним последовала новая череда ударов. – Эдвард, я знаю, что ты там, говнюк, я слышал твой телефон. И я не уйду, пока ты не откроешь дверь.


[1] Да. Ты мое утешение (фр.)

Комментариев нет:

Отправка комментария